ЛитМир - Электронная Библиотека

Не сводя глаз с ее губ, Рэнд повернулся так, что она оказалась поверх него. Слегка отодвинувшись, Клер обхватила пальцами его запястья и потянула их вниз. Она не просила его не двигаться, но он понял ее без слов. Только тело его слегка сотрясалось от дрожи, сдержать которую было выше его сил. Потянув за рубашку, Клер вытащила ее из брюк. Уже впопыхах она расстегнула ее до конца и отбросила в сторону полы. Ладони ее легли на плоский, мускулистый живот Рэнда, потом поползли вверх, к широкой груди, до самого основания шеи, уже знакомым движением обхватили могучие плечи. Она почувствовала, как под ее рукой закаменели его мускулы, словно броней прикрывавшие грудь. Сердце Рэнда глухо и часто билось под ее ладонью.

Потом ее рука двинулась ниже.

И замерла, коснувшись пояса. Клер услышала, как он со свистом втянул воздух сквозь стиснутые зубы, когда ее пальцы сначала робко, потом увереннее скользнули под него. Наклонившись, так что темные пряди волос закрыли лицо, Клер поцеловала Рэнда у основания шеи, ощутив губами бешено бившийся пульс. Он тяжело дышал. Под туго натянувшейся материей пальцы Клер почувствовали напрягшуюся плоть.

Руки Рэнда помимо его воли сжались в кулаки. Из-под полуприкрытых век он смотрел, как темноволосая головка Клер склонилась ниже, и бессильно прижался спиной к краю кровати.

Она стянула с него сапоги, вначале левый, потом правый. Он попробовал было помочь ей, но она, почувствовав, как он задвигался, легко опрокинула его назад. Было какое-то неизъяснимое наслаждение в том, чтобы раздевать его, в то время как сама она оставалась полностью одетой, двигаться, заставляя Рэнда сохранять неподвижность. Сапог глухо стукнул о пол, за ним последовал другой.

Стянув с него толстые носки, Клер легла поверх него, на мгновение ощутив грудью его набухшую мужскую плоть. Хриплый стон Рэнда заставил ее замереть. Она подняла голову, словно собираясь взглянуть ему в лицо, но вместо этого снова коснулась пальцами его лба, погладила изуродованную шрамом щеку, провела по глазам и поняла, что его взгляд не отрывается от ее лица. Ладонь Клер коснулась его губ – они больше не улыбались.

Через мгновение ее губы вновь прижались к его рту, пока она возилась с застежкой пояса. Рэнд не пытался ей помогать, только слегка приподнял бедра, чтобы ей было удобнее. Поцелуй был достаточно долгим, чтобы Клер успела стянуть с него брюки и то, что было под ними.

Ей доставляло безумное наслаждение, что он не мешал ей делать с ним все, что ей хотелось, отдавая себя полностью в ее власть. Внезапно она поняла, что этого ей недостаточно. Ее груди слегка затвердели, а между бедер появилась непонятная влага и какая-то томительная боль. Словно исследуя тело Рэнда, она вдруг проснулась и в полной мере ощутила свое собственное.

Клер отодвинулась. Сердце ее стучало в груди как молот. – Пожалуйста, – жалобно прошептала она.

Одного ее слова оказалось достаточно, чтобы он все понял.

Руки Рэнда, обхватив Клер ниже талии, смяли ее юбки. Платье уже не казалось такой неодолимой преградой, как еще несколько минут назад. Дрожащими от нетерпения пальцами Рэнд принялся одну за другой расстегивать пуговки на ее корсаже. Через мгновение он уже стянул корсаж с ее плеч.

Кружевная шемизетка легко сползла вниз. Рэнд по привычке стал искать шнуровку корсета и вдруг понял, что она не надела его. И тут он с удивлением обнаружил, что еще в состоянии улыбаться, хотя и с трудом. Обхватив ладонью затылок Клер, он впился в ее губы голодным поцелуем.

Его язык проворно скользнул в ее рот, и сладостная победа была одержана в одно мгновение. Глухо простонав, Рэнд перевернул Клер на спину. Едва касаясь губами, он целовал уголки ее губ, подбородок, закрытые глаза. Потом обхватил ладонями ее груди, подушечками пальцев лаская затвердевшие соски.

Шея Клер выгнулась дугой. С губ сорвался стон. Приподнявшись на локтях, Рэнд проложил влажную дорожку поцелуев вдоль ее горла, лаская кожу губами и языком. Полустон-полувздох затрепетал в ее горле, когда его губы вновь прижались к ее груди. Она обхватила ладонями его голову и судорожно прижала к себе, словно желая, чтобы это наслаждение длилось вечно.

