ЛитМир - Электронная Библиотека

Взглянув на Дэниэла, Скай тут же направилась к нему.

— Видишь, чем я тут занималась, — сказала она, кивнув на идеально ровный круг, вычерченный лезвиями коньков. — Долго же ты сюда добирался!

Если ее и обижало, что эта компания не принимает ее, она этого не показывала. Скай весело улыбалась, ее зеленые глаза блестели, лицо разрумянилось и стало от этого еще привлекательнее. Спортивная шапочка с меховой оторочкой сползла набок. Костер, горевший на берегу, озарял катающихся золотисто-оранжевым светом, и ее ярко-рыжие волосы, выбившиеся из-под шапочки и шарфа, напоминали языки пламени.

Она взяла Дэниэла под руку, и ему показалось, что сегодня Скай сжала его локоть сильнее, чем обычно. Дэниэл заглянул ей в глаза. Нет, не похоже, что у нее какие-то неприятности, хотя он прекрасно знал, что Скай привыкла скрывать чувства и редко делится своими мыслями.

— Что случилось? — Сейчас они направлялись к его друзьям. Кто-то выкрикнул его имя, и он в ответ поднял руку.

— Ничего.

— Скай?

— Ничего не случилось, — повторила она. — И меня ничуть не волнует, что они будто не замечают меня.

Дэниэл и сам толком не понимал, в чем дело. Его друзья никогда не вели себя со Скай так пренебрежительно. Взяв Скай под руку и присоединившись с ней к движущимся по широкому кругу парам, Дэниэл огляделся. Оркестр на берегу играл довольно громко, но музыка не мешала разговору.

— Чарли, Элис! Привет! — Он обернулся к ехавшей за ними паре. — Помните Скай Деннихью?

Даже в полумраке было заметно, как смутился Чарли, исподлобья взглянувший на Скай. Элис вымученно улыбнулась.

— Рада видеть тебя, Скай, — сказала она и, опустив голову, принялась рассматривать лед.

Скай рассмеялась весело и непринужденно, но еще теснее прижалась к Дэниэлу.

— Я знаю Элис Хобс с шести лет, — шепнула она, — и на прошлой неделе Чарли сказал мне по секрету, что собирается просить ее руки. — Чарли и Элис, ехавшие раньше позади них, теперь остановились и ждали удобного момента, чтобы войти в круг в каком-нибудь другом месте. — Что со всеми случилось? — спросила Скай. Ею пренебрегали и раньше, и она даже испытывала некоторое удовольствие, замечая смущение людей. Но сегодня ее встретили с откровенной неприязнью.

Дэниэл пожал плечами.

— Будь я проклят, если хоть что-нибудь понимаю, — ответил он. Оркестр заиграл новую мелодию; женщины закружились, их малиновые и золотистые юбки приподнялись; мужчины ускорили темп. Теперь уже Дэниэл нуждался в помощи Скай: она поддерживала его, чтобы он не потерял равновесие. — Я никогда не понимал этого. Ты ведь не виновата, что незаконнорожденная.

Скай прекрасно знала, что для Дэниэла все это и впрямь не имело никакого значения: она почувствовала это, как только они познакомились. Может, поэтому он знал ее лучше, чем другие. Но Дэниэл слишком наивен, и ей придется объяснить ему, что его родители никогда не пригласят ее в свой дом, хотя им и польстило бы знакомство с дочерью Джея Мака.

Об обстоятельствах ее рождения стали вспоминать особенно часто в последние годы, после того как Джон Маккензи Уэрт вступил в законный брак со своей любовницей. Нью-йоркской знати было не по душе, что он сделал это после смерти первой жены, которая, по слухам, покончила с собой из-за него. И при жизни Нины Джей Мак не скрывал, что Мойра Деннихью — его любовница. У них родились пять внебрачных дочерей, пять маленьких Мэри.

Теперь Скай не принимали в высшем обществе, куда приглашали ее мать и сестер. Новый брак Джея Мака поверг всех в неловкое замешательство. Может, со временем все и образовалось бы, но люди, долгое время отвергавшие Деннихью, не могли быстро перестроиться. Дело осложнялось и тем, что Скай не пожелала взять фамилию Уэрт, так и оставшись Деннихью.

Размышляя об этом, Скай вспомнила недавний разговор с отцом.

— Ты знаешь, он что-то затеял.

Дэниэл нахмурился:

— Кто? Чарли?

