ЛитМир - Электронная Библиотека

— Я хочу сейчас не этого; — Ной почти сам верил тому, что говорил. — Давай обсудим, как мы будем узнавать друг друга, а не овладевать друг другом. Мы должны с чего-то начать. Мне хочется обнять тебя, узнать твою ласку, хочется, чтобы ты узнала мою. — Его золотисто-зеленые глаза полностью лишили ее воли. — Ничего не произойдет, если ты не захочешь, — добавил он, уверенный, что в конце концов одержит победу. Ной провел рукой по губам Джесси. — Что ты скажешь на это?

Джесси ощутила, что теряет рассудок от мягких, нежных звуков его голоса. Ее рот приоткрылся, и кончиком языка она дотронулась до его большого пальца.

Глава 6

Ной тихо стонал от желания, удивляясь в то же время тому, что испытывал столь сильное физическое влечение к красивой шельме, разделявшей с ним постель. Еще минута, и его стон растворился в поцелуе, оказавшись в западне ее губ. Кончиком языка Ной приоткрыл восхитительный рот девушки и, почувствовав, как участилось ее дыхание, впился в ее губы. Они оказались сладкими, манящими, но робость и стыдливость, с которыми Джесси отвечала на его ласки, удивили Ноя. Во время сна она не выглядела такой застенчивой. Продолжая губами изучать ее тело, Ной ощущал, что она чуть неуверенно следовала за ним, повторяя его движения.

Он слегка опустил лежащую на ее талии руку и остановился на плавном изгибе бедра в ожидании ответной реакции. Одновременно он снова стал губами искать ее губы и, найдя, завладел ими. Он старался сдерживать себя даже тогда, когда ощутил, что ее икры сжали его ноги.

Джесси получала огромное наслаждение, но оставалась осмотрительной. Она невольно вспомнила о том, как Эдвард Панберти прижал ее к двери детской комнаты и пытался насильно поцеловать. Один поцелуй пришлось тогда стерпеть, и, лишь исцарапав ногтями его щеку, ей удалось избежать второго. Но несмотря на страх, который овладел ею сейчас, она понимала, что никогда не поступила бы подобным образом с Ноем. Где-то в глубине души она признавала, что затеяла опасное дело, но что ей еще оставалось? Притвориться сейчас, что ее немного влечет к Ною — значит своими действиями дать ему обещание сблизиться физически и соответственно держать его в постоянном напряжении. Хотя, с другой стороны, то, что она делала, не было похоже на притворство. Ее сокровенные мысли и чувства перепутались. Подобного смятения она никогда еще не испытывала.

Осторожно, даже слишком осторожно, Ной подталкивал Джесси в бедро до тех пор, пока она не перевернулась на спину. Теперь его нога, которая прежде была зажата между ее бедрами, покоилась на них. Всем своим весом, но в то же время не надавливая, Ной лег на Джесси сверху.

— Ты можешь прикоснуться ко мне, Джесси, — произнес он, ловя себя на мысли о том, что невольно думал о ее покойном муже. Чем они отличались друг от друга? Сравнивала ли она их поцелуи? Этот вопрос очень тревожил Ноя. После того как однажды заключил Джесси в свои объятия, он уже ни разу не вспоминал о Хилари.

Ной снова поцеловал Джесси, но вложил в этот поцелуй свой гнев. Ему хотелось вычеркнуть из их жизни Хилари и Роберта Грэнтхэма. Джесси же отреагировала на его поцелуй, как и на все остальные, — пылко и страстно.

Положив локти на плечи Ноя, Джесси взъерошила ему волосы. Она стала забывать об опасности, находясь в его объятиях. Ведь он же сказал, что только прикоснется? Ей хотелось снять с себя всю ответственность за происходящее, и она предпочла поверить ему на слово. Поскольку он обещал не добиваться ее силой, Джесси не терпелось ощутить все то, что обычно предшествует моменту полной близости с мужчиной.

Она плавно опустила руки на грудь Ноя, провела пальцами по его широким, мускулистым плечам, ощутив тепло мужского тела под своими ладонями. Каждая мышца его сильных рук была натянута. Под действием ее изучающих, скользящих пальцев соски его грудей затвердели, и она ощутила, как какое-то особое напряжение передалось от него к ней.

