ЛитМир - Электронная Библиотека

Хоув приторно улыбнулся.

— Президент только что проинформировал нас о том, что не сможет прийти. По-видимому, вы разминулись с его курьером.

По спине Клода пробежал холодок тревоги, но чувство это было слабым и кратковременным.

— Президент уполномочил нас решать все важнейшие вопросы в его отсутствие, мисс Денти. Поверьте нам, он получит полную информацию о встрече.

Алексис несколько разочарованно кивнула. Затем она быстро взглянула на Клода, и в ее взгляде он прочел: «Это меняет все!»

— Давайте не будем говорить о деле на голодный желудок, — поспешно предложил Беннет, подавая Алексис руку. — Полагаю, за обедом мы сможем получить ответ на вопрос, который терзает каждого из нас.

Больше он ничего не сказал, но и без лишних слов было ясно, что никто из четырех представителей власти не хотел обсуждать условия сделки до тех пор, пока личность дамы остается под вопросом.

Алексис все это начинало забавлять. Ее смущенная улыбка служила подтверждением тому, что она совершенно не понимала, о чем идет речь. Когда Дэвидсон провел всех в большую столовую, Беннет предложил кресло Алексис, а сам сел рядом с ней. Клод наблюдал за ней через стол, уже догадываясь о том, что она задумала. Он от души веселился, наблюдая за тем, как Алексис флиртует напропалую. Клод не слишком хорошо знал ее с этой стороны. В самом начале их знакомства она пыталась заигрывать с ним, но тут же была наказана. Сейчас он видел игривую кокетку, умеющую расположить к себе даже расчетливо-холодного сенатора с помощью легкой застольной беседы. Когда обед закончился и слуги начали убирать со стола, Алексис встала и подошла к окну в дальнем конце столовой. Клоду достаточно было лишь взглянуть на нее, чтобы понять, что она чувствует.

Как могли они сомневаться в том, кто она такая? И какая им разница, как она вела себя сегодня за обедом и что говорила, если они не доверяли человеку, который привел ее сюда? Алексис знала: то, что она собиралась осуществить, она сделает не только ради себя, но и ради него. Эти люди задели ее гордость и гордость Клода.

К ней подошел Беннет. Сквозь гул голосов Клод пытался расслышать то, о чем беседовала Алексис с личным адъютантом военного министра.

— Живописный садик, не правда ли? — Беннет устремил взгляд в окно.

— В самом деле, — согласилась Алексис.

Клод улыбнулся. Он заметил, что Алексис ответила не сразу. Неудивительно, ведь предметом ее раздумий была не красота сада, а расстояние до него. Она искала глазами тропинку, наилучшим образом отвечающую ее целям, а не ту, что выглядела живописнее остальных. Клод был абсолютно уверен, что окна закрыты на задвижки. Уже легче. Терраса под окнами находилась вне досягаемости Алексис. Отвернувшись от окна, Алексис тут же стала искать глазами иные выходы из помещения, не прерывая непринужденного диалога с Беннетом.

Между тем посуда была убрана. Слуги ставили пепельницы, когда Фартингтон галантно предложил даме пройти к столу. Алексис попросила своего кавалера выбрать для нее место поближе к окну и как можно дальше от него, Клода. Клод взглянул на окно: задвижка была на месте.

Хозяева расселись по местам. У каждого было по бокалу вина, однако Клоду и Алексис вина не подали. Дэвидсон потянулся к коробке с манильскими сигарами. Он заметил, как Алексис сморщила носик, и счел нужным спросить, не возражает ли она против того, что мужчины закурят.

— Вовсе нет, — ответила Алексис. — Но не будут ли господа любезны приоткрыть окно.

Не было ничего удивительного в том, что сенатор не оставил просьбу дамы без внимания.

Клод беспокойно заерзал на стуле, когда Хоув, отодвинув задвижку, настежь распахнул окно. То самое, под которым располагалась лужайка с клумбами и терраса. В комнату ворвался легкий августовский ветерок. Аромат цветов был для Алексис сродни аромату свободы, и она всей грудью вдохнула его. Однако для Клода этот запах был запахом опасности. Впрочем, очень скоро аромат цветов потерялся в густом сигарном дыму.

