ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Молочные волосы
Пиковая дама и благородный король
Я скунс
Атлант расправил плечи. Часть II. Или — или (др. перевод)
Невеста Черного Ворона
И тогда она исчезла
Три царицы под окном
Охотники за костями. Том 1
По кому Мендельсон плачет

Уолкер улыбнулся. Джей Мак даже не догадывался, что дело вовсе не в воображении Скай. Просто она помнила, как отец распоряжался; судьбой ее сестер.

Джей Мак устроился на краешке стола и задумчиво посмотрел на Уолкера.

— Ты уже доказал, что способен уберечь ее от неприятностей. — Он признавал это без особого энтузиазма.

— Да, сэр. По-моему, я это доказал.

— Но в состоянии ли ты обеспечить ей достойную жизнь?

— Я получаю жалованье. Джей Мак фыркнул.

— Только этим ты и походишь на других людей. Твой род занятий крайне необычен, и не могу сказать, чтобы мне все это нравилось. — Он прищурился. — Хотя Скай и любит все необычное.

— Да, сэр, — подтвердил Уолкер. — Я это уже заметил.

— Ваши отношения со Скай меня не касаются. — Джей Мак налил себе еще виски. — Кстати, можешь называть меня Джеем Маком, как все мои зятья и дочери, И вся страна, черт побери! Почему ты должен быть исключением?

— Да, сэр.

Джон Маккензи Уэрт улыбнулся.

— Вот теперь я вижу, что ты хорошо воспитан. — Он снова внимательно посмотрел на Уолкера Кейна: густые каштановые, может, чуть длинноватые волосы, молодое лицо, решительный, уверенный взгляд. — Моя дочь любит тебя?

— Нет. Я интересен ей, пожалуй, даже нравлюсь, но говорить, что она меня любит, было бы преувеличением.

Джей Мак задумался.

— Это усложняет дело, — заметил он. — А ты любишь ее?

— Да.

Джей Мак кивнул:

— А это упрощает.

Уолкер не виделся со Скай до самой свадьбы, к которой готовились второпях и без лишнего шума. На торжество пригласили только родственников. Уолкер настоял на том, чтобы в газетах не было объявления. Зная, чем это вызвано, Джей Мак не возражал. Мойра этого не понимала, а Скай этим не интересовалась.

Брак зарегистрировали в конторе судьи Хэлси, а свадьбу праздновали в особняке Уэртов. Все вокруг было уставлено цветами. Костюм, сшитый для Уолкера портным Джея Мака, сидел великолепно. Уолкер подстриг волосы, но и теперь они доставали до воротника. Из нагрудного кармана пиджака выглядывал шелковый платок.

— Мама сказала, что тебя все же удалось привести в божеский вид.

Поняв, что обращаются к нему, Уолкер обернулся. Перед ним было прелестное создание в монашеском облачении, с огромными зелеными глазами.

— Как я понимаю, вы Мэри Фрэнсис?

— А вы, оказывается, догадливый!.. — заметила девушка с издевкой.

— Я чем-то вас оскорбил?

Щеки Мэри Фрэнсис чуть порозовели. Она раздумывала, как ответить, зная, что в противоположном конце комнаты родители разговаривают с судьей.

— Я нахожу оскорбительной данную ситуацию, — тихо проговорила она. Обернувшись, Мэри Фрэнсис как ни в чем не бывало улыбнулась родителям и судье. Тех, похоже, одолевало любопытство. — Нет, это просто невыносимо! — шепнула она Уолкеру, который с интересом рассматривал ее. — Мы можем поговорить где-нибудь наедине?

Он указал ей взглядом на дверь.

— Поскольку ваша сестра опаздывает, время у нас есть.

— Хорошо. — Мэри Фрэнсис увела Уолкера в гостиную и тщательно прикрыла дверь. — Вот так, — удовлетворенно проговорила она, взглянув на Уолкера.

Он первым нарушил молчание:

— Уж не собираетесь ли вы сообщить мне, что она сбежала?

— Сбежала?! — удивилась Мэри Фрэнсис. — Скай?! Господи, нет, конечно! Это не в ее правилах. Она скоро спустится. Горничная возится с ее прической.

— Значит, все это время вы были с ней?

Она кивнула:

— Скай полагает, что я смогу отговорить вас жениться.

Теперь Уолкер понял цель ее визита.

— Значит, на вас возложена дипломатическая миссия.

— Да, и я рада, что вы об этом догадались. Уолкер молчал, продолжая разглядывать ее.

— Вы действуете чересчур решительно. Он пожал плечами.

— Наверное, вам очень хочется, чтобы свадьба все-таки состоялась. Он развел руками:

— Я уже даже оделся.

