ЛитМир - Электронная Библиотека

— Осталось только подыскать что-нибудь для тебя, — сказала Хлоя. — Но ты не беспокойся — капитан не заставит тебя искать другое место. Мы сказали ему, что без тебя не останемся.

Мерседес почувствовала, что ноги ей отказывают, и медленно осела на ступеньки. Ее рука скользнула вдоль стойки перил. Услышать эти слова от Хлои, которая еще вчера смотрела ей в рот в ожидании указаний, было для Мерседес верхом всяких ожиданий. А услышать их после всего того, что произошло, — это уж слишком!

— Вы сказали ему? — спросила она, не веря своим ушам. — Вы обсуждали с капитаном Торном мое будущее?

— Мы обсуждали наше будущее, — пришла на помощь сестре Сильвия. — Наше общее будущее. Ведь ясно же, что мы все зависим друг от друга, а уж больше всего мы всегда зависели от тебя!

Хлоя согласно кивнула. Белокурый завиток упал ей на лоб, и она нетерпеливо сдула его в сторону.

— Неужели ты считаешь, что мы приняли бы обещания капитана, не подумав о тебе?

— Обещания капитана… — сказала Мерседес каким-то тоненьким, еле слышным голосом. Бриттон хихикнул:

— Мерседес, ты прямо как попугай, про которого мистер Джонс рассказывал нам за обедом!

— Попугай… — как заведенная повторила Мерседес, и кровь отхлынула от ее лица.

Сегодня уже во второй раз ее сравнили с этой птицей.

— Да, наверное. — Мерседес услышала свой собственный голос и представила себе, каким взглядом она сейчас смотрит на них. Радужное ожидание в их глазах постепенно растаяло, и они поняли, что она не согласна ни с одним из их заявлений. Она с трудом заставила себя улыбнуться.

— Думаю, сейчас вам лучше всего разойтись по своим комнатам. Я сама поговорю с капитаном и выслушаю его обещания.

Она заметила, что ее слова никак не уменьшили напряжения на их лицах.

Светлые брови Сильвии сошлись на переносице.

— Но ведь ты же не собираешься всех нас погубить? Скажи, что нет!

— Это же совсем не милостыня, — сказал Бриттон. — Ну, не совсем милостыня.

— Ты не должна упрямиться! — сказал Брендан. Мерседес заметила, как он посмотрел при этом на Хлою, и сразу поняла, от кого он услышал эту фразу. Ясно, что все четверо уже долго обсуждали эту тему. Но когда? Неужели Колин Торн успел вбить это все им в головы еще до того, как они заперли его в башне? Маловероятно! Оставался лишь тот момент, когда он мог поговорить с ними в ее отсутствие: после того как он ушел от нее из сада.

Мерседес тогда специально не торопилась домой, а когда наконец вернулась, сразу прошла в свою комнату, чтобы переодеться к ужину. Теперь она вспомнила, что спальни в северном крыле дома показались ей подозрительно притихшими, а когда позвали к столу, она оказалась там первой. Все остальные, включая Обри Джонса и Колина Торна, явились en masse, как говорят французы, то есть в полном составе, со стороны оранжереи. Она тогда решила, что ее кузины показывали Колину зимний сад, а он, вероятно, блистал перед ними своими ботаническими познаниями. Теперь же ей стало ясно, что они беседовали там совсем не о тепличных орхидеях.

— Я поговорю с капитаном, — повторила она, стараясь не казаться слишком сердитой.

Волей-неволей они вынуждены были принять ее условия. Хлоя взяла за руку Брендана и повела его мимо Мерседес наверх. Сильвия с Бриттоном последовали за ней. Взгляды, которые они бросали при этом в ее сторону, были и умоляющими, и озабоченными. Но никому из них

Так и не удалось заглянуть ей в глаза. Все они, по крайней мере, внешне, признали ее несогласие.

Мерседес еще сидела на ступеньках лестницы, когда двери столовой открылись и из них вышли Колин и Обри. Она встала, видя, что они приближаются к холлу.

— Мисс Лейден. — Обри почтительно наклонил голову. — Мы сейчас как раз направлялись в гостиную, чтобы найти вас. Я хотел поблагодарить вас за гостеприимство.

Стоя на первой ступеньке лестницы, Мерседес не могла посмотреть глаза в глаза этому рыжеволосому великану, но ей было даже приятно смотреть на него снизу вверх.

