ЛитМир - Электронная Библиотека

Брай вцепилась пальцами в простыню и едва дышала. Казалось, что Люк своим весом выдавил весь воздух из ее легких, а его рот втянул его в себя. А он ведь почти не прикасался к ней. Он не пытался стащить с нее рубашку и не наваливался на нее всем телом. Он удерживал ее на месте только силой своих поцелуев, которые мало чем отличались от их тренировок.

Люк лег рядом с ней и оперся на локоть, чтобы лучше видеть ее лицо. Глаза Брай были плотно закрыты. Он прошелся пальцами по всей длине ее напряженной руки и остановился на сжатом кулаке.

— Посмотри на меня, — тихо попросил он. Она открыла глаза. Его темные волосы распались на отдельные пряди, и он по привычке приглаживал их рукой. Кривая ухмылка выдавала его смущение, а глаза серебрились в лунном свете. Выражение его лица было слегка насмешливым, но Брай понимала, что если он и насмехается над кем-то, то только над собой.

Разжав кулак, Брай прижала ладонь к губам Люка, не давая ему заговорить.

— Я не хочу, чтобы ты останавливался, — прошептала она. Взяв ее руку, Люк перецеловал все пальцы.

— Как ты не понимаешь? Если я буду думать, что принуждаю тебя, то не получу от этого никакого удовольствия;

— Но…

— Я не один из них.

Брай не надо было спрашивать, кого он имеет в виду. Это были Огайо, Дэниелс и Джордж.

— На этот раз я буду держать глаза открытыми.

Люк сел. Не касаясь Брай, он перевалился через нее на другую сторону постели и протянул ей руку.

— Ну, если ты так настаиваешь…

Брай дала ему руку и встала с постели. Ее рубашка при этом задралась до самых бедер, и Люк не мог оторвать глаз от ее ног. Внезапно Брай осознала, что ей не так уж неприятно ощущать на себе его взгляд.

Люк повел ее к окну. Он сел на подоконник, туда, где совсем недавно сидела она. Обхватив ее за талию, он подтянул ее к себе и усадил между бедер. Его ноги поддерживали ее, и ей казалось, что она сидит в удобном знакомом кресле. Ее спина покоилась на его груди.

Они долго сидели на подоконнике, и он время от времени терся подбородком о ее волосы. Его дыхание было ровным и легким, и через некоторое время она успокоилась и тоже задышала ровнее.

— Я наблюдал за тобой, — признался Люк, — когда ты сидела здесь. И знаешь что? Мне хотелось присоединиться к тебе, и в то же время я не мог отвести от тебя глаз. Ты необыкновенно хорошенькая. Бри.

— Это так важно?

— Не знаю. Просто ты такая, как есть. Я тебе не льщу.

Повернув голову, она заглянула ему в глаза;

— Я не возражаю, чтобы ты мне льстил.

— Лгунья! Ты это ненавидишь.

Он откинул назад ее голову и жадно, без предупреждения поцеловал в губы. Когда ее удивление прошло, она сама поцеловала его и вдруг заерзала в его объятиях. Прервав поцелуй, он посмотрел на нее. Ее глаза потемнели.

Это была его маленькая победа.

Брай прижалась к нему, и он стал гладить ее волосы и шептать ее имя. Его голос проникал ей под кожу и опускался вниз, к самому интимному месту.

С каждым прикосновением его руки кожа ее становилась все горячее. От его поцелуев мурашки пробежали по ее телу, и она, забыв о своих страхах, прижалась к нему так тесно, что никакая сила не смогла бы вырвать ее из объятий Люка.

Он осторожно развязал ей ворот рубашки и спустил ее вниз, обнажив грудь и соски цвета темной розы. Грудь была безупречной формы, и соски, затвердевшие от желания, были похожи на два нераспустившихся бутона.

— Положи мою руку к себе на грудь, — попросил Люк. Брай смущенно зажмурилась, но потом, пересилив себя, взяла его ладонь и приложила к своей груди.

— Посмотри на нее, Брай.

Наклонив голову, Брай посмотрела на его руку. Пальцы Люка были длинными, сильными и загорелыми.

— Это моя рука, — прошептал он. — Моя.

Брай кивнула. Она не могла бы ее спутать ни с какой другой. Она видела, как эта умелая рука держала молоток, поводья Аполлона, тасовала карты, лохматила его волосы. Она помнила маленький шрам на суставе безымянного пальца. Это была красивая рука. Нежная. Надежная. Сильная. Она поднималась в командном жесте, когда он хотел подчеркнуть важность момента. Она массировала его висок, когда он о чем-то крепко задумывался.

