ЛитМир - Электронная Библиотека

Глава 16

Колин отказался сесть в кресло, которое ему предложил Обри. Место на ковре перед камином было, конечно, неравной заменой просторных палуб клипера, но теснота кресла казалась ему просто нестерпимой. Охватившее его беспокойство и потребность действовать были настолько сильны, что никак не давали ему сосредоточиться и спокойно подумать. Похожее чувство растерянности, когда он просто не знал, что делать, Колин пережил всего один раз в жизни, то есть в тот день, когда были убиты его родители.

— Думайте, — сказал он собравшимся, попросив их о том, чего не мог сейчас сделать сам.

Близнецы сидели вдвоем в единственном кресле с высокой спинкой. Сильвия и Хлоя прилепились друг к другу на диванчике. Обри занял другое кресло. Миссис Хеннпин с супругом тоже пришли в библиотеку по просьбе семьи и Обри. Они стояли как часовые у дверей.

— Место, куда он увез ее, не в Лондоне. Где-то ближе.

— Простите меня, сэр, — возразила миссис Хеннпин, взволнованно закручивая краешек своего фартука, — но почему вы так уверены, что он не увез ее в свой лондонский дом?

Колин нервно пригладил волосы. По правде сказать, он не был в этом уверен. У него были адреса, которые дала ему домоправительница в Розфилде. И он мог бы послать туда Обри, но почему-то не хотел ехать туда сам. В углах его глаз резко обозначились морщины, щеки запали.

— Я ведь знаю Мерседес, — сказал он наконец. — Я не верю, что она согласилась бы поехать с ним одна так далеко. Даже к его умирающему отцу. Кроме того, она осталась бы здесь из-за Сильвии. Если я уеду в Лондон, а ее там нет, то вернусь только к ночи. — Его голос совсем упал. Он смотрел куда-то в сторону. — Я не имею права на ошибку.

Хлоя придвинулась ближе к сестре и просунула свою маленькую ладошку под ее руку. Губы ее шевелились в беззвучной молитве.

Миссис Хеннпин продолжала теребить край своего накрахмаленного белого фартука. Ее муж задумчиво вертел в руках шляпу. Он прочистил глотку и переступил с ноги на ногу.

— Что, мистер Хеннпин? — спросил Брендан. Тут же вмешался Бриттон:

— Вы что-нибудь знаете?

Мистер Хеннпин неуютно поежился, чувствуя на себе взгляды присутствующих. Надежда в их глазах легла на его сердце ужасным бременем из-за этого несчастного звука, раньше времени вырвавшегося из глотки.

— Так, — медленно произнес он, — в Розфилде есть охотничий домик.

Близнецы выскользнули из кресла и вскочили на ноги.

— Охотничий домик!

Они прыгали и танцевали от восторга.

— Конечно! Он поехал именно туда! Сильвия и не пыталась утихомирить их. Наоборот, она заразилась их возбуждением и возродившейся надеждой.

— Объясните нам, почему вы так думаете.

Бриттон первым прекратил прыгать и бесноваться.

— Он возил туда своих любовниц, — сказал он совершенно как взрослый.

— Бриттон! — строго воскликнула Хлоя.

— Это правда. — Брендан встал на защиту своего брата, хотя это явно предполагало, что он признается в подслушивании. — Но это не значит, что мы считаем Мерседес его подружкой. — И он сделал серьезное лицо, чтобы все поняли, что он об этом думает. — Наш отец тоже иногда бывал там. — И охотно продолжал:

— Но я, правда, не знаю, была у него там любовница или нет.

Хлоя хотела было отругать его, но раздумала. Вместо этого она схватила его в охапку и поцеловала в макушку.

Брендан покраснел и отшатнулся. Он пригладил волосы, чтобы стереть этот поцелуй.

— Хлоя, ты что? Ты не имеешь права делать это.

Колин почувствовал слабое желание улыбнуться.

— Если бы не она, я сам бы сделал это, — сказал он. Его глаза опять помрачнели. Он поднял взгляд от светловолосых головок близнецов и посмотрел на мистера Хеннпина. — Расскажите мне, как найти этот домик.

Мерседес не мигая смотрела на Понтия Пайна.

— Вы сами разыскали моего дядю? — спросила она наконец.

