ЛитМир - Электронная Библиотека

– Я бы предпочел пирогу, иначе трудно пристать к берегу. Маколей кивнул.

– Примерно так мне и объяснила Тиаре. Она все твердила, что, даже знай вы, куда идти, все равно у вас займет немало времени добраться до места. И тут она оказалась права. Судя по всему, вы здесь недолго. – Его глаза обежали кучу деревянных шкатулок, разбросанных по полу возле Рэнда. Некоторые, как заметил Маколей, были открыты. При виде сокровища глаза его засверкали. Он обернулся к Рэнду. – Но в одном Тиаре ошиблась – она твердила, что вам ни за что не пробраться внутрь. Оказывается, никто не знал, как открыть эту дверь. Ни одна живая душа – даже сами жрецы.

– Так пожелал мой предок, – мягко сказала Тиаре.

– Уильям Эбберли, – подсказала Клер. Типу и Тиаре кивнули.

– Только если Гамильтон и Уотерстоун соединят усилия, им удастся открыть вход в сокровищницу, – прерывающимся от волнения голосом сказал Типу. – В тебе должна быть кровь Уотерстоунов, Клер.

– Это заклятие мне дала моя мать, – откликнулась Клер. Что толку объяснять, что в ее венах нет ни капли крови Уотерстоунов? К тому же неизвестно, как отреагирует Тиаре, когда узнает об этом, – тут могла крыться опасность.

– Однако ты никогда не пыталась помочь отцу отыскать сокровище, – вмешалась Тиаре.

– А я и не знала, что он ищет именно его, – возразила Клер, – и не догадывалась, что все это время заклятие было у меня в голове. Впрочем, это ничего бы не изменило. Все так, как сказал Типу: чтобы отыскать дорогу к сокровищу, Уотерстоуны должны объединиться с Гамильтонами. Таково было желание Уильяма Эбберли. Саркастический хохот Стюарта прервал Клер.

– Вот, значит, как вы думаете? Нет, дорогая! Он хотел собрать потомков этих двух семей, чтобы похоронить их вместе с сокровищами! То есть вас обоих, – он кивком указал в сторону Рэнда и Клер. – Объясни им, Тиаре. В конце концов, ведь именно для этого ты и приплыла к ним на корабль! Расскажи им, что решили ваши жрецы.

Типу повернул голову и бросил вопросительный взгляд на мать. Но та смущенно отвела глаза, и факел опять задрожал в его руке.

– Ей бы не хотелось говорить об этом в присутствии матьчика, – объяснил Стюарт. – Что ж, придется мне взять это на себя. Итак, жрецы решили отвести вас сюда. В том случае, если бы вам удалось, отодвинув скалу, подтвердить, что вы те, за кого себя выдаете, вы остались бы здесь – навсегда. Следовательно, убраться отсюда вместе с кораблем вам удалось бы только в случае, если бы вы не проникли в сокровищницу. Тиаре, узнав об этом, по собственному почину явилась, чтобы предупредить вас об опасности. Она решила убедить вас оставить все как есть, даже если вам известен секрет, как отодвинуть скалу и пробраться в пещеру. – Стюарт пожал плечами. – Теперь вам известно, что она опоздала. – Взгляд его на мгновение остановился на заступе и лопате, и он усмехнулся. – Не думаю, что вам удастся даже с их помощью выбраться отсюда.

Едва договорив, Маколей вытолкнул Типу вперед и прижал дуло пистолета к затылку мальчика.

– Эй, ты! – рявкнул он. – А ну держи факел как следует! Малыш попытался обернуться, чтобы посмотреть на мать, и не смог. По инерции сделав несколько шагов вперед, он едва не натолкнулся на Клер. Свет факела упал на сокровища, разбросанные у ее ног, и они разом вспыхнули разноцветным огнем. Глаза Типу расширились.

– А где семь сестер? – шепотом спросил он. Доктор кивнул.

– То же самое хотел бы узнать и я. – Дулом пистолета он указал на тонкий золотой ободок, который по-прежнему сжимал в руках Рэнд. – Это и есть та самая корона? – полюбопытствовал он.

Рэнд с готовностью протянул ее доктору.

– Хотите взглянуть?

Однако Маколей без труда раскусил его хитрость. Вместо того чтобы схватить корону, он отпрыгнул назад и подозрительно уставился на Рэнда.

– Но в ней нет камней! – взвизгнул он. – А мне рассказывали о настоящей радуге самоцветов.

