ЛитМир - Электронная Библиотека

— Выше! — сказал Уолкер.

Подняв голову, Скай взглянула на балкон второго этажа. Она припоминала расположение комнат.

— Это ваша комната, — проговорила она.

— Совершенно верно.

— По-моему, с вашего балкона видно не так уж много.

— Напротив. Конечно, летом и осенью деревья закрывают панораму, но зимой, когда они голые, видно даже реку.

Уолкер явно издевался над ней.

— Вы же поняли, что я имела в виду.

— Что же?

Скай покачала головой. Пусть лучше говорит Уолкер: может, он просто блефует.

— Ладно, — сказал он. — Взяв лампу, ты пришла сюда и попыталась открыть эту дверь. Я тебя видел. Дверь оказалась заперта, и ты тут же вернулась. Не следовало выходить с лампой: именно свет привлек мое внимание, и я подошел к окну.

— И что же вы увидели? — спросила она.

— Как ты пытаешься проникнуть в подвал. Она сообразила, что в темноте он не мог этого увидеть:

— Нет.

— Нет?

— Я просто проверяла, закрыта ли дверь. Я же сказала вам, что услышала снаружи какой-то шум и вышла посмотреть. Я же храбрая, вы сами это заметили. Мистер Парнел очень беспокоится, чтобы никто не проник в подвал, вот я и решила лишний раз проверить.

— Такова твоя версия?

— Такова правда.

Уолкер поежился от холода.

— Здесь больше нечего делать. Пошли в дом — Теперь он уже не предложил Скай руки. На кухне Уолкер зажег плиту и поставил чайник.

Скай хотела снять пиджак, но он не позволил. Пиджак был теплый, но зубы у нее стучали от холода.

Уолкер прислонился к плите и скрестил руки на груди. Он глубоко задумался, устремив невидящий взгляд куда-то мимо Скай. Лицо Уолкера слегка осунулось, и сейчас было особенно заметно, что у него сломан нос.

— Чайник вскипел, — заметила Скай.

— Что? Ах, да!.. — Налив чай, он протянул ей чашку. — Тебе с сахаром? — Она кивнула. — Ты хорошо играешь в покер, Скай?

Она едва не поперхнулась.

— Это не женская игра, — пробормотала она.

— Ты мне не ответила.

— Немного играю, — призналась Скай. Джей Мак научил всех своих дочерей играть в покер. Мичел играла хорошо, Мэри Фрэнсис — прекрасно. Рини не умела блефовать, поскольку все отражалось у нее на лице. Мэгги играла, чтобы не огорчать Джея Мака. Скай играла получше Рини, но хуже, чем Мичел. Однако ей всегда везло, и поэтому она почти не проигрывала, что удивляло всю семью.

Сейчас Скай казалось, что удача изменила ей.

— Полагаю, ты играешь весьма неплохо. — Уолкер вздохнул: очевидно, его терпение истощилось. — Слушай, я, конечно, понимаю, что у тебя нет причин доверять мне, но все равно тебе лучше быть моим партнером.

— Быть вашим партнером? — изумилась Скай.

— Ты обожаешь совать нос в чужие дела и можешь нажить себе неприятности. Так что лучше расспроси обо всем меня.

Нет, она не могла позволить себе это. Помолчав, Уолкер добавил:

— Жизнь Парнела в опасности.

— И вы подозреваете…

— Тебя? — Он пожал плечами. — Я же не знаю наверняка, правда?

— И давно? То есть, давно ли ему что-то угрожает?

— Все началось несколько месяцев назад. Тогда он нанял меня. Поэтому-то я здесь: я охраняю его.

Это было для Скай неожиданностью. Она думала, что Уолкер охраняет изобретение, а не самого Парнела. Наверное, Джей Мак знал не все, иначе не послал бы ее сюда. Он не стал бы подвергать дочь опасности.

— И все же надеюсь, что меня вы не подозреваете?

Уолкер пожал плечами.

— Если ты и собираешься его убить, то я тебе этого не позволю.

— Убить?! — Скай была ошарашена. — Убить мистера Парнела?! Да как вы могли такое подумать! Вы говорили об этом с кем-нибудь еще? С миссис Ридинг, например? Или с близняшками?

— Я наблюдаю за всеми, — ответил он, — а больше всех — за тобой.

— Понятно, — проговорила она и поставила чашку.

— Сомневаюсь, что тебе понятно. — Он решительно подошел к столу и склонился над Скай: — Думаю, ты потерпишь, если я буду наблюдать за тобой еще внимательнее.

— Вы и так ходите за мной по пятам. — Скай охватила тревога. Она попыталась встать, но Уолкер предостерегающе поднял руку.

