ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Держите спину прямо. Как забота о позвоночнике может изменить вашу жизнь
Секреты вечной молодости
Аврора
За закрытой дверью
Уроки плавания Эмили Ветрохват
Предсказание богини
Спираль обучения. 4 принципа развития детей и взрослых
Отель
Громче, чем тишина. Первая в России книга о семейном киднеппинге

Джонна лежала не шевелясь. После его ласк тело ее ощущало восхитительную тяжесть. Она представила себе, что он все еще рядом, почувствовала его губы на своих губах, его пальцы в своих волосах. Он был нежен и страстен, он целовал ее груди, проводил пальцами по ее телу, глядя на нее очарованным взглядом. Ему нравились ее чувствительная кожа, ее отзывчивое тело.

Декеру хотелось продлить эти сладостные муки не меньше, чем ей. Она шептала ему на ухо, чего ей хочется, а он выполнял ее желания. Она целовала его в подбородок, губы, шею.

Потом она прижала его руки к своим грудям, чтобы он почувствовал, как иод его ладонями набухает ее плоть. Она видела, как потемнели его глаза, а лицо стало серьезным. Она провела его руками по своим бокам, талии, бедрам и отпустила их. Когда они соединились, она ощутила это даже кончиками пальцев.

Потом он долго не отпускал ее, жарко дыша ей в лицо, перебирая пальцами ее волосы. Они молчали, а потом она уснула.

Джонна медленно села в постели. Декер, конечно, почувствовал ее движение, но не обернулся. Она встала: простыня соскользнула с нее, и босые ноги неслышно ступили на деревянный пол. Джонна подошла к мужу сзади, обхватила его обнаженную грудь и припала головой к спине.

Декер закрыл глаза и погладил ее руки. От ее близости на сердце у него стало спокойнее.

— Опять что-то приснилось? — спросила она.

— Да.

Джонна не столько услышала, сколько почувствовала его ответ. Она щекой ощущала, какая теплая у него кожа. Она поцеловала его.

— Ты мог бы разбудить меня, — тихо сказала она.

— Я знаю.

— Жаль, что не разбудил.

Ему тоже было жаль.

— В следующий раз разбужу.

Джонна отпустила его и, обойдя вокруг, встала между ним и окном.

— Прошло две недели с тех пор, когда тебе снилось это в последний раз. Больше, наверное, не будет сниться.

Он коснулся ее щеки тыльной стороной ладони. Глаза его были широко раскрыты.

— Наверное, не будет.

— Я была там, Декер. Я видела, что ты сделал.

— Что я пытался сделать.

— Да, — твердо сказала Джонна, — что ты пытался сделать. Ты не потерпел неудачу. Просто Рейчел хотела умереть. Ты знал, бросаясь в воду, что Рейчел не поблагодарит тебя, если ты ее спасешь. Наверное, тебе нужно с этим примириться, тогда ты сможешь спать спокойно.

Его слабую улыбку озарил холодный голубоватый свет луны. Он взглянул на свое наследство, серьгу, и положил ее на подоконник.

— Ты думаешь?

— Да. — Она положила руки ему на грудь, и он обнял ее за талию, сплетя пальцы на ее пояснице. — Декер!

— А?.. — Он почувствовал ее нерешительность и попытался представить себе, что же могло заставить Джонну так медленно и тщательно выбирать слова. — Что такое?

— Эти твои сны… Я думаю…

— Да?

— Ведь до Рейчел были другие. То есть я говорю не о снах, а о людях, которых ты тоже не смог спасти. Твою мать и отца. Ты был рядом, когда их убили разбойники. И еще Мер и Джимми Грумз… ты видел, как их повесили. — Голос ее замер. Она смотрела на его безжизненное лицо, на глаза, холодные, как лунный свет, на улыбку — загадочную и странную.

Декер думал, что она добралась до самой сути, до самого сердца. Последние шесть недель его сны были полны тревожными видениями. Он искал в толще ледяной воды не только Рейчел, но и свою мать, и Мер, и отца, и Джимми. Он был совсем близко к их протянутым рукам, но никак не мог до них дотянуться. Ему казалось, что они зовут его по имени и голоса их звучат очень ясно.

— Но, Декер, ведь ты спас Мерседес и Колина и десятки других людей, чьи имена тебе так и остались неизвестны. — Она провела пальцем по его губам. — Ты спас меня.

Декер покачал головой. Джонна провела пальцем по его щеке, по подбородку, потом палец замер у основания шеи.

— Ты ошибаешься, — сказал он.

— Нет, не ошибаюсь. Ты спас меня! От Гранта и от меня самой. — Джонна привстала на цыпочки. Потерлась губами о его губы. — Вы нужны мне, капитан Торн. Вы даже представить не можете, как вы мне нужны!

