ЛитМир - Электронная Библиотека

Клод все еще смеялся.

— Хорошая попытка, капитан, — сказал он, подойдя к пленнице.

— Не слишком хорошая, — перестав улыбаться, заметила Алекс.

— Это верно.

— Приведите ее на палубу; да не забудьте руки ей связать покрепче, — обратился Клод к своим матросам. — А если она слишком забеспокоится, когда мы прибудем в порт, и ноги ей тоже свяжите.

— Я рада, что вы, капитан, по крайней мере перестали смеяться, — бросила Алексис, когда ее уводили.

— Я и не смеялся над вами, капитан. Только над собой. Я ожидал, что вы так просто мне не дадитесь, и не ошибся.

Алексис отвернулась от Клода, решив не вступать с ним в пререкания.

— Франк, Форрест, вы синяки мне сделаете на руках. Отпустите. Как вы думаете, что скажет Медисон после того, как обнаружит эти следы вашего галантного со мной обращения?

Форрест криво усмехнулся.

— Ничего у вас не получится. У меня что-то нет настроения отдавать себя в лапы Малютке Джемми за то, что я способствовал вашему побегу.

Алексис, вздохнув, обернулась к Клоду. Тот продолжал тихонько посмеиваться.

— Я не сдаюсь, — напомнила она, тоже усмехнувшись. Клод кивнул, но еще до того, как он успел ответить, Алексис увели на палубу. Гарри потянулся за веревкой, чтобы связать ей руки. Форрест свел кисти у нее за спиной, дожидаясь, пока его напарник свяжет узел. Алексис отчаянно сопротивлялась, и подошедшему в этот момент Клоду показалось, что он заметил в ее глазах страх. Однако это был только миг. Сейчас у нее не оставалось выбора. Но, как понимал Клод, едва ей представится случай, она его не упустит.

Пока Клод отдавал приказ сниматься с якоря, Алексис села на палубу, спиной прислонившись к мачте. Гарри стоял над ней. Едва Алексис показалось, что о ней забыли — корабль требовал внимания, — она попробовала натянуть узел.

— Не надо, прошу вас, — взмолился Гарри. — Я крепко завязал узлы — вы только изуродуете запястья.

Алексис, пожав плечами, бросила попытки ослабить веревку.

— Вам-то что?

— Да так, ничего. Вы не очень обидитесь, если я вытащу кинжал, который заметил у вас в сапоге?

Алексис рассмеялась и вытянула ногу.

— Забирайте, Гарри! Он ваш. Сейчас он немного затупился, но все равно, я думаю, вы найдете ему применение.

Гарри склонился над ней и вытащил оружие.

— Я наточу его и сохраню для вас, капитан Денти.

Алексис смогла только кивнуть, опасаясь, что голос ее сорвется. Она отчаянно старалась не думать о том, другом времени, когда ее вот так же связали, о перекошенной ухмылке Траверса, заполнившей собой весь мир, о том, как она потеряла счет ударам, не понимая более, на каком она свете. Закрыв глаза, Алексис прижалась щекой к сосновому стволу, из которого была сделана мачта. Ей казалось, что по душистой древесине течет кровь Пауля, и она не догадывалась о том, что плачет.

Гарри смотрел на нее, смущенный и растерянный, не зная, о чем она сейчас думает. Он слышал, как Алексис прошептала что-то, и слезы ее высохли столь же внезапно, как и появились. Она подняла голову, и Гарри встретился со взглядом ее янтарных лучистых глаз, таких несчастных и беспомощных. Больше всего на свете ему хотелось перерезать веревку.

Алексис видела, как матрос осторожно трогает пальцем лезвие, словно проверяя, как оно наточено.

— Не надо, Гарри, — проговорила она тихо, покачав головой. — Не делай ничего, что можно истолковать как предательство по отношению к твоему капитану. Я справлюсь. Мне уже хорошо.

Гарри опустился на колени рядом с Алексис.

— Может, вам когда-нибудь понадобится лишняя пара рук и верное сердце — як вашим услугам, капитан. Буду рад, если вы обо мне вспомните.

— Ты ведь не оставишь капитана Клода? — со слабой улыбкой спросила Алексис.

— Никогда, — решительно ответил Гарри. — Но когда моя служба будет закончена…

— Тогда я с радостью возьму тебя на «Принцессу ночи».

В уголках ее глаз вновь заблестели слезы, и она быстро сморгнула, чтобы не дать им пролиться. Потом она заговорила вновь. На этот раз в ее голосе звучала решимость. Не беда, что ее руки связаны и сейчас она не более чем пленница. Она говорила как капитан Денти.

