ЛитМир - Электронная Библиотека

– Элизабет?

Голос доносился как будто издалека, не проникая в ее сознание. Элизабет не узнала собственного имени и не поняла, что это зовут ее. Не открывая глаз, она подняла руку, пытаясь отмахнуться от нежеланного вмешательства.

– Элизабет!

Колени Элизабет подогнулись, и она начала медленно сползать по стене, цепляясь платьем за кирпичи. Тьма накрыла с головой, и падение в нее казалось самым естественным, что можно было сейчас сделать.

Норт сидел рядом с Элизабет, лежавшей на кушетке в одной из гостиных Уэста. Он легонько похлопал ее по щекам и убрал со лба влажный локон.

– Может, послать за врачом? – предложил Блэквуд, появившись в дверях.

– Не нужно. Это всего лишь обморок. – Норт покачал головой. На лице полковника явственно читалось беспокойство, морщины обозначились резче, и он выглядел намного старше, чем всего лишь час назад. – Не могли бы вы оставить нас наедине? И пожалуйста, никому об этом не говорите. Не думаю, что Элизабет хотела бы привлекать к себе внимание.

Полковник кивнул и взялся, за колеса, собираясь выкатиться из комнаты. Неожиданная мысль заставила его остановиться:

– Она, случайно, не ждет ребенка?

Норт не отрывал взгляда от бледного лица Элизабет. Ему пришлось собраться с силами, прежде чем ответить, чтобы не выдать голосом охватившую его горечь.

– Нет, сэр, – грустно сказал он. – Можете не беспокоиться по этому поводу.

Почувствовав, что Блэквуд медлит, Норт понял, что его ответ прозвучал совсем не так непринужденно, как он надеялся. Даже не сознавая, что затаил дыхание, он ждал, пока за полковником закроется дверь. И только услышав тихий щелчок, перевел дух.

Легко коснувшись щеки Элизабет, Норт снова произнес ее имя. На этот раз она его услышала. Темные ресницы распахнулись, но зрачки были расширены, а взгляд был устремлен в неведомые дали. Казалось, она не узнает его и не понимает, где находится. Лоб ее сморщился, уголки губ опустились.

– Ты упала в обморок, – пояснил Норт, убирая руку от ее лица. – На улице. Помнишь?

Элизабет неуверенно кивнула. Она никогда раньше не падала в обморок, и ее сознание еще не совсем прояснилось.

– Насколько я понял, свидание с полковником не оправдало твоих ожиданий.

Слова Норта вернули Элизабет к реальности, и волны смущения захлестнули ее. Она вспыхнула и попыталась сесть, но Норт удержал жену на месте, положив руку на ее плечо. – Пожалуйста, – попросила она. – Я хочу встать.

– Подожди минуту. – Под своей ладонью он ощущал ее напряжение. – Как ты оказалась на улице? Что случилось?

– Ничего особенного, – ответила Элизабет. – Но ты прав: моя встреча с полковником окончилась полным провалом. – Судя по выражению лица Норта, это объяснение не показалось ему исчерпывающим. – Он не станет приказывать тебе, чтобы ты перестал преследовать вора.

Норт удивленно поднял брови.

– Неужели?

– Он отказался признать, что это в его силах.

– Что ж, вполне в его духе.

Элизабет была не совсем уверена, что правильно поняла его тон. В нем чувствовалась едва заметная ирония, хотя лицо Норта оставалось абсолютно серьезным.

– Я хотела бы уйти, – проговорила она.

– Кивнув, Норт отпустил ее плечо.

– Конечно.

Она села, чувствуя на себе его пристальный взгляд.

– Не беспокойся, я больше не собираюсь падать в обморок.

– Полковник спросил, не беременна ли ты. – Для него не прошло незамеченным, что Элизабет резко втянула в грудь воздух. – Я заверил его, что он ошибся.

Она спустила ноги с противоположной стороны кушетки и встала. Во рту у нее пересохло.

– Это так? – спросил он.

Элизабет покачала головой. Она стояла спиной к нему, вцепившись пальцами в ткань платья. Это был единственный способ удержаться от того, чтобы не прикрыть ладонями пустое чрево.

Норт тоже поднялся и устало выпрямился. Секунду он смотрел ей в спину.

– Ты хочешь поговорить с Уэстом, или мне попрощаться за нас обоих?

Элизабет направилась к двери.

– Я пойду с тобой.

