ЛитМир - Электронная Библиотека

Но, заметив волнение вдовы, попытался все-таки ее успокоить.

— Конечно, вы преувеличиваете. — возразил Ной торговцу.

— Нисколько. Две недели назад к северу отсюда был разграблен экипаж.

— Будем надеяться, Господь защитит нас сегодня, — сказал священник.

Молодой лорд громко вздохнул.

— Вы доверяете Богу, а я полностью полагаюсь лишь на это. — Он распахнул свой плащ и указал на пистолет, выпиравший под шелковой рубашкой.

Солдат похлопал по сабле, вложенной в ножны и висевшей сбоку.

— А я надеюсь на это.

— О, пожалуйста, — взмолилась вдова, еще крепче прижав Гедеона к груди — Перестаньте размахивать своим оружием.

— Зря вы так разволновались, мэм, — возразил солдат, но все-таки убрал руку с ножен и вновь принялся чистить пуговицы.

Лорд застегнул плащ, заметив:

— На всякий случай оружие нужно иметь при себе.

— А я не считаю, что следует носить с собой оружие, — сказал священник.

Торговец согласился:

— Проще куда-нибудь спрятать деньги.

— Верно, — подтвердил фермер. Его взгляд упал на золотую цепочку, свисавшую из кармана плаща лорда. — И драгоценности тоже. Не стоит привлекать к ним внимание.

Вдова снова воскликнула:

— Прошу вас, перестаньте! Вы так говорите, будто нас должны обязательно ограбить. Но ведь для этого нет никаких причин. — При этом она взглянула на Гедеона. — Хотя, чтобы избежать ограбления, вы можете спрятать свои драгоценности в детских пеленках. Я думаю, что ни один разбойник не догадается искать украшения в таком месте. Ной улыбнулся неожиданному предложению. Он представил себе, как вдова боролась бы с целой бандой грабителей, лишь бы защитить сына.

— Тогда все в порядке, мэм, — подыграл он ей.

— Согласен, — совершенно серьезно сказал лорд. Он потянул за золотую цепочку и вытащил часы. — Вы не спрячете это? Только до тех пор, пока мы благополучно не доберемся до Лондона.

Американец просто изумился. Он и представить себе не мог, насколько быстро паника может овладеть людьми.

— Милорд, я только пошутила, — пошла на попятную вдова, глядя на изящные, мастерски выполненные часы так, словно они могли укусить ее.

— Прошу вас, — не унимался тот, — и эти перстни тоже. Вряд ли можно было бы придумать что-нибудь более подходящее. У бандитов есть свой моральный кодекс. По крайней мере насколько это мне известно. У вас мои ценности были бы в сохранности.

Увидев, что молодой человек всерьез обеспокоен, молодая женщина, как ни странно, согласилась:

— Хорошо, но мне кажется, вы зря так переживаете. — Она взяла часы и очень осторожно спрятала их в пеленках Гедеона. — Однако часть драгоценностей вы должны оставить при себе, чтобы негодяи не заподозрили, что от них что-то прячут. — Вдова говорила с иронией, но перепуганный щеголь, казалось, не замечал этого.

Откашлявшись, святой отец тоже обратился к женщине:

— У меня с собой много денег, и я также хотел бы благополучно доехать до Лондона. — Он полез в карман и, вытащив оттуда кожаный кошелек, протянул молодой особе.

— Не думаю, что…

— Я был бы вашим должником, — упорствовал священник.

— Ладно, но оставьте несколько монет себе, — вдова сделала складку в детской пеленке, — а остальное кладите сюда.

— Спасибо. Теперь мне гораздо спокойнее.

— Это полный абсурд, но, может быть, кто-то еще желает спрятать свои вещи у Гедеона?

— Если, конечно, вы не возражаете, — произнес фермер. Наклонившись вперед, он снял свой грязный башмак и вытряхнул из него такой же кошелек, как у священника, но только более легкий. Достав несколько монеток, он снова положил их в башмак, а оставшиеся деньги передал спасительнице, смущенно произнеся:

— Все равно мне неудобно ехать с кошельком в ботинке.

Пожав плечами, торговец тоже последовал примеру других. Снял шляпу, достал кошелек, покоившийся на его лысой голове, и протянул лорду, который, в свою очередь, передал вдове. Мгновение спустя засуетился солдат. Поскольку пожилой джентльмен продолжал крепко спать, все с любопытством посмотрели на Ноя. Тот жестом показал, что гол как сокол.