— Очень любезно с вашей стороны, мистер Джонс. Вы так великодушны, что еще благодарите меня, несмотря на ваше заключение в северной башне.

Он чуть пожал плечами:

— По правде говоря, мэм, это дало мне возможность немного вздремнуть. Ночью в гостинице я совсем не выспался.

Не зная причины его бессонницы в «Случайном капризе», Мерседес внимала ему с вежливым сочувствием. Затем она произнесла все приличествующие моменту слова и пожелания счастливого пути до Лондона и дальше до Бостона.

Непривычный к столь любезному обхождению, Обри смущенно переминался с ноги на ногу. Он и не догадывался, что в этот самый момент у нее из головы не шли близнецы, которые сейчас наверняка спорили о ней. Он коротко поклонился, давая понять, что хочет уйти.

— Мне пора в гостиницу, если я не хочу пропустить карету, — сказал он.

— Да-да, конечно, я не хочу задерживать вас.

Она хотела лишь избежать разговора с Колином. Несмотря на то, что она обещала своим сестрам, Мерседес не представляла себе, как она сможет поговорить с капитаном сегодня вечером. И вообще — в любой другой вечер. Когда она сидела одна на лестнице, ей пришло в голову, что лучше всего написать ему письмо. Так она выскажет все свои доводы и опасения с большей основательностью, и уже он не сможет сбить ее с толку своими замечаниями.

— Ну что же, всего вам хорошего. Вам обоим.

И только когда она увидела взгляд, которым Обри посмотрел на своего капитана, она поняла, что ошиблась

— Всего хорошего, — ответил Обри.

И тут же последовал невозмутимый ответ Колина:

— А я не уезжаю.

Зеленые, широко расставленные глаза Обри стрельнули сначала на хозяйку дома, потом на хозяина, и он понял, что его присутствие излишне. Несмотря на свой огромный рост, он ретировался на редкость незаметно.

Мерседес была рада, что опирается на перила. Если стоя на первой ступеньке, она смотрела на Обри снизу вверх, то Колину она с этой же ступеньки смотрела прямо в глаза.

— Что вы имеете в виду? Как это вы не уезжаете?

Она тут же пожалела о том, что задала свои вопросы, потому что ее не интересовали ответы. Мерседес просто хотела, чтобы он исчез.

— Вы хотите, чтобы мы здесь и разговаривали? — холодно спросил Колин. И многозначительно посмотрел наверх лестницы.

Мерседес проследила за его взглядом. Она тут же успела разглядеть взъерошенную голову одного из близнецов, но не смогла определить, кто это — Бриттон или Брендан. Но это было и не важно. Где один, там прячется и другой. Повернувшись к Колину, она спросила:

— Библиотека?

Она снова удивилась интонации, с какой прозвучал ее голос, будто она уже признала его хозяином имения.

— Это было бы прекрасно.

Колин отступил в сторону, пропуская Мерседес вперед. Перед ужином она переменила свое серое повседневное платье на выходное из синего шелка, и, когда двигалась, ткань переливалась в свете настенных канделябров. Как и у серого платья, вырез вечернего наряда был небольшой, под горло, и скрывал багровый рубец, охватывающий шею у основания.

В библиотеке Мерседес зажгла несколько свечей на узком столике в углу и лампу на письменном столе графа. Она не стала садиться, предпочитая оставаться во всеоружии.

— Вы можете пожалеть, что пропустили лондонский дилижанс, — сказала она ему. — Я буду говорить очень коротко.

Колин понял, что Мерседес Лейден вновь обрела свой голос где-то между главной лестницей и входом в библиотеку. Он кивнул, как бы соглашаясь, и предоставил ей возможность говорить.

— Я могу лишь догадываться о том вздоре, которым вы забили головы моих двоюродных братьев и сестер, — начала она. — Они совершенно уверены, что вы выиграли пари и теперь собираетесь забрать Уэйборн-Парк. Они, кажется, ничуть не огорчены отсутствием графа, хотя никто из них и не подозревает о мнении Северна насчет исчезновения их отца. Более того, они вбили себе в головы, что вы будете содержать их, пока они не смогут позаботиться о себе сами. Что касается близнецов, то это не менее десяти лет, хотя я не совсем уверена, что им этого срока хватит.

31
{"b":"11264","o":1}