ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Штурм и буря
На струне
Клад тверских бунтарей
Сила других. Окружение определяет нас
Ищу мужа. Русских не предлагать
Основано на реальных событиях
Анатомия скандала
Слово как улика. Всё, что вы скажете, будет использовано против вас
Скрытая угроза

— Кто там? — раздраженно спросил Парнел, услышав робкий стук в дверь.

Увидев Энн Стэплхерст, Уолкер поднялся и вышел.

Энн была смущена.

— В чем дело, Энн?

— Мистер Парнел, мне нужно с вами поговорить.

— Что случилось?

— Не хочу показаться навязчивой, сэр, но, по-моему, это касается вас.

— Говори, не стесняйся.

— Я услышала сегодня кое-что любопытное, — начала она, — и решила сообщить вам об этом. — Почувствовав на себе его пристальный взгляд, Энн пожалела, что пришла сюда. — Кажется, у мисс Деннихью есть пистолет, — пробормотала она, не поднимая глаз.

— Пистолет? — удивился Парнел. — Ты видела его?

— Нет, сэр.

— Так откуда ты об этом знаешь? Тебе сказала мисс Деннихью?

— О нет! Она и не подозревает, что мне это известно. Мне сказал Мэтью. — Парнел усмехнулся, и Энн поспешила объяснить: — Конечно, Мэт совсем маленький, но он весьма смышленый. Иногда я просто поражаюсь его наблюдательности. Взрослые нередко разговаривают при детях, совершенно о них забывая. А дети все запоминают, и потом иногда… Сегодня мисс Деннихью водила Мэта на Лебяжий пруд. Вскоре после этого он стал говорить что-то о пистолете. Сначала я не обращала на это внимания, но потом заинтересовалась.

Парнел насторожился:

— Он так и сказал, что у мисс Деннихью есть пистолет?

— Да, я поняла его именно так.

— Наверное, мне нужно поговорить с мальчиком?

Энн покачала головой.

— Боюсь, вам он ничего не расскажет. А если и расскажет, то вы скорее всего ничего не поймете.

— Но ведь ты поняла его?

— Я — его мать, — ответила Энн.

— Твой сын видел пистолет?

— Не знаю. Думаете, мисс Деннихью носит его при себе?

Парнел перебил ее: — А они ходили на пруд вдвоем? Энн кивнула.

— Они гуляли не более двадцати минут. Я уже собралась идти за Мэтом, но мистер Кейн сказал, что приведет его.

— Мистер Кейн… — задумчиво повторил Парнел. — Значит, к пруду ходил и он.

Энн показалось, что Парнел понял ее не совсем правильно. Она не собиралась приплетать сюда Уолкера Кейна.

— Он был там несколько минут. Вскоре они все вернулись.

Этого Парнелу было достаточно.

— Спасибо, мисс Стэплхерст. Можете уйти. Навсегда, — добавил он. — Я увольняю вас. Хэнк отвезет вас на станцию. Я скажу миссис Ридинг, чтобы она обо всем позаботилась.

Услышав это, Энн изменилась в лице и побледнела:

— Но, сэр, я не… Он поднял руку:

— Ты предала свою подругу. Тебя приняли на работу только благодаря мисс Деннихью, и ты видела от нее только хорошее. Теперь же, когда она снова вернулась, ты считаешь, что ей здесь не место. Я не собираюсь увольнять ее, и поэтому уехать придется тебе.

— Но я поступила так ради вас, сэр! Парнел презрительно скривил рот:

— Не считайте меня дураком, мисс Стэплхерст. Вы сделали это только ради себя. — Он встал. — Я подготовлю вам рекомендации и деньги. Жду вас в библиотеке через час. Прошу не опаздывать!

Услышав шаги за дверью, Скай насторожилась. Солнце уже село, и в комнате горел свет.

Она закончила распаковывать вещи. Гардероб, куда Скай переложила часть одежды, был открыт.

— Да! — крикнула она. — Кто там? — Ей не ответили. Скай подошла к двери: — Кто там? — Она услышала за дверью всхлипывания.

Едва Скай открыла дверь, в комнату вошла плачущая Энн. У Скай сжалось сердце.

— Что случилось, Энн? — Она обняла ее за плечи. — Что-нибудь с Мэтью? — Дверь снова открылась, и мальчик, войдя в комнату, прижался к материнской юбке.

Энн чуть отстранилась от Скай. У нее по щекам катились слезы.

— Скажешь ты наконец, что случилось? Ты же знаешь, я помогу тебе, если это в моих силах. — Скай не поняла, почему от этих слов Энн разрыдалась. — Расскажи, что случилось и чем тебе помочь?

Энн прижала скомканный платок к губам.

