ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Ты должна была знать
Союз капитана Форпатрила
Как не попасть на крючок
Лучик надежды
Как приучить ребенка к здоровой еде: Кулинарное руководство для заботливых родителей
Лжедмитрий. На железном троне
Холокост. Новая история
Дворец Грез
Уже взрослый, еще ребенок. Подростковедение для родителей

— Кто владеет «Конкордом», Адди? — вежливо осведомился он.

— Вы, мистер Фостер. — Лицо Адди посерело от страха.

— А кто здесь хозяин? — продолжал он.

— Вы.

— Прекрати, Оррин, — вмешалась Брай. — Всем и без того ясно.

— Ясно? — Он выпустил руку Адди, и та быстро отскочила в сторону. — Мистер Кинкейд, я вас нанимаю. — Оррин посмотрел на Брай с довольной улыбкой на лице.

Брай начала подниматься.

— Сядь, девочка! — рявкнул Оррин. — И обуздай свой нрав. Я знаю, почему ты так безобразно себя ведешь. Люк видел, что Брай еле сдерживает себя.

— Садись, — снова повторил Оррин. Колени Брай подкосились, и она упала на стул, сложив руки на коленях.

— Здесь я принимаю решения! — заявил Оррин. Он взял себе кусок мяса с блюда, которое перед ним держала Адди. — Ты думаешь, я не понимаю, почему ты не захотела нанять Кинкейда? Это потому, что мы сделаны с ним из одного теста. Ты знаешь это, Кинкейд? Она не возьмет тебя на работу, потому что ты янки! Она сказала тебе об этом или просто заставила тебя поверить, что у нас здесь нет работы?

— И то и другое, — ответил Люк. Он отрезал себе большой кусок мяса, впервые почувствовав, что проголодался. — Вы это говорите серьезно, сэр? Относительно работы? Вы не делаете это для того, чтобы…

— Чтобы позлить ее? — спросил Оррин. — Конечно, для этого. Думаю, что ей это не нравится. Уж такая она злобная натура.

Оррин залпом осушил стакан и налил себе второй.

— Так из каких же ты мест?

— Из Нью-Йорка. — Люк заметил, что Оррин никак не отреагировал на его сообщение. — Манхэттен. — Большой город, — заметил Оррин, жуя мясо, — хотя сам Я никогда в Нью-Йорке не был. А ты знаком с Филадельфией?

— После войны я какое-то время работал там.

— Мы никогда не говорим… — голос Оррина снизился до шепота, — о войне. — Он скосил глаза в сторону Брай. — Старожилы не любят говорить о ней.

— Понимаю. — Люк с симпатией посмотрел на Брай, но она сидела потупившись и, казалось, не слышала того, что говорили мужчины, это было весьма кстати, так как Люк все равно не знал, как извиниться перед ней. В конце концов, это не он вел себя так грубо, а ее отчим.

— Я сам из Филадельфии, — признался Оррин.

— Я там бывал.

— Не старайся встать со мной так быстро на короткую ногу. Завтра я уезжаю в Чарлстон. Брай может выгнать тебя без всяких угрызений совести.

— Неужели?

Оррин кивнул.

— Она сейчас как раз это обдумывает. — Оррин взял нож и дотронулся им до запястья Брай. — Подумай дважды, прежде чем прогнать мистера Кинкейда, — прорычал он. — Сначала о том, как ты меня разочаруешь, а во второй раз — о своей матери.

— Я понимаю, — едва слышно прошептала Брай. Удовлетворенный, Оррин кивнул.

— Если дело дойдет до этого, ты сможешь найти меня в Баттери, Кинкейд. Я не рассчитываю вернуться до ноября, но ты можешь обратиться ко мне за помощью в любое время.

Люк даже и вообразить себе не мог, что ему когда-нибудь придется обращаться к Фостеру, и, однако, ответил:

— Да, сэр. Спасибо. Мне бы хотелось точно знать, на какую работу вы меня нанимаете. В разговор вмешалась Брай:

— Я уже говорила отчиму, что вы не одобрили нашу новую конюшню.

— Вы считаете, что «Конкорд» нуждается в новой конюшне, Кинкейд? — спросил Оррин, игнорируя слова Брай.

— Да, если вы хотите организовать здесь конный завод. То, что у вас имеется, скоро развалится. Она только с виду кажется новой. Ее расширили, подлатали, покрасили, но фундамент изношен и крыша протекает. Вы должны держать ценных лошадей в сухом помещении. Ее, конечно, можно еще подлатать, как вы это сделали с домом, но через несколько лет она окончательно развалится.

— Вы обратили внимание на крышу? — спросил Оррин.