— Нет, не Чарли. Какое мне дело до Чарли, Элис и других? Я говорю о Джее Маке. Вся эта история с изобретателем несколько подозрительна. Не похоже…

Тут Дэниэл поскользнулся и нечаянно задел Скай. Пытаясь удержаться на ногах, они ухватились друг за друга. Дэниэлу удалось сохранить равновесие, но Скай, громко вскрикнув, растянулась на льду, уткнувшись носом в горностаевую муфту.

Они сразу же привлекли к себе внимание. Кое-кто неторопливо направился к ним, тогда как другие продолжали кататься, словно ничего не случилось. Скай улыбнулась, закрыла глаза и попыталась понять, не сломала ли она руку или ногу. Дэниэл склонился над ней.

— Скай, с тобой все в порядке? — спросил он, присев возле нее и прикоснувшись к ее плечу. — Что у тебя болит?

Открыв глаза, она сухо сказала:

— Все.

— Ты ничего не сломала?

Этого Скай пока не знала. Она вытянула ноги и согнула их в коленях.

— Ничего.

— Как, по-твоему, она не потеряет ребенка? — спросил кто-то громким шепотом — так, чтобы услышали другие.

— В ее положении нельзя кататься на коньках, — раздалось в ответ. — Наверное, она просто хочет избавиться от ребенка.

— Похоже, она потеряла сознание?..

Все это было так глупо и нелепо, что поначалу Скай даже не приняла сказанное на свой счет. Но, увидев изумление Дэниэла, она уже не сомневалась, что все это относится к ней.

— Такое уже случалось у них в семье, — авторитетно заявил кто-то из друзей Дэниэла. — С ее сестрами.

— Но не со всеми же! Кажется, одна из них — монахиня?

— А с чего, по-твоему, она ушла в монастырь?.. — Убежденность говорившего не оставляла сомнений в правдивости его слов.

— Мама отпустила меня сегодня сюда в последний раз, — сказала одна девушка. — Мне больше не разрешат идти на каток, если здесь будет она. Мама говорит, что раз протестант Джей Мак связался с католичкой, надо ждать неприятностей.

Знай, она, что случится на катке сегодня… — Она замолчала, предоставив друзьям догадываться, как отнеслась бы к этому ее мать.

Скай так разозлилась, что даже не ощущала обиды. Уж не думают ли они, что она оглохла?

— Помоги мне подняться. — Она протянула руку Дэниэлу.

Он помог ей сесть.

— Ты уверена, что с тобой все в порядке?

— Со мной будет все в порядке, как только ты уведешь меня отсюда! — процедила сквозь зубы Скай.

Едва Скай поднялась, все, кроме Дэниэла, исчезли. Обняв Скай за талию, он поехал вместе с ней к скамейке на берегу. Там, опустившись перед ней на колени, он стал расшнуровывать ее коньки.

— Не обращай на них внимания, Скай. Они сказали это, не подумав.

Скай невесело рассмеялась:

— Нет, они говорили именно то, что думают.

— И показали только свою невоспитанность.

— Откуда пошли эти слухи? — спросила Скай. Дэниэл пожал плечами.

— Похоже, им просто нужен козел отпущения.

— И они выбрали меня?..

Дэниэл снял со Скай коньки и отыскал под скамейкой ее ботинки.

— Вот надень. Я провожу тебя домой. — Сев рядом, он начал переобуваться.

— Помнишь, месяц назад у Билротов был маскарад? — спросила Скай.

— Еще бы! — Дэниэл привлек тогда к себе всеобщее внимание, поскольку нарядился пиратом. Скай тоже запомнили, ибо она упала в обморок в душном, переполненном зале. Правда, то же самое произошло и с миссис Спенсер, дамой лет шестидесяти пяти, страдавшей, как говорили, болезнью сердца. Скай решила, что это и дало повод, для слухов.

Судя по выражению лица Дэниэла, он все понял.

— Стоит упомянуть обо мне, и все верят самому плохому! — вздохнула она. — Хотя на свете есть вещи и похуже беременности.

Дэниэл покраснел:

— Говори тише: тебя могут услышать.

— Ну и что? — дерзко сказала она и, повысив голос, повторила: — На свете есть вещи и похуже беременности.

Дэниэлу хотелось провалиться сквозь землю. Скай нарочно выбрала момент, когда музыка стихла, и ее слова явно услышали на противоположном берегу. Он заметил, как некоторые из катающихся посмотрели на них.

— Теперь ты их убедила.

3
{"b":"11267","o":1}