ЛитМир - Электронная Библиотека

— Он оставил где-то здесь нож. Попробуйте им, — сказала она.

Миссис Каванаг посмотрела на нож, потом на серию узлов, и на ее узком лице появилось неодобрительное выражение.

— У меня есть мясницкий нож, которым можно все сделать гораздо лучше.

Ренни оставалось только ждать. К несчастью, ей очень хотелось кое-куда отлучиться. Мысль о том, что она может облегчиться прямо здесь, приводила Ренни в отчаяние, и она от всего сердца пожелала Джаррету медленной и позорной смерти.

— Ну вот, еще чуть-чуть, и все будет в порядке, — сказала миссис Каванаг, разрезая последний узел. — Этот человек — просто скотина.

— Чудовище, — согласилась Ренни.

— Сумасшедший.

— Кретин.

Миссис Каванаг кивнула.

— Хотя, согласитесь, симпатичный.

Теперь руки Ренни были свободны. Держась за кровать, она встала. Кухарка с величайшей осторожностью массировала ей затекшие запястья.

— Его внешность ничего не значит, — заявила Ренни, — так как он ведет себя отвратительно.

— О да! — поспешно согласилась кухарка. — Конечно, этому нет оправдания. Я только хотела сказать, что он красивый мужчина. Просто к слову пришлось.

Игнорируя раздраженный взгляд Ренни, миссис Каванаг помогла ей встать на ноги.

— А теперь я отправлюсь в полицию. Ваша мать сказала мне, что этот человек должен вас защищать. Я думаю, теперь она захочет его прогнать.

— Конечно, она этого захочет, — с чувством сказала Ренни. — Она захочет посадить его в тюрьму.

Миссис Каванаг проводила Ренни в ее комнату, помогла залезть в ванну и спустилась вниз, чтобы отыскать своего мужа. За двадцать четыре года ее знакомства с Мэри Рини ситуация еще ни разу не была настолько странной. Однако, повинуясь внезапному решению, она оставила мистера Каванага подрезать ветки деревьев на заднем дворе и вместо этого отправилась на поиски мистера Салливана.

Соблазненная запахом горячего хлеба и жареного мяса, Ренни пришла на кухню. Миссис Каванаг стояла у большой железной плиты, на которой жарились яйца и пузырились идеально круглые оладьи.

— Все так чудесно пахнет, — сказала Ренни. Она пересекла кухню и встала рядом с кухаркой, обняв худые плечи миссис Каванаг. — Я могу вам чем-нибудь помочь?

— Вон там варится кофе. Скажете, когда будет готов.

Ренни улыбнулась, не удивившись столь простому заданию. Миссис Каванаг всегда с подозрением относилась к помощи со стороны Ренни.

— Знаете, миссис Каванаг, мне ведь и в самом деле надо когда-нибудь научиться готовить.

— Только не здесь!

Глядя на чистейший фартук кухарки, Ренни вздохнула. Несмотря на то, что последний час миссис Каванаг не сидела без дела, на фартуке не было ни пятнышка, пол блестел, стол был чистым, раковина — пустой. А вот Ренни, наполняя солонку, уже успела создать беспорядок.

— Вот что, — сказала кухарка, — вам лучше отойти от плиты, пока вы не сгорели. — Она не успела договорить, как капля жира с шипением отскочила от сковороды, угодив на тыльную сторону руки Ренни. — Ну вот, вы только посмотрите! Опять с вами не все в порядке! Подержите руку под струей холодной воды, а потом садитесь за стол. Я не могу готовить, когда нужно вас караулить, чтобы не приключилась какая-нибудь беда.

Смеясь, Ренни сделала то, что ей велели.

— Мистер Каванаг ходил за полицией?

— Мы обо всем позаботились.

Ренни удивилась. Она не слышала никакого шума наверху. Казалось невероятным, что Джаррет мог покинуть дом без всякого сопротивления.

— Он что, не вытаскивал свой пистолет?

Миссис Каванаг покачала головой. Быстрым движением она перевернула булочку, затем опять стала помешивать яйца.

— Я ждала, что он это сделает.

— Нет, он не стал.

В голосе кухарки Ренни почувствовала нотку раздражения. Движения миссис Каванаг стали напряженными. Казалось, она атакует еду, пронзая бекон и метая булочки. Миссис Каванаг вытащила поднос и поставила на него две тарелки, на одну из которых сложила булочки, а на другую — бекон и яйца. Затем она добавила к этому кружку горячего черного кофе и взяла поднос.

При виде такой горы провизии глаза Ренни расширились от удивления. Она подняла вверх обе руки, качая головой.

