ЛитМир - Электронная Библиотека

— Ваша дочь сказала, что Мэри Майкл и Этан сегодня вечером женятся. Это правда?

Не успела Мойра ответить, как в разговор вмешалась Ренни.

— У меня нет привычки обманывать, мистер Салливан. Мойра смерила ее суровым взглядом.

— Не думаю, что Джаррет имел в виду это, Мэри Рини, — ответила она осуждающим тоном и вновь перевела взгляд на Салливана. — Видимо, это правда, — сказала она. — Признаюсь — когда принесли приглашение, я была удивлена. Майкл все делает не вовремя.

— Лучше сейчас, — сказала Ренни, вставая на защиту сестры, — чем тогда, когда вы все уедете в загородный дом.

— Да, — вздохнув, сказала Мойра. — Конечно, ты права. Просто теперь я не вижу смысла торопиться.

— Она ведь на восьмом месяце, мама.

— То-то и оно. Торопиться надо было семь месяцев назад.

Мойра подошла к серванту и налила себе маленький бокал хереса.

— Я ничего не могу с собой поделать — мне кажется, что этот человек женится на ней из-за ребенка.

— Этан едва ли не самый храбрый человек на свете, за исключением того, что связано с вашей дочерью, — стал защищать Джаррет своего друга. — Ребенок мог придать ему смелости, чтобы просить руки Майкл, но я не сомневаюсь ни минуты, что он влюблен в нее по уши.

Ренни ухмыльнулась.

— Влюблен по уши, — сказала она, подавая Джаррету бокал с хересом. — Что за удачное выражение!

Поверх своего бокала Мойра взглянула на дочь и Джаррета.

— С вами обоими такого, конечно, не может случиться, — серьезно сказала она.

Никто из них не уловил легкого сарказма в ее голосе или насмешки во взгляде.

— Никогда! — в унисон ответили оба.

Такой дружный хор означает, что они уже заодно, отметила про себя Мойра.

Глава 2

Все собрались в кабинете судьи, обшитом темными деревянными панелями. Джаррет теперь мог в полной мере оценить всю мощь и влияние семьи Джона Маккензи Уорта — даже ее незаконной части. Судья Хелси был старым другом Джея Мака и крестным отцом Мэри Майкл. По его виду можно было заключить, что ничего необычного не происходит, как будто регистрировать браки в своем личном кабинете ночью было для него самым обычным делом.

— А кто же ваш крестный отец? — спросил Джаррет у Ренни в наступившей тишине.

Ренни бросила на него самодовольный взгляд.

— Вас это должно было бы встревожить. Он не менее влиятелен, чем судья.

— Не беспокойтесь, мистер Салливан, — прошептала, не оборачиваясь, стоявшая впереди Скай, — это не папа римский. Наш пресвитер.

Ренни наморщила нос. Пусть бы Джаррет Салливан и в самом деле думал, что это римский папа!

Джаррет пытался сдержать смех. Мысли Ренни так легко угадывались, как будто она передавала их по телеграфу. Краем глаза он заметил, что лицо ее прояснилось, а руки застыли неподвижно, из чего Джаррет заключил, что судья начал говорить.

Салливан никак не мог предвидеть, отправляясь в Нью-Йорк, что ему придется принять участие в бракосочетании друга. В комнате звучали слова клятвы, которыми обменялись Этан и Мэри Майкл. В голосе Этана слышалась решимость, в голосе Майкл — нежная привязанность. Когда церемония окончилась, новобрачные неподвижно застыли, глядя друг на друга, словно забыв обо всем происходящем. Судья Хелси прервал затянувшееся молчание. — Ну давай, сынок, теперь пора ее поцеловать. Этан улыбнулся и наклонил голову. Губы Майкл были мягкими и податливыми и слегка отдавали мятой. Когда Этан отстранился, ее прекрасная улыбка была полна обещания.

Джаррет отвел взгляд от Этана и Майкл и посмотрел на отца новобрачной. В этот день Джаррет уже был свидетелем самоотверженной сдержанности и глубокого сожаления, которые испытывал Джон Маккензи Уорт из-за того, что не мог присутствовать на публичном бракосочетании своей дочери. Но здесь, в святилище его старого друга, для него нашлось место. И, как мог заметить Джаррет, этот сильный человек был взволнован.

