ЛитМир - Электронная Библиотека

— Я никуда не собираюсь уходить, — сказала она и отвернулась. Она смотрела на многолюдную пристань, но чувствовала, что Джереми все еще стоит рядом в нерешительности. — Оставьте меня, мистер Додд. — В ее голосе прозвучала повелительная интонация, заставившая Додда поспешно ретироваться.

Джонна улыбнулась про себя, довольная этой маленькой победой. Декер Торн распоряжался слишком долго. Слишком редко ей удавалось добиться, чтобы кто-то из членов экипажа сделал то, что хотелось ей.

Джонна завязала ленты шляпы и оперлась о перила. Воздух был прохладный, несмотря на яркое солнце. При каждом выдохе изо рта у нее вылетал парок. Такие же облачка пара выдыхали люди, которые напряженно трудились, спуская грузы по сходням и убирая паруса. На пристани всхрапывали лошади, нетерпеливо перебирая ногами в ожидании, пока нагрузят их повозки. Возчики похлопывали руками либо притопывали ногами, стараясь согреться.

«Охотница» слегка ударялась о причал, но Джонна без особого труда сохраняла равновесие. Она уже давно научилась держаться на ногах во время качки.

Лондон не так уж отличается от Бостона, думала Джонна. Конечно, масштабы здесь другие. Здесь всего больше: кораблей, людей, повозок, складов. У людей было другое произношение, но заняты они тем же. Как бы ни было, она будет рада, если они ненадолго останутся в этом городе. Картина, открывшаяся ее взору, только усиливала желание поскорее оказаться в бостонской гавани.

Обернувшись, она поискала глазами Декера. Найти его не составило труда. Сначала она услышала его голос. Он не был громким, но в нем была спокойная, уверенная властность, и этим он выделялся среди других напряженных голосов. Джонна до этого ни разу не видела Декера среди экипажа корабля, и теперь она поняла, каким уважением он пользуется у своих подчиненных. Он отвечал за корабль, за его состояние, за груз, который доставил в Лондон. Он не повышал голоса, отдавая приказания, но от его внимания ничего не ускользало.

Интересно, чем он занимался на корабле, когда его не было рядом с ней? Она читала записи, которые он делал в судовом журнале, но этого было мало, а гордость мешала расспрашивать самого Декера. Кое-что ей рассказали члены экипажа, не дожидаясь вопросов. Она узнала, что Декер очень мало спит, что он всегда приходит на помощь, когда требуется, и что нет на корабле такого дела, которое он бы не умел делать. Она верила этим сведениям, потому что они сообщались мимоходом, без всякой подготовки. К тому же она многое слышала от Джека Куинси.

Если и этого недостаточно, то оставался факт, что у Декера не было причин вкрадываться к ней в доверие. Он ясно дал ей понять, что нисколько не старается создать о себе хорошее мнение.

Джонна наблюдала за ним, склонив голову набок. Поля шляпы отбрасывали тень на ее глаза. Декер, кажется, не знал, что она стоит на палубе, и Джонну это вполне устраивало. Декер никогда не навязывал ей свою заботу, как Грант Шеридан. Не старался покровительствовать и опекать, чем так любил заниматься Грант. Декер относился к ней с уважением, как к человеку, у которого своя голова на плечах, даже когда она теряла эту самую голову.

Джонна пошла вдоль борта, по-прежнему наблюдая за Декером. Он был на голову выше большинства мужчин, однако не использовал это преимущество для достижения своих целей. Капитан обращался с людьми уверенно, без всякого высокомерия. Декер держался свободно, непринужденно расхаживая по палубе, словно она и не качалась под ногами.

Воротник его шерстяной моряцкой робы был поднят из-за холода, но шляпу Декер не надел. Ветер отбрасывал ему на лоб волосы кофейного цвета. Он беззаботно откидывал их назад пятерней.

Джонну пробрал озноб, но не от ледяного ветра, дующего с Темзы. Просто ей вспомнилось, как эти пальцы перебирали ее волосы, разделяли их на пряди, расчесывали. Жаль, что она уснула в его объятиях, жаль, что его не было с ней, когда она проснулась.

