ЛитМир - Электронная Библиотека

И вот теперь она явно уже успела сделать какие-то выводы из того, что узнала.

– Позвольте, я возьму вас под руку, – сказал он наконец. Даже в сумерках Рэнд заметил, как она слегка вздрогнула, будто он дотронулся до нее без предупреждения.

Клер вдруг почувствовала, как рука Рэнда обхватила ее за талию. Он потянул ее за собой куда-то в сторону от дома, и она без возражений последовала за ним. Клер чувствовала, что он едва сдерживает клокочущий в груди гнев.

– Почему вы сердитесь? – удивилась она.

– Терпеть не могу, когда моя персона становится предметом пересудов!

Клер предпочла промолчать.

– Я не рассчитывал, что вы подружитесь с Бриа.

Скажи он это с вызовом, со свойственной ему надменностью, и Клер нашлась бы что ответить. Но в голосе Рэнда сквозила какая-то странная грусть, и сердце Клер дрогнуло.

– Я бы очень хотела, чтобы это было так, – искренне ответила она, – но ваша сестра, по-видимому, не нуждается в моей дружбе.

– Однако, по-моему, вы проводите вместе немало времени! – едко заметил он.

– Это ничего не значит. Просто Бриа очень замкнутая по натуре.

– Но я видел вас вместе, – продолжал упорствовать Рэнд, – видел, как она улыбается вам! И Бриа неохотно оставляет вас одну.

– Может, она решила, что тем самым доставляет удовольствие вам? Конечно, сейчас Бриа гораздо приветливее, чем раньше, но она не из тех, кто любит откровенничать. – Клер тут же напомнила себе, что Бриа только однажды пыталась найти в ее лице союзника. – Так что, как вы сами видите, капитан, мы с вашей сестрой не стали подругами. И вам не из-за чего беспокоиться.

Рэнд выбрал тропинку, которая вела через сад к реке. Теперь у них над головой расстилался зеленый шатер, вдалеке слышался легкий плеск воды. Футах в пятидесяти от них виднелся бельведер. Он повернул в ту сторону.

– Неужели вы решили, будто я хочу, чтобы у Бриа не было подруг? – изумился он.

– Нет, – с невозмутимым видом заявила Клер, – как раз наоборот. Просто думаю, что-то в моем характере сделало меня, на ваш взгляд, совершенно неподходящей подругой для вашей сестры.

Рэнд тяжело вздохнул.

– Ничего подобного. Надеюсь, вы выбросите из головы этот вздор.

Клер не считала свое предположение таким уж глупым, но решила промолчать.

– Тогда объясните, что вы хотели сказать, – потребована она.

– Я думал, это и так понятно. Через неделю мы отплываем, и, поскольку больше у вас не будет возможности общаться с моей сестрой, кроме как письменно, а роль секретаря при вас играет доктор Стюарт, я считал, что не стоит лишний раз поощрять его.

– Поощрять Маколея?! То есть… в каком смысле? Не понимаю…

– Питать беспочвенные надежды в отношении Бриа.

– Надежды? Да Бог с вами! Он всего лишь пару раз прошелся с ней по саду!

– Бриа каждый раз выскакивает из-за стола вслед за ним.

– Только для того, чтобы избавить себя от удовольствия созерцать своего отчима.

У бельведера Рэнд остановился.

– Тут лестница, – предупредил он. – Три ступеньки. – Он помог Клер подняться, потом подвел ее к скамейке. – Мы можем ненадолго присесть, река у вас за спиной. А через просветы в деревьях хорошо виден «Хенли». На втором этаже светятся четыре окна. Наверное, мама читает у себя в комнате.

– Хорошо бы, – вздохнула Клер. – Это поможет ей отвлечься, и она забудет о боли.

Рэнд как будто пропустил ее слова мимо ушей. Откинувшись на перила, он скосил глаза, чтобы убедиться, что пальцы Клер по-прежнему лежат поверх его руки. Потом принялся украдкой разглядывать в сумерках ее профиль. Она сидела лицом к дому, будто могла видеть свет, слабо мерцавший сквозь листву деревьев.

– Вы поверили в то, что моя мать и вправду разбила колено? – На ошупь трудно определить, – уклончиво ответила Клер.

– Но Стюарт же осматривал ее в первый день!

– Знаю. Он сказал, что нашел у нее сильное растяжение связок и ушиб. Но все это не так уж страшно – важнее разогнать гематому. Вашей матушке нужно делать припарки из трав, а если удастся ее уговорить, то и поставить пиявки. При этом она должна как можно больше лежать, подложив под ногу подушки. Лучше всего ей провести в постель всю неделю. – «И уж конечно, без всяких спиртовых настоек и опийных микстур», – добавила про себя Клер. Жаль, что мало кто из докторов обладает такими знаниями о кровеносной системе человека, как ее отец! – Вам нужно поговорить с ней. Оррин наверняка потребует, чтобы она была на ногах, а ей вряд ли захочется омрачать ссорами ваш приезд.