Рэнд поднял юбки Клер до талии. Помогая ему, она заворочалась, и сваленная в кучу одежда Рэнда упала на пол.

Приподнявшись, он поспешно стянул с нее туфли, провел пальцем вдоль изящно выгнутой ступни, потом вдоль бедра, где заканчивался тонкий чулок, открывая шелковистую кожу девичьей ноги. Не выдержав, он прижался губами к гладкой коже, и запах Клер ударил ему в ноздри. Кровь зашумела у Рэнда в голове. Приподняв юбки повыше и опершись на локти, Рэнд опустился на нее сверху. Бедра Клер задвигались под ним, как будто ее раздражала сбившаяся одежда.

Он расстегнул еще пару пуговиц и стянул корсаж платья почти до талии, так что Клер смогла высвободить руки и они обхватили его за плечи, потом легко скользнули по спине вниз, и она услышала хриплый стон.

– Все в порядке, – прошептала Клер, – я не боюсь.

Рэнд не мог сказать то же самое о себе. Лежа под ним, она казалась такой маленькой, гибкой и хрупкой.

– Тебе будет больно, – хрипло предупредил он.

– Я знаю, – отозвалась она, хотя и не могла поклясться, что они с Рэндом имеют в виду одно и то же. Приподняв бедра, Клер слегка развела колени. Ее рука проскользнула между их телами. На этот раз она считала, что готова к тому, что почувствует. Готова к тому, что ее дыхание перехватит, когда ее пальцы сомкнутся вокруг его затвердевшей мужской плоти. Однако она и представить себе не могла, что он такой огромный, что он с такой силой вонзится в ее тело.

Клер застыла, едва дыша. Рука ее снова вцепилась в его плечо, судорожно царапая ногтями кожу. Она почувствовала, как отстранился Рэнд, словно ожидая от нее чего-то. Клер кивнула, и он одним мощным рывком ворвался в нее, накрыв ее рот своими губами и вобрав в себя вырвавшийся у нее крик боли.

Пальцы Клер разжались. Поцелуй Рэнда был пронизан какой-то щемящей нежностью, как если бы в целом мире не осталось никого, кроме них двоих. Рэнд оставался неподвижен, предоставив инициативу Клер. Он как будто даже перестал дышать – двигались только его губы.

Руки Клер обвились вокруг его шеи. Запустив пальцы в его взлохмаченные волосы, она слегка отстранилась.

– Мне не важно, что ты думаешь, – низким, глубоким голосом проговорила она. – Я ни о чем не жалею.

Тело Клер как будто само рванулось к нему навстречу. Кончиками пальцев она почувствовала, как сначала вздулись мышцы на его шее и как вслед за тем напряглось все его тело.

Он задвигался внутри ее, и у Клер потемнело в глазах. Рэнд томительно-медленно вышел из нее, потом резко рванулся вперед. Дыхание у нее прервалось, потом вдруг со свистом вырвалось из груди, и Клер пришло в голову, что она сейчас точь-в-точь как парус корабля, с которым играет ветер. Он мощно наполнил ее всю, и в этот момент для Рэнда все перестало существовать, кроме вздохов Клер и движений ее гибкого тела.

Клер вдруг вспомнилось, как они вместе стояли на палубе, когда руки ее лежали на штурвале, а Рэнд уверенно держал ее за плечи. То же самое ощущение пьянящей радости переполняло ее и сейчас. Только теперь это чувство охватило ее не внезапно, а поднялось медленной волной, заполняя ее всю; она пила его, как вино, глоток за глотком, пока оно не ударило ей в голову.

Она отдавалась полностью – если не Рэнду, то тому, что он делал с ней, и казалось, этому не будет конца.

Пальцы Клер судорожно смяли покрывало. Груди ее слегка вздрагивали, потемневшие соски напоминали розовые бутоны. При каждом толчке они дразняще терлись о грудь Рэнда, его горячее дыхание обжигало ей шею. «Цербер», раскачиваясь на волнах, летел вперед, и тела их двигались в едином ритме с кораблем.

И вдруг Клер почувствовала, как движения Рэнда изменились. Казалось, он пытается справиться с собой и не может. Невнятный, хриплый шепот, слова, которые она не могла разобрать, коснулись ее слуха. Ей показалось, он в ярости, и Клер неосознанным движением принялась гладить его спину, словно стараясь успокоить бурливший в нем гнев. Она тихонько прошептала его имя, и в это мгновение он вдруг застыл и из груди его вырвался сдавленный крик. Сотрясавшая его тело дрожь передалась и ей. Она инстинктивно прижала его к себе, боясь дышать, пока не почувствовала, как дыхание его понемногу выровнялось.

41
{"b":"11260","o":1}