ЛитМир - Электронная Библиотека

Был ли несчастный случай в Роузмонте причиной ее разрыва с отцом? Полковник явно не придавал большого значения этому событию. Он даже не счел нужным упомянуть о хромоте Элизабет, предоставив Нортхэму обнаружить это самому.

– Постарайся выяснить, что с ней происходит, – попросил он. – Я не могу избавиться от мыслей, что Элизабет грозит опасность.

Опасность. Довольно точное слово, решил Нортхэм. Несмотря на погожий день, он испытывал странное напряжение. Мышцы шеи и плеч сводило, на щеке подрагивал мускул. Нортхэм перевернулся на живот, выплюнул изжеванную травинку и сорвал другую, пообещав себе, что обойдется с ней более деликатно.

Он попытался представить себе, как объяснит положение вещей полковнику, используя выражения самой Элизабет. Не может же он в самом деле сказать: «Мне очень жаль, сэр, но дочь вашей любимой кузины весьма недвусмысленно аттестовала себя шлюхой». Нет, так не пойдет. Полковник будет прав, если продырявит его пулей за подобное известие.

Еще хуже – признаться в близости с Элизабет. «Я убедился в этом на собственном опыте, сэр». Но так ли это? Его опыт общения с доступными женщинами исчерпывался лагерными потаскушками. Нортхэм предпочитал с ними не связываться. В юные годы он сменил несколько любовниц, умных, изящных и искусных в постели, но все они по прошествии некоторого времени ему надоедали. При расставании он щедро обеспечивал каждую, что служило своего рода сигналом для множества других особ, обладавших аналогичной репутацией и решимостью не упустить свой шанс. Впрочем, ни одна из его любовниц не была у него на содержании, и ни одну из них он не считал шлюхой.

И тем более он не считал таковой Элизабет Пенроуз. Хотя она и приложила немало усилий, чтобы убедить его в этом, и даже великодушно предложила выход из неловкого положения, удалившись в гардеробную под надуманным предлогом. Однако не убедила.

Уверенный, что с его стороны не было принуждения, Нортхэм тем не менее понимал, что все произошло вопреки воле Элизабет. Правда, сражалась она не с ним, а с собой и, потерпев поражение, не обратила свой гнев на него. То, что он увидел в ее глазах, казавшихся нестерпимо яркими от слез, было отвращением к самой себе.

Конечно, Элизабет не утверждала, что через ее спальню проследовали толпы мужчин. Просто упомянула, что кто-то был. Как это она выразилась? Нортхэм задумался, припоминая. Ах да! «Вы не были у меня первым».

Он застонал, сожалея, что память в точности воспроизвела слова Элизабет Как он и опасался, выражение «не были первым» могло подразумевать как одного мужчину, так и по меньшей мере дюжину.

Нортхэм выпрямился, ощутив вдруг беспричинную злость. И настоятельное желание съездить кому-нибудь по физиономии. Выплюнув травинку, он свистнул, и его кобыла не спеша подошла к нему и стала рядом, пока он надевал шляпу и перчатки. Он нетерпеливо взлетел в седло и схватил поводья. Его воинственный настрой передался лошади, и спустя мгновение он во весь опор мчался через луг, пытаясь ускользнуть от демонов, терзавших душу.

– Кажется, мы с вами партнеры, леди Элизабет.

Обернувшись, Элизабет вынуждена была запрокинуть голову, чтобы посмотреть в лицо виконту Саутертону.

– Да, милорд. – Она тепло улыбнулась – Я умоляла леди Баттенберн дать вам в пару кого-нибудь более смышленого, но она была непоколебима. Должна предупредить вас, что я не сильна в разгадывании загадок.

– Это не важно, – любезно отозвался Саут. – Готов по спорить, что вы знаете все закоулки этого дома лучше, чем кто-либо другой из гостей и даже, возможно, некоторые слуги. А поскольку прислуга не участвует в игре, как и барон с супругой, ваша помощь в поисках сокровища может оказаться поистине неоценимой. – В его светло-серых глазах сверкнули искорки. – Кстати, что происходит? Баронесса на удивление неразговорчива, что ей вовсе не свойственно, а его светлость не произнес ни одного лишнего слова вчера вечером, хотя и находился в изрядном подпитии.

– Вы хотите сказать, что пытались напоить барона в надежде, что он проболтается?

– Неужели я напрасно старался?

