ЛитМир - Электронная Библиотека

Но по мере того как «Цербер» приближался к Пулоту, Клер чувствовала, как в ней нарастает смутное беспокойство. К счастью, никто не заметил ее состояния, кроме Маколея Стюарта, и то только оттого, что с некоторых пор он постоянно пекся о ее здоровье. Но не потому, что он был проницательнее других. Просто все остальные, включая и Рэнда с Катчем, и всю команду «Цербера», ничего другого и не ждали. Поэтому нервозность Клер по мере приближения к Пулоту все, за исключением Маколея, считали совершенно нормальным явлением.

Остров, считавшийся духовной святыней туземцев, находился в южной части Полинезии. Хотя он и был отмечен на морских картах Рэнда, ему никогда еще не доводилось бывать на нем. Но насколько было известно Рэнду, островов вулканического происхождения и атоллов, составлявших эту часть Полинезии, было так много, что он мог прожить там всю жизнь и тем не менее просто не заметить одного из них. Самые крохотные едва поднимались над водой, и с корабля их можно было заметить, только подойдя вплотную. Острова побольше сверкали посреди бархатной синевы океана, подобно изумрудам чистейшей воды. Вершины гор, покрытые буйной растительностью, переливались всеми оттенками темно-зеленого, а выбеленный солнцем песчаный берег казался оправой из чистого серебра, созданной самой природой, чтобы подчеркнуть красоту острова.

На карте в каюте Рэнда Пулоту выглядел как неровный треугольник суши, со всех сторон окруженный атоллами. А если взглянуть на него из «гнезда» впередсмотрящего на мачте «Цербера», то он и вовсе смахивал на зубчатый осколок черной скалы, поднимавшийся из пучины океана, словно палец самого сатаны. Во всяком случае, так крикнул с верхушки мачты Пол Додд, когда искал подходящее место, чтобы бросить якорь.

Услышав это, Клер покачала головой.

– Ничего подобного, – фыркнула она, – просто сверху сквозь туман трудно разглядеть что-нибудь как следует.

Рэнд одной рукой обнял жену за плечи.

– А ты можешь, да? Она кивнула.

– Я еще не забыла, какого глубокого зеленого цвета склон горы, какая там сочная и свежая зелень! Если бы не проклятие, не тапу, наложенное на него, тут жили бы люди. На острове есть пресная вода и много места, где можно было бы выращивать зерно. Мой отец устроил свой базовый лагерь в юго-западной части острова, у самого подножия Мауна-Пука. Думаю, и для нас лучшего места не найдешь. На твоих картах указаны прибрежные рифы?

– Все, что здесь есть вдоль северного берега, – кивнул Рэнд. – Предательское местечко, прямо жуть берет, как посмотришь на них! Там и стоят тики, которые я должен отыскать?

– Нет. Их можно увидеть, только если подойти с южной стороны. Они не такие громадные, как на островах Пасхи, и тем не менее при одном только взгляде на них становится не по себе. Сразу понятно, что это проклятое место!

– Да уж, иначе не скажешь! – Рэнд обвел взглядом Пулоту. Окутанный прозрачными клубами тумана, остров, казалось, зыбко колебатся в воздухе. Скорее всего он представлял собой жерло потухшего вулкана, и Рэнд вдруг живо представил себе, как тот, выбросив наружу сноп адского пламени, с ревом разверзнется и проглотит проклятую скалу. – Знаешь, описание Додда больше подходит ему, чем твое. Ты говоришь, ту гору называют Мауна-Пука? Странно. На моей карте ее нет.

– Мауна-Пука значит «опасная».

Рэнд в притворном испуге округлил глаза.

– Ради Бога, только не вздумай проболтаться кому-нибудь из моих людей! Додд и так уже запугал их до смерти!

– Тебя это так тревожит?

– Да нет… просто если бы не эта история с кладом да не твой отец, которого ты мечтаешь найти, я бы с легким сердцем обошел это местечко стороной. Одно тапу чего стоит! Брр!

– А вот мой отец даже не думал об этом, – пробормотала Клер. По тому, как она это сказала, было ясно – сейчас она многое отдала бы, чтобы все было иначе. – Мы сейчас далеко от острова?

– До него около лиги, но на полпути нас ждет один из атоллов, самый маленький.

Приставив к глазам подзорную трубу, Рэнд рассматривал зубчатые склоны Мауна-Пука. Когда солнце снова спряталось в дымке тумана, остров вдруг заиграл всеми оттенками зелени и стал похож на влажный изумруд.

