ЛитМир - Электронная Библиотека

Джонна камнем упала в кресло, стоящее позади нее, и взглянула на Джека. Голова у него склонилась набок, глаза были закрыты. Она надеялась, что он спал и не видел критический осмотр, который ей учинил Декер.

— Я никогда не смотрела на вас таким взглядом! — жарким шепотом проговорила она.

— А следовало бы.

Джонна неодобрительно поджала губы.

— Полагаю, что вы выпили гораздо больше, чем кажется с первого взгляда.

Он этого не отрицал.

— Я не старался угнаться за нашим другом Джеком, но своего не упустил. — Потом он указал на чайник и спросил:

— Вы позволите?

— Конечно. — Она хотела налить чаю, но он остановил ее. Джонна опять уселась в кресло, а Декер налил чаю и себе, и ей. — Утром Джек не сможет поднять голову, — заметила она.

Декер взглянул на спящего друга:

— Он вряд ли обратит на это внимание, так у него будет болеть голова.

— Может, отвести его в одну из спален? Там ему будет удобнее.

Джек приоткрыл один глаз.

— Мне и здесь хорошо! — пробурчал он. Потом слегка поерзал в кресле, примостил голову поудобнее и закрыл глаз. — Без дуэньи нельзя. — И он почти сразу уснул, на этот раз тихонько захрапев.

Джонна прищурилась и посмотрела на Декера:

— Как он это делает?

Декер уже поднялся с кресла и взял в руки поднос.

— Понятия не имею. Я думаю, он научился этому на море. Он почти никогда не спит в каюте. Во время шторма его привязывают к стулу у штурвала, и он спит урывками, когда может. — Декер поднял поднос повыше. — Пусть он остается здесь. А мы пойдем куда-нибудь еще. — Она не сдвинулась с места, и он, помолчав, добавил:

— Неужели вам действительно нужна дуэнья?

Джонна поднялась.

— Глупо!

Декер отвернулся и украдкой улыбнулся. Он прошествовал за Джонной в коридор, а затем в гостиную, поставил поднос и подал ей чашку с чаем. Взяв себе еще печенья, подошел к камину и подбросил пару поленьев. Джонна уже придвинула поближе к огню два кресла.

— Здесь холоднее, чем я думала. — Она взяла со спинки кресла плед и, усевшись, укрыла им колени. Она сделала глоток. — Если не считать ужина, я все время провела в библиотеке.

Декер все еще стоял перед ярко вспыхнувшим огнем. Он оглянулся на нее через плечо.

— Работали?

— Ну да, — отозвалась она, словно оправдываясь.

— Это не упрек, Джонна. — Он наблюдал ее реакцию на это обращение к ней по имени, но возражений не последовало. Декер отряхнул с рук крошки и сел. Джонна подала ему чашку. — Благодарю вас.

Она смотрела, как удобно расположился Декер в своем кресле, и ей стало завидно. Как свободно он держится, какая у него прекрасная осанка!

— Это Джеку пришла в голову идея прийти сюда и распевать рождественские гимны?

— Джеку вздумалось запеть во всю глотку, когда мы вышли из таверны. А уж извлечь какую-то пользу из этих вокальных упражнений пришло в голову мне. Ни к чему нам было приземляться за решеткой. — Декер отставил блюдце и обхватил чашку руками. — Вы что же, весь день провели в одиночестве?

Перемена разговора насторожила ее. Этот вопрос показался ей почему-то более интимным, чем оценивающий взгляд, которым Декер рассматривал ее недавно.

— Дома есть несколько слуг, — сказала она. Он искоса взглянул на нее, и этот быстрый взгляд сказал ей, что он не удовлетворен ответом.

— Ну, ладно, — произнесла она. — Вы с Джеком — первые гости у меня.

— Тогда я очень рад, что мы пришли. Не годится проводить Рождество наедине с собой.

— Что, есть такое правило?

— Да, — ответил он. — У меня. — Он сунул руку в карман и достал оттуда маленький сверточек. — Это вам от меня.

— Да, но…

Декер протянул ей руку:

— Прошу вас принять.

Джонна поставила чашку и взяла в руки сверток, аккуратно завернутый в простую коричневую бумагу. Развязав его, она увидела деревянную коробочку. Совершенно не представляя себе, что бы это могло быть, Джонна подняла крышечку.