Элизабет рассмеялась:

– Боюсь, что да. Харрисон способен проглотить немалое количество бренди без каких-либо неприятных для себя последствий. – Она похлопала виконта по руке сложенным веером. – Что же касается сокровища, я не представляю, где его искать. Я не имела никакого отношения к организации поисков, иначе меня исключили бы из числа участников.

Саутертон изобразил разочарование:

– В таком случае одна надежда на мои блестящие умственные способности. Придется напрячь серое вещество.

– Лучше напрячь воображение. Если, конечно, оно у вас есть.

Опешив, Саут секунду молчал, затем расхохотался. Его искренний добродушный смех разнесся по гостиной.

– Тише, – шикнула Элизабет, пытаясь сдержать улыбку. – Мы привлекаем внимание.

В другом конце комнаты леди Пауэлл резким движением раскрыла веер из слоновой кости и поднесла его к лицу, чтобы спрятать хмурую гримасу, с какой она наблюдала за попытками Саутертона сдержать очередной приступ смеха.

– Не удивлюсь, если у него начнутся судороги.

– Я тоже, – пробурчал Нортхэм, наблюдавший за виконтом с не меньшим любопытством. Впрочем, гораздо больше его интересовала Элизабет, чье настроение было полной противоположностью его собственному. Чем ласковее она улыбалась Сауту, тем сильнее ему хотелось что-нибудь сломать, начиная с веера леди Пауэлл и кончая шеей своего приятеля. А если в промежутке между тем и другим он заденет изящную челюсть Элизабет – что ж, тем лучше. Леди Пауэлл постучала по его плечу кончиком веера.

– Лучшая месть – это победа, вы не считаете? Нам ничего не остается, кроме как выиграть приз.

Нортхэм выразительно посмотрел на веер, выбивавший дробь у него на плече. Леди Пауэлл поспешно отдернула руку.

– Кажется, лорд Баттенберн готовится сообщить нам правила игры, – проговорил он, предлагая ей руку. – Может, подойдем поближе и послушаем?

Барон прочистил горло и подождал, пока стихнут разговоры. Он взгромоздился на ящик, специально принесенный в гостиную для этой цели, и теперь возвышался над собравшимися, нетерпеливо поглядывая на них. Впрочем, облаченный в яркий жилет цвета лаванды, желтые бриджи и накрахмаленную рубашку с жабо и небрежно повязанным галстуком, он привлек бы к себе внимание и без всех этих ухищрений.

– Итак, господа, – начал он приятным баритоном, – обещаю, что, если Джентльмен не опередит вас в погоне за сокровищем, ваши усилия будут щедро вознаграждены.

Глава 6

Убедившись, что завладел вниманием аудитории, барон продолжил:

– Ее светлость собственноручно спрятала сокровище в потайном уголке замка Я, разумеется, имею в виду дом, а не все поместье. Предупреждаю: не ищите сокровище среди чьих-либо личных вещей. А кроме того, запомните, что спальни не входят в область поиска.

Он сделал вид, что не слышит смешков слушателей, хотя нужно было обладать изрядной выдержкой, чтобы не наградить осуждающим взглядом леди Хитеринг, которая своим хихиканьем посылала лорду Аллену недвусмысленное приглашение найти ее сокровище.

– Леди Баттенберн сейчас раздаст первые подсказки. Они могут отличаться друг от друга, но в конечном итоге приведут самых сообразительных к заветной цели. Обнаружив очередную подсказку, оставляйте ее на месте для других участников. Сокровище, естественно, только одно, и его ни с чем не перепутаешь. Можете не сомневаться, вы его сразу узнаете, как только найдете.

– Мы должны уложиться в определенный срок? – спросил кто-то.

– Ах да, спасибо, что напомнили. Срок истекает в полночь. – Барон вытащил карманные часы и уточнил время. – В вашем распоряжении два часа. Чтобы не возникло недоразумений, будем ориентироваться на показания часов в главном холле. – Он обвел взглядом аудиторию, ожидая вопросов. – Все ясно? Отлично. Можете приступать, как только получите первую подсказку.

Саутертону и Элизабет, находившимся в задней части гостиной, пришлось ждать своей очереди. Они вежливо кивнули, когда мимо них, шурша юбками, прошла леди Пауэлл, собственническим жестом подхватив Нортхэма под руку. Элизабет не слишком понравилось, как екнуло ее сердце, когда они проследовали мимо, и тот факт, что это не прошло незамеченным для виконта. Впрочем, он был достаточно великодушен, чтобы не смущать ее жалостливым взглядом, и ограничился тем, что слегка сжал ее локоть.

25
{"b":"11261","o":1}