– Наверное, все на палубе? – спросила Клер.

– Почти. – Убрав трубу, Рэнд оглянулся. – Доктор Стюарт, кажется, решил присоединиться к нам. Вот теперь, похоже, все в сборе. – Он украдкой бросил взгляд на жену. Она изо всех сил старалась казаться спокойной, но побелевшие костяшки пальцев, когда она вцепилась в леер, выдавали ее нетерпение. Теплый ветерок растрепал ей волосы и игриво облепил платьем грудь. – Волнуешься?

– Да, даже немного боюсь.

Рэнд ничего не сказал. Если ей понадобится его помощь, он будет рядом.

На «Цербере» воцарилась тишина, нарушавшаяся только ревом валов, с шумом бившихся о берег. Все матросы как один не сводили глаз с острова. Похоже, они надеялись обнаружить следы чьего-нибудь пребывания на нем. Каждый мечтал, что будет первым, кто сообщит Клер радостную весть. Но по мере того, как Пулоту вставал перед ними, словно рождаясь из пучины океана, лица людей мрачнели. Клер первая поняла, что означает воцарившаяся на судне тишина – уверенность в том, что остров пуст, с каждой минутой крепла все больше.

На судне все замерло. Тишина казалась настолько неестественной, что Клер на минуту даже подумала, что осталась на палубе одна. На мгновение ею овладел панический страх. Липкие щупальца стиснули ей горло, желудок вдруг словно налился свинцом. Сердце девушки билось так гулко, что она уже не слышала ни рокота прибоя, ни голоса Рэнда, который что-то говорил ей. Колени ее внезапно ослабели, и она тяжело осела на палубу.

Рэнд успел подхватить ее за мгновение до того, как она упала. Катч уже бежал к нему, а за ним и доктор Стюарт.

– Ей плохо? – задыхаясь, спросил Маколей. Рэнд покачал головой.

– Она просто испугалась. Катч, замени меня, хорошо? Встань носом к берегу и бросай якорь. Прикажи спустить на воду две шлюпки, по шестеро гребцов в каждую, отправимся на остров посмотреть, что и как. – Подхватив Клер на руки, он зашагал к лестнице, что вела на нижнюю палубу.

– Нет.

Но Рэнд не услышал ее, только странно напрягшееся тело жены заставило его остановиться.

– Опусти меня на палубу, – хриплым шепотом попросила она, вцепившись побелевшими пальцами в обшлага его куртки. – Опусти!

Он медленно поставил ее на ноги. Только убедившись, что Клер не упадет, он решился отпустить ее, молча наблюдая за тем, как она старается взять себя в руки. Клер не могла не знать, что он не единственный, кто следил за ней в эту минуту. И хотя Катч, приняв команду, отдавал приказания, не было на судне ни одного матроса, кто бы украдкой не поглядывал в ее сторону, чтобы убедиться, что она не нуждается в помощи.

– Я хочу остаться здесь, – твердо заявила Клер. Лицо походило на маску, голос слегка дрожал. – Я справлюсь. Не заставляй меня сидеть внизу.

– Ты уверена? – мягко переспросил Рэнд. Маколей Стюарт смущенно откашлялся.

– Думаю, капитан, тут решать не ей.

Рэнд бросил в его сторону косой взгляд. Судя по всему, доктор говорил совершенно серьезно.

– А кто должен решать – вы?

– Клер нездорова. Ну посмотрите сами – она ведь бледна как смерть! Ее силы подорваны волнением, вы не должны позволять…

Клер вдруг почувствовала, что дрожит всем телом, но не от волнения, а от злости.

– Мои силы не настолько подорваны, доктор, чтобы я не смогла лягнуть вас как следует, – грозно предупредила она.

Рэнд с усмешкой смотрел, как испуганный доктор шарахнулся в сторону.

– Вы правы, доктор, не сомневаюсь, что она на это способна. – Он взял Клер за руку. – Можешь оставаться на палубе, дорогая, пока шлюпки не вернутся с острова. Только учти: я не позволю тебе отправиться туда, пока не осмотрю все сам.

Клер покорно кивнула.

– От лагеря ничего не осталось, да? – спросила она. – Наверное, поэтому все молчат?

– Нет там никакого лагеря, – вздохнул Рэнд, – никаких признаков его! Если бы не эти тики да не моя карта, ей-богу, я бы решил, что это вообще не Пулоту!

61
{"b":"11260","o":1}