ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Тьерри Анри. Одинокий на вершине
Три факта об Элси
Венец демона
Посею нежность – взойдет любовь
Душа моя Павел
Академия Грейс
Книга о власти над собой
Всё о Манюне (сборник)
Сабанеев мост

Накинув халат на ночную рубашку, она осторожно приоткрыла дверь. Ее взгляд встретился со взглядом Лукаса Кинкейда. Он приложил палец к губам.

— Я не собираюсь кричать, — обиделась она. — Куда вы идете?

— Плавать.

— Река там. — Она показала рукой за свою спину.

— Я знаю, где река. Я вижу ее из своего окна.

— И где же расположено ваше окно?

Он кивнул на соседнюю дверь.

— На этом настоял ваш отчим. Не хотите составить мне компанию?

Глава 4

— Составить вам компанию? — переспросила Брай, удивленно подняв брови. — Чтобы поплавать?

— Не бойтесь, я не собираюсь топиться. Хотите поплавать — присоединяйтесь ко мне, не хотите — дело ваше.

— Думаю, что нет.

— Как хотите. — Люк зашагал к выходу.

— Подождите!

Люк остановился и посмотрел на нее:

— Да?

— Вы действительно идете купаться?

Люк кивнул.

— Но уже поздно!

Не желая вдаваться в объяснения. Люк пожал плечами, повернулся и пошел по коридору. Желание нырнуть поглубже и поплавать, смыть с себя пот и грязь преследовало Люка с самого обеда, и он знал, что не заснет, пока не искупается. Игра в покер с Оррином на протяжении нескольких часов только усилила это желание.

Дойдя до лестницы. Люк оглянулся. Брай в коридоре не было, и дверь ее комнаты была закрыта. Его охватило разочарование. Подумав, он решил, что они могут поговорить и завтра. А сейчас он должен окунуться в глубокую холодную реку.

Люк быстро сбежал по лестнице.

Вернувшись в комнату, Брай села у окна. Подтянув колени к подбородку, она перебирала в памяти разговор с Люком и не могла решить, говорил ли он ей правду. Теплыми летними ночами ее братья тоже тайком убегали из дома, дождавшись, когда все улягутся спать. Их манила к себе река. Внимательно прислушавшись, она могла слышать их крики и плеск воды. Няня Комати всегда знала об их ночных побегах и предостерегала Брай, чтобы та не бежала за ними: «Иногда у мальчиков начинает бурлить кровь, и только холодная речная вода может их успокоить. Не мешай им, мисс Бри. Придет время, и твоя кровь тоже заиграет, и ты, как и братья, побежишь к реке».

Брай не понимала, почему в этих случаях она слушалась няню, полностью игнорируя ее советы в другом. Только став старше, она поняла, что няня была права. Дэвид в ту пору был почти взрослым мужчиной, влюбленным уже не в гувернантку очаровательной Эмили Типпинг, а в нее саму. Увлечения Рэнда и Шелби менялись каждое воскресенье — в зависимости от того, у какой из мисс была красивее шляпка. Их ужимки, имеющие целью привлечь внимание девушек, вызывали у Брай смех. Обычно это кончалось тем, что они привлекали внимание директора школы, и пока тот читал им нравоучение, предметы их обожания расходились по своим каретам в сопровождении более спокойных молодых людей.

Брай улыбалась, вспоминая детство. Внезапно она услышала легкую неторопливую походку Люка в саду, явно направлявшегося к реке.

Она вскочила и рывком сорвала с себя халат. Достав из шкафа первое попавшееся платье, она натянула его поверх ночной рубашки. Затем надела чулки и сунула ноги в туфли.

Не лихорадь в крови гнала ее к реке, а простое любопытство. Няню ее поведение наверняка бы огорчило.

Брай осторожно подошла к обрыву, под которым протекала река, высматривая Лукаса Кинкейда. Ночь была лунной, и ее глаза уже привыкли к темноте, так что ей казалось, она без труда увидит его.

— Мистер Кинкейд? — тихо позвала она. — Вы здесь?

Ответа не последовало. Случайный всплеск, похожий на всплеск рыбы в воде, заставил ее резко обернуться.

— Мистер Кинкейд? — позвала она снова и медленно пошла вдоль берега. Раз он ее не слышит, значит, что-то случилось. Сложив руки рупором, она крикнула громче: — Мистер Кинкейд!

— Вы решили разбудить весь «Конкорд»?