— Я снова взойду капитаном на борт моей «Принцессы», Гарри. Капитан Траверс узнает о том, что я не даю пустых обещаний, когда я достану его острием моей шпаги.

Гордым взмахом головы Алексис закинула за спину золотую косу, лежащую у нее на плече, словно ставя точку в этом вопросе.

— Хотел бы я быть с вами, когда это случится, капитан Денти, — ухмыльнулся Гарри. — Думаю, мне бы это понравилось.

Алексис ответила ему улыбкой, она знала, что у Гарри были свои причины ненавидеть Траверса, но улыбка сползла с ее губ, когда она увидела идущего к ним Клода.

— Гарри, вытри мне лицо! — воскликнула она, и Гарри мгновенно выполнил ее просьбу, использовав для этого висящий у него на шее платок. Алексис поблагодарила его взглядом и встала. Она вглядывалась в лицо Клода, стремясь отыскать свидетельства того, что он увидел и постиг всю глубину ее отчаяния, но он смотрел в сторону. Капитан Клод подошел всего лишь затем, чтобы приказать Гарри сойти на берег и подготовить все для транспортировки капитана Денти. Алексис словно обожгло. Из слов Клода следовало, что они уже в порту, и скоро ей предстоит покинуть корабль.

Гарри ушел выполнять приказ, и только тогда Клод мельком взглянул на свою пленницу. Он заметил и то, что Алексис приходится прикладывать немалые усилия, чтобы держаться молодцом, и то, что она использует свою дерзкую улыбку как маску, под которой можно спрятать дрожащие губы. Нет, он не ошибся, Алексис действительно терзал страх, как бы ни стремилась она внушить ему обратное.

— Если ты дашь мне слово не пытаться бежать по пути к месту назначения, я освобожу тебе руки, — предложил он.

— Нет, капитан.

Клод вздохнул. Он понимал, чем продиктовано ее решение.

— Ну что же. Мы покидаем корабль. До встречи с Президентом ты останешься у меня. Возможно, тебе придется погостить несколько дней. Потом только от твоего решения будет зависеть, где ты будешь жить дальше — на борту своего корабля или в тюрьме.

— Понимаю, — проговорила Алексис, наблюдая за тем, как трудятся моряки, причаливая «Конкорд» к пристани; им так же не терпелось поскорее сойти с корабля, как и ей. — Теперь уже недолго ждать, — добавила она, глядя на идущего к ним Гарри.

Клод смотрел в ту же сторону, что и Алексис.

— Твои вещи доставят позже. Гарри, мистер Лендис и я будем сопровождать тебя. Затем я должен увидеться с сенатором Хоувом. Как ты понимаешь, дом будет охраняться.

— Не сомневаюсь.

Несколько минут прошло в молчании. Алексис понимала, что сейчас бежать нет смысла. Так или иначе, ей предстоит выдержать конфронтацию с Президентом, и она подумала о том, что, пожалуй, в этом нет ничего особенно страшного. Более того, представляя, как пошлет их всех к черту, Алексис почувствовала удовлетворение. Она улыбнулась, украдкой взглянув на Клода, и он рассмеялся.

— Я не хочу знать, что означает твоя улыбка. С меня довольно того, что она — знак беды.

— Конечно, — беззаботно ответила Алексис и невольно напряглась при приближении Гарри. Она не пыталась вырваться, когда Клод, взяв под локоть, повел ее к сходням. Он не подгонял ее, всего лишь поддерживал и отчасти давал ей понять, что в случае нужды сумеет правильно распорядиться данной ему от природы силой.

Гарри указал на крытую повозку на пристани:

— Это лучшее, что мне удалось достать, капитан.

— Посади капитана Денти в повозку. У меня есть еще кое-какие дела.

Клод отпустил Алексис. В сопровождении Гарри она подошла к повозке, не обращая внимания на любопытные взгляды моряков с других кораблей. Гарри открыл полог. Отказавшись от помощи, Алексис влезла в повозку и села на жесткую скамью грациозно и прямо. Словно почувствовав спиной взгляд Клода, она обернулась и улыбнулась надменно.

Клод не смог ответить ей улыбкой. То, что происходило с ней сейчас, было ему совсем не по душе. Он обвел взглядом команду. Все они тоже смотрели ей вслед, но не с грубым мужским вожделением — как матросы в порту, а с гордостью и уважением к тому, как ока сумела принять то, что они с ней сделали. Постепенно все вернулись к работе. Едва ли сознавая, что делает, Клод спустился в свою каюту и собрал вещи. Закинув на плечо мешок, он поднялся на палубу, чтобы отдать последние распоряжения. Нескольких матросов он оставил на борту в боевой готовности на случай прихода корабля Квинтонского судоходства.

60
{"b":"11268","o":1}