— Кучер отобрал у меня то, что не успел взять хозяин постоялого двора. Думаю, что и всех вас тоже уже здорово «почистили».

Дама искренне расхохоталась:

— Достаточно, поскольку в детских пеленках больше нет свободного места ни одному лишнему фартингу.

Ной с удовольствием слушал молодую женщину, ему захотелось сказать ей что-нибудь хорошее. Как бы семья возликовала, если бы стало известно о его влечении к этой юной вдове! Никто из Маклелланов не одобрял выбора невесты Ноя.

— Несомненно, она мила, но немного сдержанна и холодна. Конечно, видно, что она порядочна, но почему-то никогда не улыбается, — так отзывались родные о Хилари Боуэн.

Ной Маклеллан никогда не оправдывался перед ними в своем выборе, он точно знал, что ему нужна именно такая жена, как Хилари Боуэн. Ее отец и дед были банкирами, возглавлявшими одну крупную компанию в Филадельфии, там они и познакомились с ней. Единственный родной брат убит в Иорктауне во время войны. Хилари оставалась истинной патриоткой даже спустя пять лет после ее окончания. Она отвергала, даже презирала, все британское. По крайней мере так считала его семья. Однако Ноя нисколько не волновало отношение Хилари к его английским родственникам со стороны братьев или сестер. По мере все большего увлечения работой в правительстве Ной понял, что она могла бы ему очень пригодиться как надежный партнер.

— Ты хорошо подумал, прежде чем решил жениться на Хилари? — спросила его мать вскоре после знакомства с девушкой. — А как же страсть? Любовь?

— Я люблю Хилари, мама, — ответил Ной. Ему никого не хотелось посвящать в свои отношения с невестой. Совершенно ни к чему были бы косые взгляды родственников.

Ной поймал себя на мысли, что думает об одной женщине, а сам завороженно смотрит на другую, ту, которая сейчас сидит напротив, склонившись над ребенком. Теперь, когда все знали, что их драгоценности и деньги находятся Е укромном месте, каждый из пассажиров был погружен в собственные мысли.

Ной с неожиданным злорадством подумал, что если бы сейчас его сопровождала Хилари, то он не испытывал бы столь приятного ощущения от созерцания молодой попутчицы. Ему было легче злиться на Хилари, нежели искать причины своего тайного увлечения юной леди.

Если бы Хилари не была такой упрямой, они бы уже давно поженились и наслаждались свадебным путешествием в Англию. Но ей меньше всего хотелось отправляться именно туда. Свадьба откладывалась еще и по той причине, что мужу пришлось бы тотчас уехать, оставив молодую жену одну. Деловая поездка в Англию предполагала его отсутствие дома в течение нескольких месяцев и не терпела отлагательств. Хотя на самом-то деле он откладывал эту поездку неоднократно, каждый раз надеясь, что вместо него поедет кто-нибудь из родственников.

Какое-то время ситуация складывалась в пользу того, что должны были бы ехать Салем и Эшли, но вскоре Эшли объявила, что ждет ребенка и не хочет, чтобы он родился в Англии. У Иерихона и Рэй совсем не было желания посещать Стенхоуп и Линфилд снова, так как там у них произошли большие неприятности. К сожалению, больше никто из членов семьи не был знаком с тонкостями английских законов в достаточной степени, чтобы справиться с делами обоих поместий. Ною ничего иного не оставалось, как смириться. Однако он и не догадывался о том, что семья преследовала определенную цель, отправляя его в Англию. Всеми силами его пытались разлучить с Хилари. Очевидно, близкие его плохо знали, если думали, что расстояние и месяцы разлуки способны каким-то образом повлиять на чувства Ноя к невесте. Но ничто не отличало его от остальных членов семейства Маклеллапов. Как и им, ему были присущи упрямство и сильная воля.

Ной очнулся от своих мечтаний, ощутив на себе взгляд молодой женщины. Она сразу же отвернулась, смутившись. Ной понял, что их обоих переполняло любопытство, которое они испытывали по отношению друг к другу, но ни один из них никогда не признался бы в этом. «Интересно, каким она видит меня?» — размышлял Ной.

4
{"b":"11266","o":1}