Напуганная раздавшимся за ее спиной голосом, Брай отшатнулась и чуть не свалилась в реку. Сильные руки подхватили ее за талию, не дав упасть. Улыбнувшись, Люк крепко прижал ее к себе. На какое-то мгновение Брай онемела. Но вдруг испустила громкий крик раненого животного.

Руки Люка немедленно разжались, но он оказался не столь проворен, чтобы избежать удара. Сцепив пальцы рук, она обрушилась на него с силой метательницы молота. Люк упал, а Брай по инерции пролетела вперед и скатилась в воду. На этот раз Люк не бросился ей на помощь. Он сел на траву и осторожно ощупал челюсть. Камни с плеском скатывались в воду, и вдруг он услышал сдавленные крики. Если она оказалась в воде — что ж, тем лучше, это послужит ей Уроком.

Люк языком пробежался по зубам. Они все были на месте, и ни один не качался. Он был уверен, что к утру у него на подбородке появится огромный синяк, и начал раздумывать над тем, как объяснить Оррину Фостеру его происхождение. Держась за челюсть, он все еще обдумывал эту проблему, когда Брай удалось вскарабкаться на берег.

Одежда ее промокла, туфли были полны воды и громко хлюпали, с волос и подола ручьями текла вода. Люк встал и протянул руку ладонью вперед, давая понять, что ей лучше к нему не подходить.

— Стойте, где стоите. У меня уже есть один синяк, и возникнут трудности с объяснением его появления. Я не хочу получить еще один такой же.

Собрав в руки подол, Брай начала отжимать его, и вскоре вокруг ее ног образовалась лужа. Оглядевшись, она увидела поваленное дерево и села на него, повернувшись к Люку спиной. Сняв туфли, она вылила из них воду, затем спустила чулки, выжала их и сунула в туфли.

Встав на ствол, она посмотрела на Люка. Он лежал на животе, уперев локти в землю и положив голову на руки. Его взгляд был устремлен на реку. Она не видела в темноте выражения его лица, но чувствовала, что он на нее зол.

Брай отжала волосы, и холодная вода полилась ей за шиворот. Отведя руку с волосами в сторону, она снова стала отжимать из них воду.

— Здесь неподалеку есть местечко Бо-Риваж, — заговорила она. — Там когда-то произошел большой скандал. Один человек нелегально вывез рабов на Север. Это было задолго до войны. Правда всплыла наружу, и о Грэме Денисоне — так звали того человека — судачил весь город. Его семья не могла выйти на улицу, а сам Грэм бесследно исчез.

Люк издал горлом какой-то звук, но даже не взглянул на Брай. Ее плечи поникли.

— Мне очень жаль, мистер Кинкейд, что я вас ударила, — смущенно проговорила она. — Я сделала это, не подумав. Просто… — Она пыталась подобрать слова, чтобы объяснить свой поступок. — Просто так получилось.

Люк верил ей. У нее не было времени на обдумывание. Ему бы хватило доли секунды, чтобы отскочить от нее. Нет, здесь что-то другое. Возможно, ее реакция объяснялась обычной паникой. Или ужасом.

— В мои намерения не входило пугать вас. Я был уверен, что вы слышите мои шаги.

Брай покачала головой. Она помнила его легкие шаги, когда он шел мимо ее комнаты. И он не ломился сквозь лес, а двигался осторожно. Однако она сомневалась, что он намеренно хотел ее испугать.

— Я вас не слышала, — ответила она. — Вы появились внезапно у меня за спиной. Я думала, что вы свалились с обрыва и утонули.

Она говорила это очень серьезно. Похоже, она волновалась за него, и это притупило ее бдительность.

— Я переодевался, — признался он, — и мне надо было где-то укрыться.

— Вы могли бы отозваться на мои крики.

— И вы бы бросились ко мне сквозь лес?

— Вы правы. Я могла бы так поступить.

— Я думал, вы вернулись в дом.

— Я передумала.

— Вам не следовало приходить сюда. Зачем привлекать к себе внимание, да еще так громко?

Брай посмотрела на свое платье. Оно было мокрым и прилипло к телу.

— У меня где-то здесь одеяло. — Люк оглянулся вокруг. — Я прихватил его с собой, уходя из дома.

Так вот почему он так долго не появлялся в саду. Брай тоже начала оглядываться в поисках одеяла.

Люк увидел его первым. Серое шерстяное одеяло было еле заметно среди груды серых камней. Вскочив на ноги. Люк подобрал его и расстелил на земле. Он заметил, что Брай приближается к нему с опаской. Тогда он протянул ей одеяло:

14
{"b":"11259","o":1}