ЛитМир - Электронная Библиотека

— В дверях она тотчаХ натолкнулась на могучую грудь Ноя.

— Ой, извините, — сказала Джесси, стараясь обойти его. Она не посмела взглянуть ему прямо в глаза. — Я не причинила вам боль?

— Нет. — Ной закрыл за Джесси дверь, но не дал ей пройти, загородив путь руками, словно поймал в ловушку. Его глаза были мрачными, но не злыми. По правде говоря, тайные перешептывания и многозначительные взгляды женщин казались ему скорее забавными, нежели загадочными. — Мне бы хотелось, чтобы ты все объяснила сейчас.

Джесси не удивилась такому ходу событий. Нагнувшись, она выбралась из кольца его рук и принялась убирать со стола. — Джесси.

Не повернув головы в его сторону, она произнесла:

— Я не давала вам права называть меня по имени.

— Но как мне тебя называть, подскажи, — разумно заметил Ной. — Мэри сказала, что тебя зовут именно так.

— Она слишком много говорит.

Ной подошел к окну и присел на скамью, вытянув ноги. Затем он подобрал с пола одеяльце Гедеона, сложил его пополам и подсунул себе под спину.

— Похоже, что Мэри поставила тебя в затруднительное положение, не правда ли? Но что такого ужасного я должен услышать от тебя?

Джесси раздражало самодовольное выражение его лица. Однако она воздерживалась от объяснения. Пусть лучше самодовольное выражение, чем то, которое, несомненно, появится на его лице, едва ему станет известно о свадьбе. Замочив грязную посуду в ведре с водой, чтобы потом как следует оттереть ее, Джесси села за стол.

Она чувствовала себя более уютно с этим человеком на расстоянии, когда их разделял хоть какой-то барьер.

— Даже не знаю, с чего начать, — промолвила она. — Вы уже спрашивали, почему я не съездила в Стенхоуп или Линсрилд.

— И твое объяснение прозвучало не очень убедительно.

Превосходно! Он уже заподозрил ее во лжи.

— Ну что ж, в какой-то степени я не солгала вам, — начала оправдываться Джесси. — Но есть и другая, более важная причина, почему я никому из вашей семьи не рассказала о случившемся. — Джесси нервно оправила подол своего тускло-коричневого платья. — Видите

Ли, в тот день, когда вы впервые встретились со мной, я спасалась бегством. — Она подняла вверх свои большие серые глаза и изучающе посмотрела на него. — Я не могла никому рассказать о вашем местонахождении, иначе тем самым выдала бы и себя.

Ной слегка напрягся.

— Ты убегала? Но от кого?

— От родственников моего мужа, — тихо ответила Джесси, — а точнее, от семьи моего покойного мужа. Роберт умер за несколько дней до Рождества. — В ее глазах заблестели слезы. Джесси была уверена, что за это она обязательно будет гореть в аду. — Он скончался от гриппа. Доктора ничем не смогли ему помочь. Все произошло очень неожиданно. — Джесси перевела дыхание. — С тех пор как поженились, мы жили вместе с его родителями в Грант-Холле. Роберт был их единственным сыном и наследником. А теперь по праву наследником считается Гедеон, поэтому-то бабушка с дедушкой и хотят, чтобы он находился рядом с ними. Растерявшись, Ной не знал, чем утешить ее.

— Право же, это не так уж и плохо. Мои родители тоже любят своих внуков до безумия.

— Наверное, ваши родители не заявляли во всеуслышание, что не желают иметь ничего общего с матерью своих внуков?

— Конечно, нет, — сказал Ной, начиная понимать, к чему клонила Джесси. — Так значит, тебе стало известно об их намерениях?

Она кивнула, громко шмыгнув носом. Вытащив кусочек материи из манжета рукава, Джесси вытерла им нос. Успокоившись и желая показать Ною свой твердый характер, она продолжила:

— Герцог и герцогиня не хотят, чтобы я жила с ними в Грэнтхэме, и они заявили об этом достаточно откровенно. С самого начала они возражали против нашей с Робертом женитьбы и не скрывали своего нежелания видеть меня после его смерти.

— Но почему?

Думаю, вы не поймете, потому что вы не англичанин.