Сейчас эта рука держала ее грудь с такой нежностью, что у нее перехватывало дыхание.

— Я знаю твою руку, — ответила она.

— А эту?

Брай смотрела, как он поднимает вторую руку и кладет ей на бедро. Пальцы этой руки собрали ткань ее рубашки и подтянули к коленям,

— Я знаю и эту руку.

— Прекрасно, — улыбнулся Люк, поглаживая ее по внутренней стороне колена. Она вздрогнула от неведомого доселе ощущения.

Его пальцы заскользили вдоль ее бедра, сначала по внутренней части, затем по наружной, от колена до изящной ступни. Его поглаживания были легкими, но с каждым разом становились все увереннее.

Она догадалась, что он преследовал определенную цель, и эта цель находилась между ее бедрами.

Наблюдая за его рукой, Брай испытывала беспокойство, но ни звука протеста или возмущения не сорвалось с ее губ.

— Что ты хочешь? — прошептал он.

— Большего.

Брай сняла руку Люка со своей груди и позволила ей заняться изучением ее тела. Сквозь тонкую ткань рубашки она чувствовала его восставшую плоть, распиравшую его подштанники и упиравшуюся ей в ягодицу. Она попыталась отодвинуться от него, но Люк крепко прижал ее к себе.

— Подожди, — прошептал он хрипло. — Подожди еще немного. — Проговорив это, он ослабил объятия, позволяя ей самой решать, уйти или остаться.

Случайно или намеренно, она еще теснее прижалась к нему. Издав то ли стон, то ли короткий смешок, он уткнулся лицом в ее душистые волосы.

Брай спиной почувствовала, как его грудь задрожала от смеха, и улыбнулась. Люк ласкал ее груди, и она почувствовала, как по телу ее разлилось тепло. Ее щеки вспыхнули, ресницы опустились, она закрыла глаза и покорилась его опытным рукам.

Брай вдруг представила, что она положила себя на алтарь любви, и с удивлением отметила, что не испытывает никакого стыда. Ей нравилось сознавать, что она вызывает желание в этом мужчине. И она получала странное удовольствие от того, что сама желала его.

— Согни ноги в коленях, — проговорил Люк, продолжая гладить ее живот. — Вот так. Еще немного.

Брай поудобнее угнездилась между его бедер, закинув руки ему на плечи и вцепившись в шею. Люк обнял ее за талию, и она замерла в ожидании.

— Откройся для меня, — попросил он.

Раньше Брай никогда бы не пришло в голову, что она сможет сделать нечто подобное. Сейчас она не задумываясь раздвинула ноги, выполняя его просьбу.

Он положил руку ей на лобок. Ее тело напряглось, дыхание участилось. Люк продолжал держать там руку, пока она не расслабилась и не раздвинула ноги еще шире.

Его пальцы погрузились в рощицу шелковистых волос, затем проникли в самое интимное место. Там было влажно, тепло и вязко, словно в горшке с медом. Люк подавил в себе желание поднести пальцы ко рту, чтобы попробовать ее влагу на вкус. Он нежно погладил ее заветный бугорок, и она содрогнулась от желания.

Полученное удовольствие не было единственным чувством, которое испытала в этот момент Брай. Перед ее внутренним взором проплыло видение другой руки, грубо раздвигавшей ей ноги, других пальцев, бесстыдно вторгшихся в ее тело. Боль воспоминаний, стыд и унижение — все это вдруг всколыхнулось в ее душе. Она задрожала, заново переживая испытанный однажды страх, но вместе со страхом неожиданно пришла спасительная мысль, что теперь ей не стоит бояться, что рядом с ней Люк и он никогда не обидит ее. И в следующую минуту она, забыв о пережитом однажды ужасе, сосредоточилась на том, что сейчас происходило с ней. Она извивалась в его руках и стонала от наслаждения, какого никогда еще не испытывала. И вдруг из глубины ее тела выплеснулся наружу фонтанчик горячей жидкости. Брай застонала и задергалась в руках Люка.

Ее тело сотрясалось, словно от электрических разрядов, и она никак не могла с ним совладать. И неожиданно она осознала всю степень наслаждения, которое доставил ей Люк, и закричала, не в силах сдерживать радость. Она смеялась и плакала и все теснее прижималась к восставшей плоти Люка.

41
{"b":"11259","o":1}