— Он уволил меня! — еле слышно проговорила она.

— Энн, я ничего не понимаю. Он уволил тебя? Та кивнула:

— Он сказал, чтобы я уходила немедленно. Я поступила ужасно, Скай! — с раскаянием сказала она. — Ужасно!

— Расскажи все по порядку.

— Я совершила предательство, — ответила Энн, умоляюще глядя на Скай. — Он так и сказал. Я сделала это не ради него, а ради себя. Ох, как я могла пойти на это! Если ты и простишь меня, я не прощу себе этого никогда!..

Скай встревожилась:

— Энн, ты должна мне все рассказать. Что ты сделала?

— Я сказала ему о твоем пистолете. Я узнала от Мэта, что у тебя есть пистолет. Ведь это правда? Мэт не солгал бы мне.

— Теперь это уже не имеет значения, — ответила Скай. Ей вдруг стало холодно. — Ты даже не дала мне возможности ничего объяснить, а сразу пошла к мистеру Парнелу. Почему ты не спросила меня об этом? — Энн потупила взгляд и покраснела. — Ох, Энн, — печально сказала Скай, — ты надеялась, что он уволит меня.

— Я подумала, он будет признателен мне за то, что я о нем забочусь, — прошептала она, — но он видит меня насквозь. И вот мы с Мэтом должны уехать. Прости меня!.. Мне следовало давно понять это…

Скай мучительно размышляла, что сказать Парнелу, когда он спросит ее об этом. А спросит он непременно. Ей придется лгать, но лгать правдоподобно.

— Что понять? — рассеянно спросила Скай. — О чем ты?

— О том, что ты всегда выходишь с честью из любого положения.

Скай нахмурилась:

— Да о чем это ты?

— О том, как ты спускалась в подвал, — ответила Энн. — Ночью, вскоре после того, как тебя взяли на работу. Я шла на кухню и заметила тебя. Я подумала, что тебе хочется побыть одной, и не окликнула тебя. Когда я немного погодя спустилась, твое теплое молоко стояло на плите, но тебя не было. — Энн всхлипнула и вытерла нос платком. — Я услышала, что ты в подвале. Ты прекрасно знала, что заходить туда нельзя: нас всех предупреждали об этом, когда брали на работу. Тогда я подумала, что мне лучше просто забыть об этом, но все же поступила иначе.

Скай уже знала, что Энн скажет дальше.

— Я закрыла дверь и заперла ее, хотя понимала, что поступаю нехорошо — ведь ты была так добра ко мне. Но я надеялась, что после того, как тебя застанут в подвале, мое положение в доме укрепится.

— И что ты сделала потом? — спросила Скай. — Ты рассказала кому-нибудь об этом?

Энн покачала головой.

— Я решила, что это необязательно, поскольку, когда тебя найдут в подвале, все будет ясно и без меня. И все-таки я порадовалась, узнав, что тебе удалось выбраться оттуда. Пожалуйста, поверь мне! Мне было очень стыдно.

— Однако ты не выпустила меня.

— Но я и не выдала тебя, хотя и могла. — Заметив вопросительный взгляд Скай, она пояснила: — Пока я была на кухне, туда пришла миссис Ридинг, но я ничего не сказала ей.

— Она спрашивала про меня?

— Она спросила, чье это молоко на плите. Скай припомнила, что в ту ночь ей не спалось, и она спустилась, чтобы согреть себе молока. То же самое она сделала и накануне, в вечер приезда в Гринвил-Хаус, и это видела миссис Ридинг.

— Ты сказала, что это твое молоко?

— Да, — ответила Энн.

— И после этого ты ушла?

— Конечно. Я могла бы сказать ей, где ты, и это мне зачлось бы.

— Ладно, Энн, что было, то было, и нечего об этом вспоминать. — Скай не сомневалась: миссис Ридинг не поверила Энн и поняла, что это не ее молоко. Может, Корина и не догадалась, что Скай была в это время в подвале, но видела, что она недавно спускалась. — Иди собирай вещи. Боюсь, я уже ничем не смогу тебе помочь. Мистер Парнел не изменит своего решения.

— А я и не хочу этого, — ответила Энн, — и пришла сюда только сказать тебе, что я раскаиваюсь. — Она заметила скептический взгляд Скай, — Это — страшное место, Скай, и я даже рада, что могу отсюда уехать. Я не спала здесь как следует ни одной ночи, постоянно слыша шаги гринвилского привидения.

Но Скай не собиралась слушать рассказы о привидении.

— Энн, — твердо проговорила она. — Если мистер Парнел приказал тебе уехать сегодня, значит, ты должна…

53
{"b":"11267","o":1}