Неужели это возможно? Ни одна черточка не дрогнула в лице карманника, тем не менее Мерседес почувствовала, как он хочет, чтобы она поверила ему.

— Совершенно верно, — ответил он. — Когда я услышал, кого он ищет, я сразу понял, что могу помочь ему. Я и никто другой. Мы, англичане, должны держаться вместе.

— Значит, после того как вы с таким трудом добрались до Бостона, вы просто так решили вернуться назад.

Понтий пожал плечами.

— Как заметил его светлость, этот город не очень располагает к себе. Я понял, что мне больше нравится Лондон.

Мерседес повернула голову к Северну:

— Так вы хотели, чтобы я выслушала это? И вы думаете, что я поверю этому человеку и не поверю своему мужу? Сказка этого мистера убедительна лишь для тех, кто не знает Колина, но для меня она, уверяю вас, совсем неинтересна.

Уэйборн снова поднял свой стакан в насмешливо-издевательском приветствии.

— Я говорил тебе, Маркус, — она будет упрямиться. Ну, не важно. Ты всегда можешь выбить из нее это упрямство.

— Замолчите, — сказал сквозь зубы Северн. Он не сводил глаз с Мерседес. — История этого мистера меняет все. Вы сами понимаете. Теперь Уэйборн-Парк уже не проигран на пари. Пари выиграл ваш дядя. Капитан Торн должен ему огромную сумму денег, и он сможет заплатить все свои долги. Теперь капитан будет опозорен и останется без гроша,

Мерседес хотела закрыть уши руками, но руки ее были связаны. Эта попытка отвлекла ее от слов Северна.

— Вы ошибаетесь.

— Нет, я прав. Поэтому-то вы и испугались. А ведь вы на самом деле боитесь. Мерседес. Я вижу. У капитана полный крах. — Он улыбнулся, будто желая успокоить ее. — Но вы еще можете устраниться от всего этого, — сказал он ей. — Вы можете разоблачить его. Уйти от него. Вы можете прийти ко мне.

Она ожидала услышать это, но не была готова к своей собственной реакция. Мерседес услышала свой смех, прежде чем поняла, что это смеется она.

Лицо Северна запылало. Кровь бросилась ему в голову, а пальцы вцепились в ручки кресла. Ему ничего не стоило подняться со своего места и втиснуть Мерседес поглубже в ее кресло.

Понтий Пайн выпрямил ноги. Это движение было случайным. Он так и остался в расслабленной позе, с отсутствующим выражением на лице. Его глаза не бегали между Мерседес и Северном, и его голос не нарушал напряженную тишину, но он был готов в случае необходимости остановить Северна. Правда, ему пришлось бы слишком быстро действовать руками, и это его беспокоило. Он смог бы справиться с одним Северном, но не выдержал бы, если бы в драку влез Уэйборн. Несвоевременное появление графа уже остановило его только что в лесу. И он не хотел, чтобы что-то снова помешало ему. Тогда он не смог бы помочь Мерседес.

Северн продемонстрировал замечательную сдержан-ность, оставшись на месте. Только в голосе его послышалась резкость.

— Мерседес, быть может, тебе нужно время, чтобы все обдумать? Уэйборн, покажите вашей племяннице ее комнату. Она может побыть там, пока не появится капитан.

Мерседес встала без помощи графа и холодно стряхнула его руку со своего локтя.

— Колин не знает этого места. Как он сможет сюда приехать?

— Удивительно, но я больше уверен в его способности отыскать вас, чем вы сами! Вам действительно нужно больше доверять мужчинам. Меня, может, и можно в чем-то упрекнуть, но только не в том, что я недооценивал его способности.

Направляясь к лестнице, Мерседес осторожно обошла Северна, держась как можно дальше от него. Она боялась, что он схватит ее за платье и остановит, и не была уверена, сможет ли спокойно выдержать прикосновение его рук.

Комната, куда привел ее дядя, выходила на задворки домика. Она посмотрела в единственное окошко и увидела только густой лес. Дороги видно не было, а значит, она не сможет увидеть, когда появится Колин. Не было видно ни балкона, ни ската крыши, которые подарили бы ей хоть самую маленькую надежду на побег. На двадцать футов вокруг домика деревья были вырублены, так что не было ветвей, по которым она могла бы спуститься на землю.

93
{"b":"11264","o":1}