Внутри лежал кусочек слоновой кости, немногим больше ногтя ее большого пальца. Джонна без труда узнала изображение на резьбе. Это была «Охотница». Превосходно вырезанный клипер стремительно скользил по волнам, его прекрасные паруса поймали ветер, струи воды обтекали борта. Джонна положила кусочек кости на ладонь и легко провела по нему пальцем. Казалось, что она физически ощутила скорость, с которой идет «Охотница».

— Это прекрасно, — тихо произнесла она. Она не поднимала взгляд на Декера, пока не убедилась, что слезы уже исчезли. — Спасибо! Это в самом деле прекрасно. — С неохотой она положила подарок в коробочку и закрыла крышку. Она убрала бечевку и бумагу с колен, оставив у себя коробочку. — Это вы вырезали «Охотницу»? — спросила она, наконец подняв на него глаза.

Декер кивнул.

— Этот кусочек слоновой кости лежал у меня несколько лет. Я никак не мог придумать, что на нем вырезать.

— Я польщена, что вы выбрали «Охотницу». — Это действительно было так. Ей хотелось верить, что в этом превосходном рисунке Декер запечатлел какую-то часть ее самой. Интересно, знает он об этом? — Должно быть, вы потратили на это уйму времени?

Декер пожал плечами.

— У меня его было предостаточно, пока заживали мои ребра.

Как ни глупо, но Джонна почувствовала, что ответ разочаровал ее. Ей хотелось, чтобы он сделал этот подарок специально для нее, а не занимался им от скуки.

— Ваши ребра уже зажили? — спросила она.

— Я готов к плаванию, — последовал неожиданный ответ, и, прежде чем она успела продолжить эту тему, Декер сказал:

— Я не был уверен, что застану вас дома сегодня вечером. Думал, вы пойдете куда-нибудь с Шериданом.

Джонна слегка сжала пальцами коробочку:

— Это вас вовсе не касается, капитан Торн, но…

— Декер.

Она пропустила это мимо ушей.

— Но мы с Грантом пришли к выводу, что не подходим друг другу.

Декер поднял брови:

— Вот как! И когда же это произошло?

— Сразу же после того, как он вернулся из Чарлстона.

«Больше недели назад!» — подумал Декер.

— А вы уверены, что Шеридан разделяет ваши чувства?

— Я достаточно ясно дала ему это понять.

— Я не об этом, — возразил Декер. — В порту ходят слухи, что весной вы поженитесь.

Джонна постаралась скрыть свое раздражение.

— О том, что мы помолвлены, говорят давно. Я не могу отвечать за людскую молву.

— Значит, это не правда?

— Что я собираюсь выйти замуж за Гранта? Не правда. Я самостоятельный человек, капитан. Даже если я решу отказаться от «Морских перевозок Ремингтон», моего наследства вполне достаточно для моих нужд. Мне нет надобности обзаводиться мужем, чтобы иметь опору в жизни.

— В таком случае вы можете позволить себе роскошь выйти замуж по любви.

С этой стороны она никогда не думала о замужестве.

— Да, — задумчиво проговорила она, — возможно, это верно.

— Если только он будет богатым человеком, — добавил Декер. Джонна смотрела на огонь, не поднимая глаз.

— Если только он будет богатым человеком, — спокойно повторила она. — Видите ли, иначе я бы беспокоилась из-за денег.

— Почему?

— Думала бы, что он женился на мне из-за них. — Она печально улыбнулась. — Нет худа без добра. Грант как верный друг охранял меня от охотников за чужими капиталами. Моего отца эти охотники очень тревожили. Вы же знаете, что я не так красива, как моя мать. — Эту последнюю фразу Джонна произнесла просто, без всякого кокетства.

Декер молчал. Он пристально вглядывался в профиль Джонны, смотревшей на огонь. Его резьба на слоновой кости была грубой поделкой по сравнению с изящными чертами лица Джонны. Изгиб ее бровей, очертание щеки, линии носа и подбородка казались выточенными искусной рукой мастера. «Интересно, — думал он, — понимает ли она, что паруса ее клипера, наполненные ветром, и палуба, скользящая по волнам, имеют такие же гордые очертания?..» Вырезая корабль, он все время думал о Джонне.

— Ну, думаю, мне пора идти, — сказал он наконец. — Поднять Джека на ноги будет задачей нелегкой.

29
{"b":"11263","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
ПП для ТП 2.0. Правильное питание для твоего преображения
Ловушка для птиц
Письма к утраченной
Соперник
Самый богатый человек в Вавилоне
На самом деле я умная, но живу как дура!
Шестая жена
Научись искусству убеждения за 7 дней
Кто сказал, что ты не можешь? Ты – можешь!