— И на ряд других вещей.

— Продолжайте.

— Я не обследовал ваш дом, но кое-что в вашем кабинете я бы подправил. К примеру, полки. Они могут рухнуть в любой момент. И по крайней мере одно из окон, чтобы спасти шторы от сырости.

— Вы считаете, что местные обвели меня вокруг пальца, когда я поручил им реставрировать дом?

— Я думаю, что у вас был плохой советчик.

— Ха! — Оррин ткнул пальцем в Брай. — А что я тебе говорил об этих парнях, с которыми мне пришлось иметь дело? Мошенники! Все как один. Как только они увидели мои зелененькие, им захотелось как можно скорее их заполучить. А теперь Кинкейд говорит мне, что вся работа загублена. Ведь ты это говоришь, Кинкейд? Я правильно тебя понял?

— Да.

— И что ты думаешь по этому поводу, Брай?

— Что тебя в очередной раз надули. Надули все, кто продавал тебе пиломатериалы, гвозди, краску и штукатурку. Тебя надули плотники, кровельщики и маляры. Не знаю, что сказать о драпировочных и обивочных материалах. Твой новый друг еще не высказался по этому поводу.

— Ну? — спросил Оррин, глядя на Люка.

— По-моему, они хорошего качества, но, откровенно говоря, я не эксперт в этом деле.

— А в чем же ты эксперт? — спросил Оррин, отпивая вино.

— Во всем остальном, пожалуй.

— А где еще ты работал?

Обед шел своим чередом и закончился внушительными кусками теплого яблочного пирога. Тем временем Оррин прикончил одну бутылку вина и приказал Адди принести вторую. Он слушал рассказы Люка о его путешествиях по югу и востоку и о работе, которую он там выполнял. Брай почти не принимала участия в разговоре, и ее отчиму это было только на руку. Ему давно не приходилось беседовать с северянами, и он был очень доволен. Он с трудом выносил свою жизнь в этих местах и часто говорил себе, что если бы еще раньше не пристрастился к бутылке, то непременно начал бы пить здесь от скуки.

— Могу сказать, что у вас будет здесь много работы с реставрацией дома и прочими постройками, но сдается мне, что вы носитесь по стране, как потерявшийся щенок в поисках мамы. Вы похожи на кочевника в пустыне.

Люк не представлял, что Оррин Фостер способен выразиться столь поэтично. Хотя в его словах и была доля правды.

— У меня есть рекомендации, — проронил Люк. Он увидел, что Брай обиделась из-за того, что он не сказал ей об этом. — Вы не первый удивляетесь тому, что я не задерживаюсь долго на одном месте, — добавил он.

— Ну и в чем причина? — спросил Оррин. — Вы от чего-то бежите? — Он посмотрел на Брай: — Что ты об этом думаешь? Он уголовный преступник? Возможно, ты поспешила, приглашая его на обед?

Прежде чем ответить, Брай дала Оррину возможность вволю посмеяться над своей шуткой.

— Не исключаю такой возможности, — ответила она. — Может, ему лучше сразу уйти?

— Мы еще не слышали его объяснений. К тому же он говорит, что у него есть рекомендации.

— Уголовный преступник может наврать все, что угодно, — заметила Брай. — И его рекомендации стоят не больше бумаги, на которой они написаны.

— Что ты скажешь в свое оправдание? — Оррин посмотрел на Люка поверх стакана. — Ты бежишь от закона или просто странствующая натура?

— Скорее последнее, сэр. У меня страсть к путешествиям. Мне нравится посещать новые места.

— Сдается мне, что здесь должен быть какой-то побудительный мотив. Твой отец тоже был скитальцем?

— Не знаю. Возможно. Он исчез еще до моего рождения.

— Ха! — воскликнул довольный Оррин. — Вот мы и докопались до причины! Ты скиталец, как и твой отец. Я всегда подозревал, что дети наследуют самое худшее.

— Я тоже так думаю, — улыбнулся Люк.

Оррин снова налил себе вина. Он предложил налить Люку и громко рассмеялся, когда тот быстро прикрыл свой стакан рукой.

— Тебе не нравится это вино? Попросить Адди открыть другую бутылку? Что-нибудь сладенькое? — Он повернулся к домоправительнице, стоявшей у буфета: — Адди! Наш гость хочет сладкого вина. Открой другую бутылку.

— Нет, — запротестовал Люк. — С меня хватит.

— Глупости. Другую бутылку, Адди! Брай, помоги ей найти что-нибудь сладкое из наших запасов. — Он улыбнулся, довольный собой, когда Брай молча вышла из-за стола и направилась к Адди.

11
{"b":"11259","o":1}