— Наверно, я не смогу столько съесть.

— Я и не сомневаюсь, — отрывисто сказала миссис Каванаг. — Для вас тут чай в кружке и две горячие оладьи на плите. А это все для мистера Салливана.

На лице кухарки появилась выразительная улыбка. — Вот так-то, — произнесла она. Ренни ошеломленно смотрела, как миссис Каванаг выходит из кухни.

Когда миссис Каванаг вошла в столовую, Джаррет отодвинул в сторону «Кроникл». Его реакция была такой же, как у Ренни.

— Я думаю, вы немного переоценили мой аппетит.

— Непременно вам нужно поспорить, — сказала миссис Каванаг, опуская поднос. — Не могу себе представить, чтобы такому мужчине, как вы, не нужно было подкрепиться после такой ночи.

Джаррет развернул салфетку, положил ее на колени, и под бдительным оком миссис Каванаг принялся поглощать еду.

— Это какой же ночи? — спросила Ренни с порога. Ее щеки горели, руки сжались в кулаки. — Что вы там наговорили миссис Каванаг?

Джаррет встал, указал ей на стул справа от себя, снова сел и принялся за еду. Миссис Каванаг, обеспокоенно поглядев на обоих, предпочла удалиться. Ренни засунула руки в карманы серого платья.

— Она собиралась отправить своего мужа за полицией, — сказала Ренни дрожащим от гнева голосом.

— Возможно, что и собиралась, — рассеянно ответил Джаррет. Рядом с его тарелкой лежала газета, и в этот момент он как раз читал живо написанный отчет об убийстве в Боуэри.

Ренни приблизилась к столу.

— Перестаньте! Вы только делаете вид, что читаете, желая избежать моих вопросов.

Поглощенный чтением, Джаррет не сразу отреагировал.

— Извините. Вы сказали, что…

— Что вы делаете это нарочно, — сказала Ренни тоном обвинения.

Она отодвинула стоящий около него стул и Села, сложив руки на груди. Где-то в глубине души Ренни боролась с неудержимым желанием рассмеяться, и это ее очень смущало. Она любила, чтобы все было четко разложено по полочкам. А смех и гнев никак не укладывались на одну и ту же полку.

— Что вы сказали миссис Каванаг? — снова спросила Ренни.

— Правду. — Джаррет показал на ломтик хрустящего бекона. — Берите тарелку и присоединяйтесь.

Ренни взяла бекон, но при этом покачала головой в знак несогласия.

— Какую именно правду?

— А что, разве правда бывает не одна? Тогда это сложный, я бы сказал философский, вопрос. — Джаррет поднял кружку с кофе, держа ее обеими руками, и принял вид человека, погруженного в глубокое раздумье.

Ренни подавила в себе желание выплеснуть на него свой кофе.

— Я теряю с вами терпение, мистер Салливан. Он кивнул.

— Здесь мы с вами в одинаковом положении. — Джаррет отпил глоток, поставил кружку и разбил несколько яиц. — Я совершенно точно рассказал миссис Каванаг о том, что случилось этой ночью. Ничего не прибавил и не убавил. Что интересно, сразу после трех они с мужем проснулись от лая собак по всей округе. Это подтвердило мой рассказ. Миссис Каванаг прекрасно понимает, что заставило меня… хм… — Джаррет остановился, тень улыбки пробежала по его лицу, — В общем, связать вас как рождественского гуся — вот что она сказала.

Ренни оторвала зубами кусок бекона и сурово взглянула на Джаррета.

— Вы, должно быть, были очень рады это услышать.

— Мне было интересно. Я как раз провел эксперимент по связыванию за запястья, и мне было важно услышать мнение миссис Каванаг.

Ренни, к счастью, уже проглотила кусок, иначе бы она непременно поперхнулась.

— Я хочу сегодня увидеть Холлиса, — серьезно сказала она. — Это можно сделать?

— Я ведь уже говорил об этом, разве нет?

— Я недостаточно хорошо вас знаю, чтобы судить о том, держите ли вы свое слово.

Веселое настроение Джаррета сразу исчезло. Сапфирового цвета глаза потемнели, взгляд похолодел. Черты лица стали неподвижными, лишь нижняя челюсть слегка подергивалась.

16
{"b":"11262","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Адольфус Типс и её невероятная история
Половинка
Роковой сон Спящей красавицы
Кто украл любовь?
Английский пациент
Мужчины на моей кушетке
Управление полярностями. Как решать нерешаемые проблемы
Острые предметы
Понаехавшая