– Мы как раз искали их, когда вы вошли. Хотите, закончим сейчас? Я могу вставить их в корону при вас. – Не дожидаясь, что скажет Маколей, Рэнд снова извлек шкатулку, где, как он полагал, должен был находиться рубин, и осторожно откинул крышку. Сияние драгоценного камня, усиленное двумя факелами, оказалось настолько нестерпимым, что он невольно прищурился. Полюбовавшись им, Рэнд вынул камень и благоговейно вставил его на предназначенное ему место. – Кровь потечет рекой, – проговорил он и потянулся за другой шкатулкой. На этот раз в ней оказался оранжевый сапфир изумительного оттенка. Он легко встал на свое место в короне. – Языки пламени взовьются вверх, – продолжал Рэнд и протянул руку за следующей шкатулкой, в которой, как он теперь уже не сомневался, должен был быть камень желтого цвета. Им оказался еще один сапфир квадратной формы и более светлого оттенка. Взяв его в руку, Рэнд вставил и его в предназначенное ему место.

– Палящее солнце, жара и зной, – пробормотал он вполголоса.

Брови Маколея иронически вздернулись вверх.

– Ваше собственное проклятие, Клер! Какое трогательное совпадение!

Не обращая на него ни малейшего внимания, Клер с помощью Рэнда отыскала следующую шкатулку.

– Это, наверное, изумруд. Выжгут травы под корень, как острый серп.

На ладони у нее лежал грушевидный изумруд не меньше восемнадцати карат весом. Чистота и прозрачность его ошеломили всех, кроме Клер. Одним легким движением она вставила его на место.

– Реки бурные выйдут из русел своих. – На ладони Рэнда засверкал аквамарин. «Куда менее ценный, чем остальные камни, – подумал Рэнд, – и, однако, без него не было бы и радуги – ни один из самоцветов, за исключением аквамарина, не обладает таким потрясающим оттенком голубого».

Следующим появился на свет сапфир глубокого темно-синего цвета, ограненный в форме кохинора. Это было явным свидетельством его происхождения из гор Персии. «Гора света» – так называли их древние. Полюбовавшись игрой камня, Рэнд вставил его в корону. – Дожди беспрерывные будут лить.

– И последний, – нетерпеливо проговорил Маколей. – Откройте последнюю шкатулку!

Вытащив из сундучка последнюю коробочку, Рэнд одним движением открыл крышку. Внутри лежал аметист. Чистый, без малейшего изъяна огромный камень цветом напоминал мокрые от дождя лесные фиалки.

– Затянется небо, – прошептал он. Маколей кивнул:

– Я тоже читал заклятие и знаю его наизусть. – Правда, он предпочел умолчать о том, что не понял там ни единого слова. Все время, что было в его распоряжении, он провел, переписывая рукопись, зашифрованную в зеркальном отражении. – «Семь сестер, проклятье на все и всех. Семь сестер, кубок зла, болезни и стон. В ожидании дня, когда будет успех, только вместе все семеро сядут на трон», – процитировал он в подтверждение своих слов. – Итак, они воссоединились, – продолжал он, протягивая руку. – Вот теперь давайте мне корону, – капитан.

– Конечно. – И с этими словами Рэнд метнул потяжелевший ободок в голову Маколею. Тот угодил прямехонько доктору в бровь. Драгоценные камни, ничем не закрепленные в своих гнездах, снопом ярких искр брызнули в разные стороны. Рэнд упал на колени, Стюарт опоздал лишь на мгновение – он вскинул пистолет и тут же тяжело осел на землю. Рэнд навалился на него сверху, придавив доктора всей своей тяжестью. Отлетевший в сторону пистолет оглушительно выстрелил. Тиаре, испуганно взвизгнув, метнулась к сыну. Подскочившая к нему с другой стороны Клер осторожно забрала у мальчика горящий факел.

– Рэнд?

Ответом ей послужило хриплое ругательство – воспользовавшись моментом, Стюарт ударил Рэнда локтем под ребра.

Клер вдруг вспомнилась схватка между ними в «Хенли», но тогда по крайней мере Бриа говорила ей, что происходит. Она повернулась к Тиаре, но та оставалась странно молчаливой. Клер слышала, как Типу что-то шепчет матери на ухо. Конечно, она не могла разобрать слов, но по интонации поняла, что тот успокаивает мать. И это испугало ее больше, чем все, что случилось до сих пор. Может быть, Тиаре ранена? Или сам Типу?

94
{"b":"11260","o":1}