Оказавшись дома, на Меррифилд-сквер, Элизабет сразу поднялась к себе и попросила приготовить ванну. Не прошло и часа, как она сидела, погрузившись по самые плечи в благоухающую лавандой горячую воду. Голова ее покоилась на бортике медной ванны, опираясь затылком на сложенное полотенце. От поднимавшегося над водой пара ее волосы слегка кудрявились, а кожа жемчужно сияла в мягком свете свечей. На улице все так же лил дождь, и хотя вечер еще не наступил, за окнами была серая мгла. Уютно поежившись, Элизабет глубже погрузилась в воду.

Норт подумал, что она спит. Он тихо вошел в комнату и, увидев, что Элизабет не шелохнулась, прошел к кровати, расслабил галстук и лег.

– Когда ты собираешься меня отослать?

Он даже не взглянул в ее сторону.

– Если погода улучшится, то завтра. Ты уже решила, куда поедешь?

– Если я обязательно должна уехать, то…

– Да.

– В таком случае я предпочла бы отправиться в Роузмонт.

– Как пожелаешь.

Элизабет открыла глаза и устремила взгляд на огненные язычки, плясавшие в камине.

– Я этого вовсе не желаю. Никто не считается с моими желаниями. И давай не будем притворяться, будто это не так.

Норт ничего не ответил, но повернул голову, глядя, как она поднимается из ванны. Вода сверкающими ручейками стекала по ее рукам и ногам. Элизабет перешагнула через бортик ванны, положив руку на поясницу. В ее движениях чувствовалась едва заметная скованность.

– У тебя что-то болит? – спросил он.

Элизабет поспешно схватила халат и набросила его на себя. Не удостоив его ответом, она, прихрамывая, направилась в свою гардеробную. Подойдя к столику, где стоял заранее приготовленный стакан с водой, она растворила в нем порошок, который прописал ей врач баронессы.

– Что это? – спросил Норт с порога.

– Элизабет взяла стакан и поднесла его ко рту.

– Так, кое-что, что поможет мне заснуть.

Норт подавил желание выбить стакан у нее из рук, но ограничился тем, что схватил ее за запястье.

– Дай посмотреть. – Он понюхал содержимое. – Где ты это взяла?

– У врача леди Баттенберн.

– Здесь есть опий?

– Наверное, есть.

Норт усилил хватку, и ее пальцы расслабились. Элизабет не сопротивлялась, когда он забрал у нее стакан. Он открыл окно ровно настолько, чтобы выплеснуть жидкость, после чего поставил стакан на комод.

– Пойдем. Я знаю, что поможет тебе заснуть. – Он протянул к ней раскрытую ладонь, но не сделал попытки ее коснуться.

Элизабет посмотрела на его руку, затем перевела взгляд на его лицо. Норт молча ждал, сохраняя бесстрастное выражение, не позволявшее судить о его намерениях. Неделю назад она решила бы, что он собирается заняться с ней любовью, и охотно, даже нетерпеливо, шагнула бы к нему. Но не теперь.

– Ты доверяешь мне, Элизабет?

От этих слов у нее на глаза навернулись слезы. Вопрос не в том, доверяет ли она ему сейчас, а в том – доверяла ли она ему когда-либо вообще.

– Я боюсь, – прошептала она. – Ты не представляешь себе, как я боюсь.

Пальцы Норта едва заметно шевельнулись в манящем движении. Его кобальтовый взгляд ни на секунду не отрывался от ее лица.

– Не отсылай меня, – попросила она, сморгнув слезы. – Я сделаю все, что ты… – Она потянулась к его руке и, шагнув ближе, прижала ее к своему сердцу. – Пожалуйста. Я постараюсь научиться доверять тебе. Я…

– Шшш. – Норт воспользовался свободной рукой, что бы притянуть ее к себе. Сердце Элизабет гулко билось под его ладонью. Ее волосы и кожа благоухали лавандой, тонкая ткань халата облепила стройную фигурку. Мокрая и дрожащая, она, похоже, держалась из последних сил. – Успокойся. Давай я помогу тебе лечь в постель.

Он поднял жену на руки, пронес через комнату и опустил на постель поверх стеганого одеяла.

Присев рядом, он потянул за концы свободно завязанного пояса. Элизабет не шелохнулась, но когда он развел в стороны полы халата, обнажив ее живот и грудь, она вцепилась пальцами в одеяло, борясь с желанием прикрыть наготу.

58
{"b":"11261","o":1}