— И все-таки я постараюсь.

Джесси приняла задумчивый вид в надежде, что полностью завладела его вниманием, и с трудом проговорила:

— У меня совершенно не было приданого. Когда Роберт познакомился со мной в Лондоне в разгар светского сезона, я была компаньонкой леди Говард. Вы же понимаете, что юноше из столь знатного рода не пристало брать себе в жены бедную девушку, каковой являлась я. Мой отец был

— бароном, и хотя мои родители занимали более низкую ступень в обществе по сравнению с людьми графского титула, им был открыт доступ повсюду. Им нравились вечеринки, танцы, они любили повеселиться. Только не подумайте, что мои родители были развратными и у них не было забот. Нет, просто они беззаботно наслаждались жизнью и не заглядывали в будущее: ни в мое, ни в свое собственное.

— Они влезли в долги, — предположил Ной, рисуя в своем воображении ход дальнейших событий.

Джесси кивнула:

— Рано или поздно это должно было случиться с ними. Ничего удивительного. Но папа постепенно обязательно расплатился бы и все были бы счастливы. Он был порядочным человеком. Наше поместье приносило приличный доход, и причины для беспокойства не существовало. Разумеется, я и не думала, что случится беда.

— А что произошло?

Пожар. — У Джесси будто ком застрял в горле.

Она тяжело сглотнула. Черты ее бледного лица напряглись. — Это произошло два года назад глухой зимней порой. Мама с папой погибли, а дом и конюшни были уничтожены пожаром. Билл, младший брат Дэви Шоу, помог мне выбраться из объятого пламенем дома. — Джесси беспрерывно теребила в руках носовой платок. — Извините, вам, наверное, неинтересны все эти подробности. Просто вы спросили, почему родители Роберта, возражали против нашего брака. Пожар уничтожил все до мелочей. Имение пришлось продать, чтобы расплатиться с кредиторами, и все же некоторым из них не повезло, они ушли с пустыми руками.

Ной свесил ноги со скамьи и, наклонившись вперед, положил локти на колени.

— Полагаю, у тебя не было родственников, к кому можно было бы обратиться за помощью.

— Вы правы. Поэтому-то я и нанялась в компаньонки. Но и этому была рада. Не многие люди желали жить со мной под одной крышей. Они испытывали неловкость.

— Мне кажется, твое присутствие постоянно напоминало бы им, насколько велика вероятность так же быстро распроститься со своим состоянием и положением.

Спрятав носовой платок обратно в манжет рукава, Джесси опустила руки на стол.

— Теперь вы понимаете, почему родители Роберта так относились ко мне. Не потому, что мои родители настолько глупо лишились всего, в том числе и собственной жизни, не позаботившись о моем будущем, а потому, что мне пришлось работать.

— Должно быть, они обижали тебя?

Джесси продолжила свой рассказ прерывающимся голосом:

— Да, было… трудновато. Роберт постоянно пытался сглаживать наши отношения. У нас были и собственные покои в Грант-Холле, но я никогда не чувствовала себя там хозяйкой. Я надеялась, что его родители хоть немного переменятся ко мне, когда узнают, что у нас будет ребенок. Однако этого не случилось. Наоборот, жить с ними стало просто невыносимо. Лорд и леди Грэнтхэм начали строить всяческие планы относительно нашего ребенка, но меня лично они исключали из своих проектов. Роберт успокаивал меня как мог, но им удалось заманить его в свои сети.

Ной обнаружил, что его обрадовало это известие. Он очень боялся, что в глазах Джесси Роберт Грэнтхзм был святым человеком. Почти одновременно Ною стало стыдно за свои мысли. Он не имел никакого права интересоваться чувствами Джесси к бывшему мужу. Закрыв на минуту глаза, он постарался представить лицо своей невесты. Образ получился смутным, ускользающим. Ной опять открыл глаза и задумчиво посмотрел на Джесси.

В эту минуту ей хотелось по его глазам прочитать то, о чем он сейчас думал.

— С момента рождения Гедеона они постоянно вертелись возле него. Я чувствовала себя… племенной кобылой, которая была уже никому не нужна. — Джесси закончила с удивительной откровенностью — это была задумка Мэри:

16
{"b":"11266","o":1}