ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Закончи то, что начал. Как доводить дела до конца
Взлом маркетинга. Наука о том, почему мы покупаем
Браслет с Буддой
Вне сезона (сборник)
Метро 2035: Ящик Пандоры
Четыре касты. 2.0
Алхимик
Сердце предательства
Во власти стихии. Реальная история любви, суровых испытаний и выживания в открытом океане

— Ты права. — Он подошел к окну и выглянул наружу. Но видел он не то, что лежало перед ним. Не крутящиеся снежные вихри и не ветки сосен с игривыми белками.

Джаррет видел перед собой Холлиса Бэнкса, стоящего перед своей молодой женой и информирующего ее о том, что у него есть любовница… и в следующее мгновение требующего удовлетворения своих прав. Джаррет был настолько уверен в том, что Холлис действовал именно так, что с его губ сорвался не вопрос, а утверждение.

— А потом он пытался настаивать на исполнении супружеских обязанностей.

— Да.

Джаррет вновь повернулся к Ренни. Скомканный носовый платок она держала в руке, а руки ее были по-прежнему сложены на груди.

— Ты ему отказала. И что случилось потом?

— Он меня избил.

Она сказала это так спокойно, что потребовалось время на то, чтобы ее слова дошли до сознания Джаррета. Когда это произошло, он отшатнулся, как будто ударили его самого. Джаррет взял кружку, которую Ренни оставила на подоконнике, и швырнул ее в камин. Керамика разлетелась на куски, пламя зашипело от разлившегося кофе. Ренни вздрогнула и неподвижно застыла на месте, испугавшись бешеного ожесточения, которое вспыхнуло в глазах Джаррета. Когда он сделал шаг к ней навстречу, она не смогла даже пошевельнуться.

Он увидел ее застывшее лицо и понял, что напугал ее своим диким поступком.

— О Боже, Ренни! — сказал он, останавливаясь. — Прости меня. Я только… — Его руки беспомощно повисли вдоль тела. — Мне кажется, я хотел убить его.

Это признание застало его врасплох. Раньше он никогда не думал о том, чтобы отомстить Холлису за инцидент на вокзале. Но теперь одна мысль о том, что тот причинил Ренни боль, не давала ему дышать, не то что думать.

— Нет, — сказал он, качая головой, — это неверно. Я точно знаю, что хочу его убить.

Ренни оторвалась от стены и подняла руку, как будто хотела смягчить его страшный гнев и одновременно предотвратить исполнение угрозы.

— Не заставляй меня сожалеть о том, что я тебе сказала, — тихо проговорила она. — Я уже поправилась. И у него больше никогда не будет возможности снова это сделать.

Джаррет засунул руки в задние карманы и медленно выдохнул, пристально глядя в ее лицо.

— Я не знаю, что тебе сказать, Ренни.

— Все в порядке, — сказала она, чувствуя себя спокойнее. — Тебе ничего не нужно ни говорить, ни делать, Джаррет. Просто выслушай меня. Это самое трудное из того, о чем я тебя просила, и это единственное, чего я хочу.

Он кивнул:

— Продолжай.

— Я не позволила ему просто избивать меня, — сказала она. — Насколько смогла, я пыталась дать ему сдачи. Наша первая совместная ночь проходила в одном из номеров отеля святого Марка, и я думаю, он боялся, что кто-нибудь услышит мои крики. Когда он понял, что не сможет избить меня до потери сознания, то вылетел из номера.

Короткий смешок Ренни был полон недоверия.

— Самое удивительное, что на следующее утро он в самом деле ожидал, что я его вновь впущу в номер. Он стоял по другую сторону двери и умолял впустить, клянясь, что больше никогда меня не тронет, и даже обещая расстаться со своей любовницей.

В конце концов ему пришлось уйти, иначе он рисковал собрать вокруг себя любопытных. Я не знаю, где он находился те недели, когда мы якобы находились в отъезде. Я оставалась там, где была, дожидаясь, пока пройдут синяки. Он приходил ко мне по меньшей мере раз в день, обещая одно и то же, и каждый раз я не позволяла ему войти. Когда последний синяк исчез, я открыла ему дверь, так как была готова уйти. Я сказала ему, что о происшедшем между нами ни слова не скажу своим родным, но что я буду добиваться признания брака недействительным.