Рэнд угрюмо кивнул. Когда он снова заговорил, голос его звенел от напряжения:

– Знаете, ведь это он толкнул ее! Точнее, ударил ее по лицу так, что она упала. Вот как все было.

– Примерно так я и подумала. Маколей сказал, что заметил у нее на скуле синяк.

– Иногда я ненавижу ее за то, что она вышла замуж за этого мерзавца. – Эти горькие слова вырвались у Рэнда сами собой, как разлившаяся по весне река ломает запруду. – Как она могла так оскорбить память моего отца, пустив его в свою постель?!

– Зато она сохранила вашу плантацию, – тихо возразила Клер. – Элизабет спасла «Хенли», купив вам время.

Рэнд помассировал затылок.

– Ну и чем тогда моя мать лучше какой-нибудь Джери Эллен?

– Джери Эллен?

– Одна лондонская шлюха, я знавал ее когда-то. Клер сердито выдернула свою руку.

– Да как вы смеете?! – с упреком бросила она. – Ваша мать использовала единственный представившийся ей шанс спасти «Хенли», а вы же еще и осуждаете ее за это?! Неужели и Бриа способна бросить тот же самый упрек?

– Что вы хотите этим сказать? – вскинулся Рэнд. – Вы что-то слышали? Говорите!

Едва сдерживаемое пламя его гнева опалило ее. И вдруг Клер почувствовала себя так, будто он оскорбил ее лично.

– Ничего я не слышала! Всеми делами на плантации сейчас занимается Бриа – это единственное, что я знаю. Она осталась тут, пожертвовала всем: друзьями, своим будущим… и все ради «Хенли». И не важно, что сейчас ваш дом принадлежит Оррину Фостеру и он называет его «Конкордом». Или она имела дерзость оскорбить память вашего отца тем, что работает на плантации, которой временно владеет другой человек? Но тот, кто так считает, – просто упрямый баран, не способный даже оценить то, что делается ради его же блага!

Рэнл круглыми от удивления глазами уставился на Клер. – Это вы об Оррине или обо мне? – пробормотал он наконец.

– Догадайтесь! – с вызовом предложила она. Потом пожала плечами. – Хотите знать, что я на самом деле об этом думаю, капитан?

«Чего уж больше, – уныло подумал он, – похоже, она и так уже высказалась от души».

– Только если вы будете называть меня Рэнд.

– Простите?

– Поскольку вы, похоже, намерены снять с меня стружку, то я предпочитаю, чтобы во время экзекуции вы называли меня по имени.

– Так вот, капитан, – продолжала Клер, делая вид, что не слышит, – уверена, вы вбили себе в голову, что не смогли защитить мать и сестру, а вместе с ними – и память об обоих братьях и любимом отце. Вы вините себя в том, что не смогли после войны вернуть «Хенли». Вы вините себя в решении, которое была вынуждена принять ваша мать, и в той судьбе, что выпала на долю вашей сестры. Вот почему вы так желаете, чтобы Бриа вышла замуж и навсегда покинула этот дом, – чтобы ваша совесть наконец успокоилась, – а до ее собственных желаний вам и дела нет! Вам больно смотреть на ее огрубевшие, потрескавшиеся от работы руки, точно так же как видеть синяки и ушибы матери. Они лишний раз напоминают вам о вашем бессилии что-либо изменить. Вся проблема в том, что вы рядом с Бриа и матерью сами себе кажетесь жалким и ничтожным. – Клер сделала глубокий вдох, чтобы успокоиться. – Вот… вы хотели знать, что я думаю… – и мягко добавила: – капитан.

Рэнд облокотился на колени. Руки его сами собой сжались в кулаки, голова опустилась. Невидящим взглядом он смотрел куда-то вдаль, пока не почувствовал, как у него перехватило горло, и с трудом проглотил вязкий комок. У него защипало глаза, и Рэнд украдкой смахнул повисшую на ресницах слезу. «Господи, когда же я плакал в последний раз?» – удивился он про себя. Когда пришло известие о гибели Дэвида и Шелби? Или когда наткнулся на имя своего отца в списках павших в бою? Нет, тогда у него не было слез. Не плакал он и узнав о том, что случилось с Бриа, – даже тогда его глаза оставались сухими. А сейчас…

25
{"b":"11260","o":1}