Ной согнул руку, чтобы добраться до пышной груди девушки. Положив на нее ладонь, он загорелся желанием скинуть ночную сорочку Джесси и поцеловать сосок. Ее груди были полными, высокими и твердыми. Они немного набухли, что говорило о ее сильном желании. Большим пальцем руки Ной принялся растирать ее сосок. Ткань ночной рубашки усиливала трение, отчего становилось еще приятнее. Джесси тихо застонала, когда сосок затвердел от прикосновения рук Ноя.

Он наклонил голову и, дыша над ухом, стал покусывать чувствительные участки шеи. Его губы касались ее висков, век, и вскоре они опять соединились в жадном, страстном поцелуе, воспламенившем их тела.

С трудом переведя дыхание, Джесси внезапно оттолкнула Ноя, испугавшись того чувства, которому поддалась вслед за ним. Хотя он говорил лишь о желании получше узнать ее, было ясно, что, если бы она не остановила его сейчас, произошло бы непоправимое. Наверное, она вела себя с ним слишком несдержанно. Теперь она уже не чувствовала, что находится в безопасности.

— Нет, — промолвила она, пытаясь освободиться от тяжести его красивого тела, — это не правильно.

Ной вздохнул, выпустив ее. Проклятие, зачем она дразнила его! Еще несколько минут назад она была такой пылкой. Что могло случиться?

— Ной! — Встревоженная его молчанием, Джесси дотронулась до его плеча.

Он резко отдернул ее руку и лег на спину. Его дыхание было неровным. Только успокоившись, он произнес:

— Как я понял, ты не намерена завершить то, что мы начали.

Да как он смел думать иначе? И вдруг она осознала, что дала ему повод надеяться на победу после первого же прикосновения. Она вела себя так, что он вправе был рассчитывать на ее капитуляцию.

— Джесси.

— Нет… я не могу.

Ной боролся с собой, чтобы успокоиться окончательно. Он вновь вспомнил о невесте. Совершенно ясно, что, добиваясь любви этой женщины, он предавал Хилари. А мысль о собственном вероломстве охладила его страсть.

— Хорошо, — проскрежетал он сквозь зубы.

Со временем Джесси обязательно уступит. По крайней мере теперь она видела в нем мужчину, а не средневекового рыцаря с мечом на белой лошади. А Хилари… ну что ж, Хилари не суждено узнать о его неблагоразумном поступке. Неожиданно Ной понял, что ему было невероятно легко винить Джесси в том, что она толкнула его на этот путь.

— Ты сердишься? — робко спросила она.

По ее телу пробежали мурашки. Ей было стыдно, что она не смогла расслабиться и позволить Ною овладеть ею. Правда, мысленно она часто представляла, как занимается любовью с Ноем. Но сейчас Джесси сжала ноги вместе, несмотря на свои грешные мысли. Но как же часто эти мысли стали посещать ее после того, как она познакомилась с Ноем Маклелланом! Каким образом он смог разбудить ее тело, заставить его реагировать так страстно, если сама она еще не была уверена, нравился ли ей этот мужчина? Почему в своих туманных мечтах она всегда видела себя рядом с ним? Ее бросило в жар, а потом сделалось холодно, когда она подумала, как мало проявила силы воли и как быстро он добился от нее той ответной реакции, которой хотел.

— Нет, совсем не сержусь.

Нельзя было описать того, что он сейчас чувствовал.

Однако это была не злость. Он рукой нащупал под одеялом ее руку. После нежного поглаживания он без предупреждения сжал ее так сильно, что Джесси вздрогнула от боли.

— Нужно как следует подумать, прежде чем начинать

— заигрывать и соблазнять мужчину.

— Соблазнять? — Джесси изумилась. — Но я…

— Ты забыла, кто во всем виноват? — Ной не ждал ответа, а она промолчала. Минуту спустя он добавил:

— Нам обоим пора немного поспать.

Джесси выдернула свою руку, чтобы встать с постели. Как он посмел обвинить ее? Он из тех людей, которые не держат своих обещаний.

— Ты куда

— После того, что случилось, не кажется ли тебе, что мне лучше спать возле окна? — холодно ответила Джесси.

— После чего это? — огрызнулся Ной.

— Тон его голоса заставил ее быть осторожнее.

32
{"b":"11266","o":1}