ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Мир-ловушка
Instagram. Секрет успеха ZT PRO. От А до Я в продвижении
Она не объясняет, он не догадывается. Японское искусство диалога без ссор
Социальная организация: Как с помощью социальных медиа задействовать коллективный разум ваших клиентов и сотрудников
Клинки кардинала
Возвращение
Проклятое золото храмовников
Темный лес
Китти. Следуй за сердцем

– Думаю, он просто кое о чем умолчал, – пробормотала она, – но, поскольку сделал он это по моему настоянию, надеюсь, вы не станете плохо думать о его светлости.

– Если честно, я надеялся, что с сегодняшнего дня мне вообще не придется о нем думать, – признался Рэнд. – И к тому же я сильно сомневаюсь, что мое мнение его волнует.

Сложенные на коленях руки Клер непроизвольно сжались. Но если бы не это, по ее непроницаемому лицу невозможно было догадаться, что слова Рэнда произвели на нее какое-то впечатление.

– Сколько я помню, Стрикленда всегда интересовала легенда о сокровище Гамильтонов – Уотерстоунов. Я догадалась об этом, когда была еще совсем малышкой. В Эбберли-Холле у него целая коллекция древностей, собранных чуть ли не со всего мира. Ожерелья и браслеты из Египта. Церемониальные мечи китайских мандаринов. Скульптуры индийских божков. Древние манускрипты и гобелены. А украшения… ляпис-лазурь, рубины, бриллианты… но главное – сапфиры! Стикль просто без ума от сапфиров, причем для него даже не важно, какого они цвета. Держу пари, сапфиры из его коллекции заставили бы позеленеть от зависти саму королеву!

– Ваш крестный упоминал о каком-то музее, – поддакнул Рэнд. – Но честно говоря, я как-то не сообразил, что речь идет о его собственном!

– Эти сведения никогда не предназначались для широкой публики. И я рассказываю вам об этом сейчас лишь для того, чтобы вы поняли, чем вызван интерес герцога к вашей экспедиции. Втайне от всех он годами следил за вашими поисками.

– Тогда почему я узнал об этом только сейчас?

Клер молча посмотрела в его сторону, предоставляя ему самому догадаться.

– Вы?! – поразился Рэнд. – Стало быть, из-за вас герцог выдал свой интерес к этому делу?

Клер была удивлена, но нисколько не разочарована тем, что Рэнд ухватился за простейшее объяснение, – ведь это только доказывало, насколько Стикль был прав. Рэнд Гамильтон желал знать только то, что был в состоянии понять.

– Да, это все из-за меня. Доктор Мессье предположил, что, вернувшись в Полинезию, я, возможно, вспомню те события, что стали причиной моей слепоты. Встав лицом к лицу со своими страхами – если это действительно было нечто ужасное, – я, может быть, снова смогу видеть.

– Разве такое возможно?

– В качестве примера доктор Мессье привел три известных случая совершенно неожиданного, необъяснимого прозрения.

– А в них, случайно, не упоминался Иисус Христос?

Клер даже подпрыгнула от возмущения. Удержало ее только внезапно вспыхнувшее подозрение, что Рэнд намеренно ее дразнит.

– Боюсь вас разочаровать, но, отыскивая примеры, доктор вряд ли заглядывал в Новый Завет, – холодно ответила она.

– А все эти случаи, – продолжал Рэнд, – они произошли недавно? Ну, скажем, в последние пятьдесят лет?

– Точнее, в последние пятьсот лет.

Рзнд чуть слышно чертыхнулся сквозь зубы.

– Три случая за пятьсот лет?! – повторил он, словно не веря собственным ушам. – И вы на что-то надеетесь?

– Это все, что мне остается. Рэнд долго молчал.

– Расскажите мне поподробнее об отце и брате.

– Отец оставил Оксфорд в 1868 году и вернулся на острова в южной части Тихого океана – получил от герцога гранд на исследование флоры в окрестностях Таити и дальше к северу – на Солнечных островах. Его прежние исследования в Полинезии и на островах Кука привели его к разгадке некоторых способов лечения гемофилии. Об этом, естественно, стало известно, и отцу дали понять, что в его открытии заинтересована сама королева.

Рэнд отлично понимал, чем вызван интерес королевы Виктории к исследованиям Банкрофта – все ее отпрыски либо сами страдали от этого ужасного недуга, либо носили в своей крови ген неизлечимой болезни, передавая ее по наследству. Любая пустяковая царапина могла привести к смерти – вот что такое гемофилия.

– Вот, значит, за что он получил рыцарский крест, – медленно протянул Рэнд. – Точно! Когда я учился в Оксфорде, он не был «сэром Гриффином»!