— Я не позволю тебе шататься по дому по ночам, и больше не стану жертвовать своим сном.

Скай это не понравилось. Наверное, Уолкер собирается…

— Тебе придется перебраться ко мне, — сказал он.

— Вы спятили, — спокойно сказала она.

— Я говорю это вполне серьезно.

— Но мистер Парнел не разрешает вам даже заходить ко мне!

Уолкер пожал плечами.

— Утром можешь ему обо всем рассказать. Скай подумала, не пойти ли к хозяину немедленно, и Уолкер об этом догадался.

— Хорошо, — сказал он. — Иди и разбуди Парнела.

Скай колебалась. Похоже, он не сомневался, что сейчас это единственный выход.

— Я поговорю с ним утром.

— Как хочешь.

— Но я не собираюсь ночевать у вас.

— Тогда я переночую у тебя. Выбирай!

— Между Сциллой и Харибдой, — раздраженно пробормотала она и тут же взглянула на Уолкера. Откуда знать экономке Гомера? К счастью, Уолкер не обратил на это внимания.

— Сначала зайдем ко мне. Нужно взять постель. — Уолкер сунул Скай книгу, а сам взял лампу. — Я пойду вперед.

Скай остановилась на пороге комнаты Уолкера, ожидая, пока он возьмет одеяло и подушку. Она все еще надеялась, что в коридоре вдруг появится миссис Ридинг и увидит их. Уж кухарка не постеснялась бы разбудить Парнела.

Скай жалела, что у нее не хватило духа сделать это. Уолкер назвал ее храброй, но сейчас она тряслась от страха, думая только о том, как бы сбежать, запереться у себя в комнате и избавиться от него хоть на эту ночь. Однако она не двинулась с места.

Уолкер собрал свои вещи, и она молча пошла за ним в свою комнату.

Он запер дверь, оставив ключ в замочной скважине.

— Никто не должен знать, что я сюда приходил.

— Не понимаю, почему я должна об этом молчать!.. — возразила она.

— Как хочешь, — отозвался Уолкер, — это — твое дело.

Скай положила книгу на ночной столик, на котором стояла так и не открытая бутылочка с настойкой опия. Огонь в камине догорал, и ей пришлось подложить дров. Уолкер отодвинул стул и расстелил на полу одеяло. Конечно, здесь ему будет не слишком удобно, но не спать же ей с ним в одной постели! Скай погасила все лампы, кроме той, что стояла на ночном столике, сняла пиджак и протянула его Уолкеру:

— Он может вам понадобиться. Здесь бывает холодно.

Он повесил его на спинку стула.

— Ты собиралась почитать?

— А я вам не помешаю? — сказав это, Скай покраснела. Этот вопрос часто задавала Джею Маку мать, не желая причинять ему неудобств. — Впрочем, — поспешно добавила она, — лучше уж я попытаюсь уснуть. — Скай удивилась, что ее клонит в сон.

Скай задула фитиль. Теперь комната озарялась лишь тусклым светом камина. Повернувшись спиной к Уолкеру, она сняла халат.

— Приятных сновидений, — сказал он.

С тех пор, как она приехала сюда, ей ничего не снилось. Скай подумала об этом, забравшись в кровать и натянув одеяло до подбородка. Уолкер уже лежал на полу возле камина: его силуэт отчетливо вырисовывался на фоне огня.

— Как вы сломали нос? — спросила Скай, увидев, что он почесал переносицу. — Вы подрались?

— Я дрался не раз, но нос сломал, свалившись с лестницы.

— О!..

Скай поняла, что он улыбнулся.

— Ты разочарована?

— Нет. Конечно, нет. — Однако она полагала, что причина не столь прозаична: может, он подрался в салуне в Додж-Сити или на него напали гангстеры в Боури… Скай, свернувшись калачиком, вспомнила о встрече в парке с незнакомцем. Казалось, это было давным-давно. Она вздохнула.

— Я бы вырос в твоих глазах, если бы нос мне сломали в схватке?

— Вряд ли, — резко ответила она и добавила несколько мягче: — А это так?

Уолкер рассмеялся:

— Нет, но я уже собрался что-нибудь выдумать.

— А вам хотелось бы, чтобы я думала о вас лучше? — спросила она.

— Пожалуй, да.

Уолкера нельзя было назвать красивым. Джонатан Парнел куда интереснее, воспитаннее, умнее, наверняка богаче и… Может, поэтому отец и решил свести ее с ним. Уолкер проигрывал ему во всем, но Скай прекрасно понимала, что симпатии зачастую не зависят от здравого смысла. Как бы это ни было глупо, Уолкер ей нравился.

24
{"b":"11267","o":1}