Хотя Джей Мак пытался сдерживать свои чувства, у него это плохо получалось. Мойра искоса посмотрела на него глазами, полными слез, и сжала его ладонь, затем прислонилась к Джею Маку. Тот обнял ее за талию. Сейчас, когда они находились вместе, было хорошо видно, насколько сильна их привязанность друг к другу.

Глаза Мэгги оторвались от новобрачных, и она с нежностью взглянула на родителей. Она обернулась к Скай и увидела, что младшая сестра смотрит в том же направлении.

Тогда сестры одновременно обратили внимание на Ренни. Та, казалось, забыла о присутствии Джаррета Салливана и задумчиво улыбалась.

Джаррет тоже заметил улыбку на лице Ренни и, подобно ее сестрам, предположил, что на этот раз она думает не о нем. Джаррет видел, как Майкл отвернулась от Этана, чтобы взглянуть на дорогие лица своих родных. Через мгновение они окружили ее, обнимая и высказывая добрые пожелания. Джаррет услышал низкий смех своего друга и с удивившим его самого острым чувством зависти увидел, что Этана тоже приняли в этот семейный круг.

— Ты правильно сделала, — прошептала Мойра на ухо Майкл. Затем отстранилась, посмотрела на сияющую от счастья дочь и кивнула. — Вижу, что ты и сама это знаешь.

— Знаю, мама. — Майкл взглянула на Этана. — Он тот, кто мне нужен.

Джаррет перехватил сдержанную улыбку Этана и сам рассмеялся. Он отступил в сторону, пропустив Мэри Френсис, которая подошла поцеловать сестру.

— Я надеюсь, он знает, что ты своенравна и упряма и, возможно, не сможешь выполнить обещание всегда повиноваться, которое дала ему.

«Должно быть, у них это семейная черта», — подумал Джаррет, отыскивая взглядом Ренни. Та смотрела на дверь так, будто намеревалась сбежать. Джаррет перехватил взгляд Ренни и мягко предостерег ее, с упреком покачав головой.

Ренни чуть было не показала ему язык, но вовремя остановилась, подумав о том, что благодаря Джаррету ведет себя совсем по-детски. Затем, собрав все свое самообладание, она вновь переключила внимание на Мэри Френсис и Майкл.

Мэри Френсис как раз закончила перечислять черты характера своей сестры.

— Вы об этом знаете, не так ли? — спросила она, строго глядя на новобрачного.

— Знаю, — серьезно ответил тот. — И люблю ее не вопреки этим качествам, а благодаря им.

Ренни попыталась представить себе, как Холлис говорит что-либо подобное, но не смогла. Если не считать легкого движения плеч и слабого шуршания платья, ее вздох был совершенно незаметен. По мнению Ренни, Мэри Френсис была полностью удовлетворена ответом Этана, Ее красивое лицо было спокойно.

— Вот и прекрасно. Но если вы обидите мою сестру, я перебью вам коленные чашечки, — сказала Мэри Френсис, коснувшись распятия, висевшего у нее на груди.

— Мэри Френсис! — взмолилась шокированная Мойра, многозначительно взглянув на Джея Мака, как будто тот нес ответственность за скандальное поведение дочери. Джей Мак, защищаясь, поднял руки, но глаза его смеялись.

Пока все разговаривали с Этаном, Ренни отвела Майкл в сторону. Сейчас их лица заметно отличались выражением. Зеленые глаза новобрачной светились от счастья. Щеки ее порозовели, ямочки около рта четко обозначились.

Губы Ренни были плотно сжаты, в глазах — беспокойство.

— Только скажи, и я займу твое место, — промолвила она.

Майкл засмеялась, сделав вид, что не поняла.

— Около Этана? Ренни, ты в самом деле думаешь, что он не узнает? — Она посмотрела на свой живот, затем снова на сестру. — Сейчас мы не очень похожи.

Ренни взяла ее за плечи и слегка встряхнула.

— Не смей шутить надо мной. Я думаю о тебе и о ребенке.

Счастливая улыбка Майкл исчезла.

— За это я тебя и люблю. Во всем свете нет другой такой, как ты.

— Это всего лишь комплимент, — спокойно сказала Ренни.

Майкл обняла сестру.

— Но это действительно так, — прошептала она. — Во всем свете нет другой такой, как ты. И я не хочу, чтобы ты подвергалась опасности. Я не смогу жить с этим, Ренни.

Она отступила назад и посмотрела на сестру. Ренни казалась спокойной, но Майкл лучше, чем кто бы то ни было, чувствовала всю силу сдерживаемого гнева.

10
{"b":"11262","o":1}