ЛитМир - Электронная Библиотека

Скай покачала головой. Ее испугало случившееся, но будет еще хуже, если кто-нибудь заметит ее страх.

— Мистер Кейн, пожалуйста, уходите. Я не хочу видеть вас. Мне нужно отдохнуть. — Она указала на столик у кровати. — Доктор оставил мне кое-что.

Уолкер взял маленькую коричневую бутылочку.

— Настойка опия? — удивился он.

— Да.

— Поосторожнее с этим.

— Я знаю, что к опию легко пристраститься. Сестра рассказывала мне. — Готовясь к вступительным экзаменам на медицинский факультет, Мэгги делилась со Скай своими познаниями. — Она скоро… — Скай прикусила язык, сообразив, что сказала это вслух. Видимо, она устала сильнее, чем ей казалось. Еще чуть-чуть, и она принялась бы рассказывать о Мэгги и о том, что та решила стать врачом.

Уолкер нахмурился:

— Я не знал, что у тебя есть сестра.

— Помнится, я не рассказывала вам о своей жизни, — Скай поджала губы, — да и не собираюсь. — Она снова хотела попросить его уйти, но тут в дверь громко постучали, и Скай испуганно посмотрела на Уолкера.

Уолкер поднес палец к губам: не зря он запер дверь. Выскочив на балкон, он закрыл за собой дверь.

Стук повторился, но Скай не отводила взгляда от Уолкера. Он встал на перила, и Скай затаила дыхание, зная, что от того места, где сейчас стоял Уолкер, до балкона комнаты Парнела не меньше десяти футов. Неужели он собирается…

Скай замерла, увидев, что он прыгнул. Она уже забыла, что в дверь стучат, слыша лишь стук своего сердца. Подбежав к балконной двери, Скай выглянула. Уолкер повис, ухватившись за перила балкона Парнела, затем подтянулся и перемахнул через перила.

— Одну минуту, — сказала Скай, стараясь успокоиться. Она вытерла вспотевшие ладони, сунула платок в рукав и открыла дверь.

На пороге стоял Парнел.

— Не знал, что вы запираетесь. — Он окинул ее взглядом.

— Доктор Эммет велел мне отдохнуть, и я не хотела, чтобы меня тревожили.

— Прошу прощения, но меня очень беспокоит ваше здоровье. Доктор только что ушел. В Бэйлиборо его отвезет Хэнк, поскольку мы не можем найти Уолкера. — Говоря это, он заглядывал в комнату.

Скай открыла дверь пошире, но не пригласила Парнела войти. Впрочем, теперь он видел, что, кроме нее, в комнате никого нет.

— Миссис Ридинг сообщит прислуге, что вы заболели.

— Я не больна.

— Нет, конечно, нет! — поспешил он успокоить ее. — Она просто скажет, что вам нужно отдохнуть.

— Наверняка, мистер Парнел, я провинилась. Вы не хотите прямо сказать мне об этом? — с вызовом спросила она.

— Не упрекать же мне вас за то, что вам необходимо денек отдохнуть? Надеюсь, завтра вы будете в полном порядке.

Сомнения по-прежнему одолевали Скай. Неужели Джонатан Парнел в сговоре с Джеем Маком?! А может, она и впрямь понравилась ему? Ведь он так настойчиво добивался, чтобы Уолкер не заходил к ней в комнату. Да, каждое из этих предположений вполне вероятно.

— Что-нибудь еще, мистер Парнел? Он замялся:

— Не станете ли вы возражать, если я попрошу вас называть меня Джонатаном? Когда мы наедине, разумеется.

— Стану, — ответила Скай и закрыла дверь у него перед носом.

Скай знала, что будет именно так. Она проспала весь день, а к вечеру ей стало тревожно. Ее одолевал страх. Скай решила ни за что не ложиться до полуночи, хотя понимала, что лучше дождаться рассвета.

Она зажгла в комнате все лампы. Хэнк принес много дров и растопил камин, который теперь не погаснет до утра. Поднос с недоеденным обедом стоял возле двери. Энн отказалась забирать его, увидев, что Скай почти не ела. Запах форели вызывал у нее тошноту, чай остыл и казался ей противным.

Каминные часы отбивали час за часом; время ползло очень медленно. Иногда Скай подходила к балконной двери, один раз даже вышла на балкон. В десять часов она выставила поднос в коридор. В одиннадцать села писать письмо. В полночь Скай порвала его и взялась за стихи. Так и не придумав рифмы к слову «чудовищный», она бросила и это занятие.