Она одобрительно улыбнулась:

— Жаль, если пропадет такой костюм. Работа папиного портного?

Он кивнул:

— Так вы решили отговорить меня жениться на вашей сестре?

— Боюсь, это не в моих силах, но Скай не поняла бы меня, откажись я поговорить с вами. Теперь же она подумает, что я пыталась, но у меня ничего не вышло. — Мэри Фрэнсис вздохнула. — Нет, я вовсе не против вашего брака, но вы должны знать, что она не хочет выходить за вас.

— Это она мне уже говорила.

— А, правда, что папа застал вас в гостиничном номере?

Уолкер отметил, что тем, кто носит монашеское одеяние, не подобает проявлять столь живой интерес к мирским делам. Он почувствовал себя неловко, хотя и не собирался сдаваться.

— Да, в постели, — признался он.

На щеках Мэри Фрэнсис появился румянец.

— А вы, оказывается, способны краснеть, — заметил он, — я в этом сомневался.

— Наверное, я сама виновата.

— Это уж точно, — сухо ответил он.

Мэри Фрэнсис с трудом сохраняла самообладание.

— Наверное, вам лучше вернуться в кабинет, а я поднимусь к Скай и скажу, что разговора у нас не получилось.

— Она и сама знала, что ничего не получится, — заметил Уолкер. — Передайте ей, что я ее люблю.

— Что? — Мэри Фрэнсис застыла на пороге. Неужели он произнес это вслух?

— Нет, ничего, — отозвался Уолкер. — Скажите, что я ее жду.

— Скажу, но вряд ли это заставит ее спешить. Спустившись в кабинет отца через полчаса, Скай всем своим видом выражала полное безразличие к происходящему.

| Уолкер взял Скай за руку и потянул к себе. Она не сопротивлялась, но рука была холодна как лед. — Тебе не собираются отрубить голову, — шепнул он.

Судья Хэлси произнес краткую речь. О чести, любви, послушании, богатстве и здоровье. Голос Скай дрожал, когда она повторяла слова за ним, не глядя на Уолкера.

Но вот клятвы произнесены; наступил черед поздравлений.

— Ну слава Богу!.. — сказала Мэри Фрэнсис. — А то ты была мрачна, как смерть.

Пораженная бестактностью ее слов, Скай искоса взглянула на Уолкера. Происшедшая в их судьбах перемена, казалось, ничуть его не взволновала.

— Ты просто прекрасна! — воскликнул он.

— Спасибо.

Мэри Фрэнсис возвела глаза к небу: она молила для молодых благоденствия и радости.

— По-моему, пора за стол, — заметил Уолкер, взяв Скай за руку.

— Ты слишком много выпила, — сказал Уолкер. Впрочем, много пили все.

Сейчас они пришли в комнату Скай. Она вытаскивала из волос шпильки. Во взгляде Уолкера Скай уловила осуждение.

— Я вовсе не упрекаю тебя, — проговорил он, — но завтра ты проснешься с головной болью.

— По-моему, ты считаешь, что я это заслужила.

— Очень может быть.

— Как и замужество? — спросила она.

— Давай не будем об этом, Скай. Что сделано, то сделано.

«Значит, теперь придется спать с ним не потому, что ей этого хочется, а потому, что так положено. Любовь. Верность. Послушание. До самой смерти», — размышляла Скай.

На глаза у нее навернулись слезы, и она смахнула их рукой.

— Вот возьми, — сказал Уолкер.

Скай взяла платок и скомкала его в кулаке.

Уолкер опустился рядом с ней на колени и вытер ей глаза и щеки. Скай вся поникла. В эту минуту она была глубоко несчастна.

У Уолкера сжалось сердце.

— В той комнате у тебя кушетка, — сказал он. — Я могу поспать и на ней.

Скай посмотрела на него зелеными влажными глазами:

— Почему?

— По-моему, так будет лучше. Она нахмурилась:

— Лучше?

— Я думал, ты этого хочешь.

— Мне показалось, что этого хочется тебе.

— Я просто решил проявить деликатность.

— Не нужно мне твоей деликатности! — заявила Скай, снова смахнув слезу.

Сейчас она казалась Уолкеру очень одинокой.

— Я хочу лечь, — устало сказала Скай и потерла виски.

Услышав это, Уолкер пошел в маленькую смежную комнату.

Глава 13

Одежда Скай валялась по всей спальне. По пути из маленькой комнаты Уолкер перешагнул через ее платье, фату, корсет, сорочку, чулки и нижние юбки. И как это она ухитрилась так все раскидать?..

43
{"b":"11267","o":1}