– Отец стал баронетом в 1863 году. Ее величество была очень благодарна…

– И герцогу также, я полагаю. – Увидев, что Клер нахмурилась, он добавил: – За финансовую поддержку, я хотел сказать.

– О да, конечно. Крестный всегда пользовался расположением королевы. – Вдруг что-то теплое коснулось ее обнаженной шеи, чуть ниже туго свернутого узла волос. «Солнечный луч», – решила Клер и слегка изогнула спину, наслаждаясь солнечным теплом. Наблюдавший за ней Рэнд нашел это движение чувственным и даже эротичным. – Солнышко выглянуло, – промурлыкала Клер, и уголки ее губ слегка изогнулись в слабом подобии улыбки.

– Да, – кивнул Рэнд.

Клер подняла лицо, и солнечный лучик скользнул ей за воротник. Словно забыв о нем, она снова заговорила:

– Я сопровождала отца в обоих его путешествиях в Полинезию. Конечно, когда он исследовал Таити и острова Кука, я была еще очень юной, но прекрасно это помню. И снова бы поехала с ним без малейших колебаний, – голос ее понизился до едва слышного шепота, – как отправилась бы и сейчас, не колеблясь ни минуты.

– Нет, – отрезал Рэнд, – и у меня так же нет ни малейших сомнений по этому поводу.

– Вы тут ни при чем, капитан Гамильтон, – я отправилась бы с любым, лишь бы попасть туда. Просто я объяснила вам, почему, этим человеком случайно оказались вы. Конечно, мой отец – не доктор Ливингстон, да и Полинезию нельзя сравнивать с Черным континентом, но если вам посчастливится отыскать его, то наградой вам будет немалая слава… да и немалые деньги.

– Как Стэнли? Непростая задача, скажу я вам, особенно если учесть, что сами вы не сомневаетесь в смерти сэра Гриффина. А что касается вашего братца-ублюдка… не думаю, что меня ждет слава и деньги, даже если я смогу его отыскать.

У Клер перехватило дыхание:

– Вы не смеете…

– Да неужели? Простите, если задел ваши чувства, но ведь, по сути дела, я прав. Вы сказали, что его зовут Типу, а это наводит на мысль, что мать у него аборигенка. И если он был в Полинезии в то время, когда вы оттуда уехали, стало быть, скорее всего он и родился там. Держу пари, что ему сейчас лет шесть. Не думаю, что Стрикленд приходится крестным и ему.

На этот раз Клер промолчала. Гнев мешал ей думать, и это выводило девушку из себя. Теперь она понимала, как ненависть может ослеплять.

– Я все еще на шести часах, – любезно сообщил Рэнд, – Дверь – на девяти, ваша сумочка лежит на диване. Она вам нужна?

– Да.

– Тогда возьмите ее сами, идет?

Губы Клер беззвучно шевельнулись, но он угадал слово «ублюдок», которое едва не сорвалось с них. Она уже сделала шаг вперед, но тут тихий смех Рэнда заставил ее замереть.

– Осторожнее, мисс Банкрофт, именно это словечко, кажется, и вызвало ваш гнев. Давайте попытаемся взять себя в руки – что толку злиться?

Клер снова неуверенно двинулась вперед – почему-то ей казалось, что Рэнд непременно окажется у нее на дороге. Коснувшись рукой края дивана, она повернула и тут же, забыв о чайном столике, со всего маху налетела на него, сильно ударившись ногой. Закусив губу, чтобы не вскрикнуть от боли, она почувствовала во рту соленый привкус крови и с невольным торжеством подумала, что уж этого-то он не заметит.

Сумочка действительно лежала на диване. Крепко прижав ее к себе, Клер повернула в ту сторону, где, по ее расчетам, должна была находиться дверь.

– Я собираюсь дотронуться до вас.

Его голос прозвучал прямо у нее над ухом. Клер даже не почувствовала, что он уже так близко, Рэнд двигался бесшумно, как призрак. Словно наткнувшись на невидимую преграду, она остановилась, чувствуя, как сердце неистово колотится в груди.

Рука Рэнда обхватила ее локоть.

– Вы уходите потому, что обиделись на меня? – спросил он. – Или есть какая-то другая причина? Клер подняла к нему лицо.

– Я не понимаю, о чем вы говорите.

Рэнд и сам не понимал, что происходит. Еще вчера он с трудом замечал ее присутствие в комнате, а сегодня… сегодня все было по-другому. Оставалось лишь гадать, что виновато в этом: выпитый накануне ром или назойливый запах духов Джери Эллен, все еще не выветрившийся из его ноздрей.

9
{"b":"11260","o":1}