Декер поцеловал ее. Губы ее раскрылись навстречу поцелую, и спустя минуту, когда Декер отстранился, они все еще были влажными и приоткрытыми.

— Приятно это слышать, — сказал он. Она улыбнулась:

— Я хочу спорить с тобой и хочу смеяться с тобой.

Он не возражал против того, что на первое место она поставила спор.

Он усмехнулся с довольным видом, но она не обратила на это внимания.

— И мне нужно видеть твою насмешливую улыбку, когда я вдруг оторвусь от какого-либо дела и увижу, что ты на меня смотришь.

— Насмешливую?

«Вот и теперь она насмешливая, — подумала Джонна. — Легкая и насмешливая». От этой улыбки ее всегда охватывала дрожь.

— Мне нужно видеть тебя, когда я просыпаюсь, и перед тем, как я засыпаю.

— О, Джонна! — Он склонил голову и прижался лбом к ее лбу.

— И это не самое главное, Декер. Самое главное, что мне нужно, — это любить тебя, Декер. — Она обхватила его лицо ладонями. Губы их были близко-близко. — Позволь мне успокоить тебя, — прошептала она. — Когда у тебя бывают кошмары, зови меня.

Декер взял ее на руки и сел вместе с ней в большое кресло. Она обвила руками его шею, положила голову ему на плечо. Некоторое время в спальне слышался только треск горящих поленьев и тиканье часов на камине.

— Как ты думаешь, она его любила? — спросила Джонна. — Я имею в виду Рейчел. Любила она Гранта?

— Я не знаю.

— Время от времени мне видится ее лицо. Каким оно было, когда она обнимала Гранта. Горе ее было так глубоко… Наверное, она когда-то любила его.

Декер тоже помнил лицо Рейчел, но у него это лицо вызывало совсем другие чувства.

— Если она любила, то не того человека, каким он был, а того, каким он мог бы быть. — Он погладил Джонну по волосам. — Она хотела, чтобы мы его убили. Я тогда этого не понял, но потом, когда уже было слишком поздно, до меня дошло: именно это она пыталась объяснить мне. И я думаю, что она заранее решилась на это. Шеридан знал о бумагах, которые я взял из его стола. Ни ты, ни я не говорили об этом. Узнать о них он мог только от Рейчел. Она показала их Гранту, чтобы вызвать у него какую-то реакцию, и забрала их обратно. Она вела себя как ребенок, бросивший камень в пруд. Она начала действовать, не зная, что может произойти дальше. А потом события стали неуправляемыми. Когда она увидела Грэма в этом доме — а она думала, что это Сокол, — Рейчел поняла, что ей нужно действовать. Вряд ли она хорошо продумала все свои действия.

— Она не выдала нас, — сказала Джонна. — И я думаю, она никогда не сделала бы этого.

Пальцы Декера все еще перебирали шелковистые волосы Джонны. Веки ее постепенно опускались, щеки зарумянились.

— Я хотел кое-что сказать тебе, — проговорил он негромко.

— О Рейчел?

— Нет, не о Рейчел. О тебе.

Она потерлась щекой о его грудь, как очаровательный котенок.

— Ммм?

— Ты — жена очень богатого человека.

Она улыбнулась, не открывая глаз:

— Потому что ты держишь меня в объятиях?

— И поэтому тоже, — согласился он. — Но ты должна знать, что несколько лет назад Колин кое-что выделил мне.

Джонна подняла бровь и насмешливо посмотрела на Декера:

— Кое-что? Ты имеешь в виду доверенность на управление имуществом?

— Я имею в виду Роузфилд.

Джонна заморгала, раскрыла рот, но не смогла проговорить ни слова. Декер поднял пальцами ее подбородок и закрыл ей рот поцелуем. Руки Джонны, обвивавшие его шею, опустились.

— Ты мог бы сказать мне об этом, — произнесла она спустя некоторое время.

— Титула у меня нет, — Декер пожал плечами, — а без титула и говорить, в общем, не о чем. Графский титул принадлежит Колину.

Джонна прекрасно понимала, почему он не говорил ей об этом.

— Наверное, я заслужила этот небольшой сюрприз, — сказала она. — Хотя странно, что Колин и Мерседес не выдали твоей тайны.

— А они почти выдали ее. Я просил их не делать этого. Дело не в том, что я не хочу жить в Роузфилде. Об имении заботится управляющий Колина. Я сказал Колину, когда он передал мне Роузфилд, что передам его Грейдону, если мы его найдем.

88
{"b":"11263","o":1}