Джонна отвернулась и на мгновение закрыла глаза. Даже если Декер был тем человеком, которым она могла восхищаться, все равно оставалась проблема с его деньгами. Или с их отсутствием. Не это ли пытался он сказать ей в ту ночь? Ради чего он соблазнял женщин? Не важно, что он вернул ей золотую цепочку, ведь она владеет целой корабельной империей, на которую он, быть может, нацелился.

Декер подошел к ней.

— Я освобожусь через полчаса, — сказал он. — Мистер Джефрис получил мои указания и будет выполнять их. Груз, который мы должны получить по контракту с манчестерской ткацкой фабрики, прибудет не раньше вторника.

Джонна вскинула голову.

— Вторника? Но это значит — через шесть дней!

— Это верно, — спокойно сказал он. — А если мы уйдем, не взяв этот груз, прибыли от нашего рейса не будет.

— Может быть, мы можем взять что-нибудь другое? Я думала, что мы возьмем индийский чай.

— Чай тоже задерживается. И опять не по нашей вине. Но если мы уйдем без чая или без тканей… Ну, вы знаете эти проблемы лучше, чем я.

Конечно, знает. А вот что Декер знает их хуже — это вопрос открытый. Джонна мысленно кое-что просчитала.

— Пошлите мистера Джефриса в Манчестер, чтобы он добился доставки товара в Лондон ко вторнику. К этому времени должен прибыть корабль с чаем, если только не случится кораблекрушения. Мы потеряем не так уж много денег и времени, если сможем все это выполнить. К тому же мы возьмем пассажиров на обратный рейс.

Декер покачал головой:

— Никаких пассажиров!

— Почему?

— Потому что надо подумать о вашей репутации. Вы, конечно, владелица «Морских перевозок Ремингтон», но при этом вы молодая женщина, путешествующая в одиночестве. Экипаж корабля будет хранить молчание. Но я не могу поручиться за тех, кого мы возьмем на борт.

— Об этом вам следовало бы подумать, прежде чем меня похищать! — раздраженно сказала она. — И потом, о чем тут можно говорить? Разве что вы опять вломитесь ко мне во время купания и объявите об этом всем и каждому. — Ее слова имели бы больший вес, если бы она смогла посмотреть ему в глаза. Вместо этого она вспыхнула так, что лицо ее перестало чувствовать холод.

Декер прислонился к перилам и скрестил руки на груди.

— Я возьму пассажиров при одном условии.

— Вы не имеете права ставить условия, но — в виде исключения — я вас выслушаю.

— Выходите за меня замуж.

Джонна поджала губы.

— У вас действительно бездна юмора, — сказала она. — Я спущусь вниз.

Декер с усмешкой придержал ее за локоть.

— А у вас его вообще нет.

Она бросила выразительный взгляд на его руку.

Декер не отпустил ее, но улыбка у него смягчилась:

— Не уходите. Скоро прибудет кеб, который я нанял, и ваш сундук уже принесли.

Джонна уставилась на него.

— Кеб? — спросила она. — Мой сундук? Что вы задумали на этот раз?

— Боюсь, что очередное похищение. — Он проговорил это без всякого раскаяния. — Мы едем в Роузфилд, мисс Ремингтон. В дом Колина.

— Если вы уверены, что все будет в порядке, — проговорила Джонна, изо всех сил стараясь, чтобы голос ее не дрогнул. — Признаться, я с удовольствием повидаюсь с Колином. Мы ведь увидимся с ним, не так ли?

Внимательно посмотрев на нее, Декер кивнул:

— И с Мерседес, конечно.

— Да, разумеется. Мне очень хочется познакомиться с ней. И с их детьми тоже.

Декер почти поверил, что она говорит правду.

— Значит, договорились? Вы едете в Роузфилд.

Ей понравилось то, что он пытается создать видимость, будто у нее есть выбор.

— Да, договорились.

Джонна смотрела вслед Декеру, когда он отправился отдать еще какие-то распоряжения. Интересно, ей это кажется или действительно его походка стала более легкой.

Уже стемнело, когда они прибыли в Роузфилд. Джонна подумала, что такой поздний час — достаточно веская причина, почему они сначала не появились в Уэйборн-Парке. Их встретил целый штат прислуги, и Декер немедля отправил человека в Уэйборн-Парк с сообщением об их приезде. Как только Джонна поднялась по широкой лестнице, ее усталость словно рукой сняло.

35
{"b":"11263","o":1}