Затем я вернулась домой к своей семье, и они приняли меня обратно, ни о чем не спрашивая. Я перестала ходить на работу в контору Уорта, и посыльные доставляли мне задания на дом. Я не имею представления, что Холлис сказал и кому, и даже не знаю, посмел ли кто-нибудь спросить его обо мне. До тех пор пока не пришло известие о происшествии в Джагглерс-Джамп, у меня не было необходимости его видеть.

Джаррет вспомнил то, что Ренни сказала ему несколько недель назад.

— Тогда Холлис возглавил компанию. Она кивнула.

— Почти сразу возникли проблемы — по крайней мере я так считаю, — но совет доверял Холлису так же, как ему доверял мой отец. Проекты, которым до катастрофы не давали хода, внезапно были одобрены. Холлис лишил меня доступа к информации и не разрешал больше работать дома. Он настаивал, чтобы я вернулась в контору, и хотел, чтобы я не добивалась расторжения брака.

Ренни покачала головой, все еще не понимая, как Холлис мог подумать, что она уступит.

— Я не собиралась делать ни того, ни другого, — сухо сказала она. — Вместо этого я заявила ему, что собираюсь искать Джея Мака.

Она засмеялась, вспомнив, как взбесился Холлис.

— Я думаю, что Холлис бросился бы на меня, если б мог избежать скандала. Так было поначалу. Потом, я думаю, он решил, что лучше некоторое время подержать меня подальше от дел. Пока я буду занята своим безнадежным предприятием, я не смогу вмешиваться в дела Северо-Восточной компании.

Джаррет подтянул к себе стул и уселся на него верхом.

— Но ты сказала, что совет доверял Холлису. Каким образом ты могла вмешаться?

— В своем завещании Джей Мак указал, кому он хотел бы доверить управление компанией, но свои капиталы он разделил между наследниками. Его жена получила пятьдесят процентов. Двадцать пять процентов перешло к моей матери, а оставшиеся двадцать пять были разделены поровну между мной и сестрами.

Поняв смысл решения Джея Мака, Джаррет слегка присвистнул.

— Стало быть, капиталы поделены поровну.

— Это верно. Холлис знал, что моя мать и сестры будут следовать моему совету, а это не всегда будет совпадать с его мнением. Нина Уорт, как и совет, была готова следовать за ним. Таким образом, существовала возможность парализовать всю деятельность Северо-Восточной железнодорожной компании. Холлису нужны были мои пять процентов, чтобы это предотвратить. В качестве моего мужа он имел возможность это сделать.

Джаррет сдвинул брови.

— Вот еще одна причина для него, чтобы противиться аннулированию брака.

Глядя в окно, Ренни кивнула:

— Эти пять процентов доли в Северо-Восточной компании и были главной причиной, по которой он хотел на мне жениться. Они давали ему полный контроль. Катастрофа с Джеем Маком предоставляла такую возможность, но, чтобы ее использовать, ему нужен был наш брак. Он давно это спланировал.

— Брак или катастрофу?

Ренни повернулась к Джаррету. Взгляд ее был твердым, выражение лица — искренним.

— И то, и другое, — сказала она. — Холлис спланировал и то, и другое.

Джаррет немного помолчал. Да, она действительно верит в то, что говорит.

— Это серьезное обвинение, Ренни.

— Ты и сам думал об этом.

— Я уже тебе говорил, что думал так до тех. пор, пока Джей Мак не сказал, что не сообщал Холлису о намеРенни проинспектировать работы в Куинс-Пойнт.

— Ты кое-что упустил, — сказала она, удивленная тем, что он не понял. — Джей Мак кое-кому об этом сказал, и вот она-то и сообщила Холлису.

— Почему же…

— Разве я не говорила? — спросила Ренни. — Нет, кажется, не говорила. Это ведь как раз то, что я все время пыталась сказать. Любовница Холлиса — это Нина. Нина Уорт… жена моего отца.

В глазах Джаррета промелькнуло удивление. Примерно с минуту он стоял неподвижно.

— Боже мой! — наконец промолвил он. — Неужели Холлис тебе сказал об этом?

— Он буквально наслаждался, говоря об этом. — Ренни не нужно было закрывать глаза, чтобы вспомнить, как сиял Холлис, какое удовольствие он испытывал, видя ее ошеломление. Она запомнила это даже лучше, чем последовавшее затем избиение.

— Джей Мак знает?

Она покачала головой:

— Я не сказала ему ни слова. Если он и знает, что у Нины есть любовник, то, я уверена, он не подозревает Холлиса.

76
{"b":"11262","o":1}