Она волновалась: воображение рисовало перед ней странные картины. Скай ощущала почти то же самое в летнем доме, сидя на чердаке у окошка и высматривая привидение. Страшные предчувствия закрадывались в душу.

— Смешно, — тихо сказала Скай, легла на кровать и стала смотреть в потолок. Прислушиваясь к тиканью часов, она вскоре задремала, но ровно в час проснулась.

В доме было тихо, и Скай, с лампой в руке, на цыпочках спустилась по главной лестнице в библиотеку. Там было очень холодно. Она поставила лампу и поплотнее закуталась в халат.

Среди книг по средневековой архитектуре, по химии взрывчатых веществ Скай не сразу отыскала нужную. «История семьи Гринвилов» стояла на полке между «Происхождением человека» Дарвина и «Основами политической экономии» Милля.

Она посмотрела на другие книги.

«Наверное, их с удовольствием почитали бы сестры», — подумала она. Сама Скай, увлекаясь приключениями, любила Эдгара По и Стивенсона. Осторожно сняв с полки «Историю семьи Гринвилов», она сунула ее под мышку.

Скай не собиралась сразу возвращаться к себе: в случае чего она скажет, что спустилась за книгой. Она пробиралась на кухню затаив дыхание. Несколько раз девушка останавливалась и прислушивалась.

Дверь в подвал оказалась заперта. Несколько разочарованная этим, Скай решила попытаться войти туда снаружи. Оставив книгу на кухне и захватив лампу, Скай вышла на заднее крыльцо. Чтобы входная дверь не захлопнулась, она подперла ее корзиной с овощами и пошла вдоль задней стены дома.

Сейчас не было ни звезд, ни луны, дул холодный ветер, и Скай; дойдя до двери в подвал, уже вся дрожала. Она дернула створку, но дверь не открылась.

Удивившись, она потянула за вторую створку. Та тоже не подалась. Значит, дверь закрыли изнутри. Видимо, заметив, что дверь открыта, кто-то задвинул засов. Так что ее вчерашнее путешествие не осталось тайной.

Вернувшись на кухню, Скай увидела Уолкера Кейна: он сидел за столом, внимательно изучая «Историю семьи Гринвилов». От неожиданности она застыла на пороге.

— Интересная книга, — сказал он, переворачивая страницу.

— Поэтому я ее и взяла, — тихо ответила она. Он взглянул на нее:

— Видимо, тебе опять не спится?

— Да.

Уолкер задумчиво кивнул и снова углубился в книгу.

— И спустившись сюда, ты услышала какой-то шум на улице?

— Да.

— И пошла посмотреть?

— Да.

— А ты храбрая, Скай!

Это польстило ей.

— Стараюсь.

Уолкер улыбнулся, закрыл книгу и задумчиво посмотрел на Скай.

— Но вот врать ты не умеешь. Пойдем на улицу, я кое-что тебе покажу.

— Зачем?..

Он смерил ее суровым взглядом, не предвещавшим ничего хорошего:

— Это не просьба, Скай. Это приказ. Съежившись от страха, она обхватила себя руками. Уолкер поднялся и дал ей знак следовать за ним.

На крыльце они остановились.

— Вот, надень. — Он снял пиджак.

— А как же вы? — спросила она. — Вы же замерзнете!

Бросив на нее недовольный взгляд, Уолкер сунул пиджак ей в руки.

— Надень! — повторил он.

— Значит, — вздохнула она, — это тоже приказ? — Он слегка подтолкнул ее вперед. На последней ступеньке Скай споткнулась. — Нужно было захватить лампу.

— С этого начались все твои неприятности.

Скай обернулась:

— Что вы имеете в виду?

— Сюда, — Уолкер указал налево. — Дай руку. Уолкер сжал ее ладонь:

— Все в порядке? — Она дрожала, но он понял, что это не от холода.

— Все хорошо, — отозвалась она, чувствуя, что так оно и есть. Теперь, когда он держал ее за руку, Скай и впрямь было почему-то хорошо.

— Ладно, пошли. — Уолкер повел Скай вдоль стены дома и выпустил ее руку, лишь когда они оказались у входа в подвал.

— Что ты здесь видишь?

Скай огляделась. Не зная, что он собирается ей показать, она боялась угодить в ловушку.

— Ничего не понимаю! Ну, вижу дверь: наверное, она ведет в подвал.

— По-моему, это тебе точно известно. Что еще? Она обернулась. Дом окружали сухие розовые кусты. Должно быть, весной и летом в комнаты через открытые окна доносится их аромат. Именно окна сейчас и привлекли ее внимание. Скай указала на огромное сводчатое окно бальной залы.

23
{"b":"11267","o":1}