— Мисс Денти, — с приятной улыбкой начал Хоув, — прежде чем приступить к разговору по существу, мне бы хотелось разрешить некоторые сомнения. Кто вы и за кого вас пытается выдать капитан Клод? Я уверен, что вы понимаете, как трудно нам представить вас в образе человека, которого нам описывали. Мистер Клод, разумеется, говорил нам о том, что вы красивы, но тем не менее вы едва ли подходите под описание капитана Денти, которое он нам дал.

Алексис только кивнула, предоставив Клоду отразить этот удар.

— Она и есть капитан Денти, сенатор. Не понимаю, почему вы должны считать по-другому, — ответил Клод беспечным тоном, который едва ли мог кого-нибудь обмануть.

— Я знаю, что вы с самого начала были против этой затеи, Таннер. Вы также рассказали о попытке пленницы к бегству. Возможно, вы дали настоящему капитану Денти убежать, а к нам сюда привели эту женщину.

— Ну так спросите ее сами.

Хоув откинулся на спинку стула и, сложив руки на груди, обратился к Алексис, лениво растягивая слова:

— Милочка, вы в самом деле капитан Денти?

— Конечно.

— Вы можете предъявить нам доказательства?

— Какие вас устроят, сенатор?

В голосе ее звучала презрительная усмешка, но Хоув ничего не заметил.

— Расскажите нам что-нибудь о своем прошлом, — предложил Ричард Грэнджерс.

Голосом, совершенно бесцветным, Алексис поведала присутствующим о том, как оказалась на Тортоле, и о том, почему ищет Траверса. Она описала свой побег с «Гамильтона», но ни словом не упомянула Лафитта. Затем настал черед рассказать о том, как она побывала пленницей на «Конкорде». Алексис не старалась сделать свое повествование интересным — одни голые факты и ни намека на ее личное отношение к описываемым событиям. Создавалось впечатление, что она отвечает зазубренный урок, нисколько не вдумываясь в то, что говорит.

Слушая рассказ Алексис, Клод вглядывался в лица присутствующих. Ни у кого ее повесть не вызвала сочувствия. Несмотря на то, что ее рассказ слово в слово совпадал с тем, что ранее они слышали от Клода, никто так и не смог поверить, что все перечисленное действительно происходило с этой красивой, ухоженной женщиной. Когда рассказ подошел к концу, Клод сказал:

— Надеюсь, теперь вы довольны.

— Напротив, — ответил Дэвидсон, раздраженно откинув руку с зажатой в пальцах сигарой. — Она не сказала нам ничего такого, чего не могла бы узнать от вас.

— Все, что я рассказала, я знаю не от него, — решительно заявила Алексис, но ее ответ для собравшихся прозвучал слишком патетически для того, чтобы быть воспринятым как правда.

— Что вы знаете о Лафитте? — без обиняков приступил к делу сенатор.

— Конечно же, то, что он пират, — ответила Алексис, широко распахнув удивленные глаза. — Почему вы спрашиваете? Разве об этом не известно всем?

Ее лицо, весь ее вид служил явным доказательством совершенной невинности. Сомнений не было: эта женщина ничего общего не имела с капитаном Денти. Все взоры обратились теперь к капитану Клоду Таннеру, которому было поручено разыскать капитана Алекса Денти.

— Капитан, вы забыли рассказать этой бедной девушке об участии в ее истории Лафитта! — полунасмешливо-полупрезрительно воскликнул Беннет, поглаживая ладонью обнаженную руку своей очаровательной соседки.

Беннет мог торжествовать победу. Все произошло так, как он полагал с самого начала. Клод не мог привести им настоящего капитана Денти. Девочка рядом с ним, вся трепещущая под его рукой, была слишком наивной и хорошенькой для того, чтобы управлять кораблем, не говоря уже о сражениях с британским флотом. Не было никакого сомнения, что она самозванка; он понял это, едва увидел ее, стоящую в дверном проеме, — такую элегантную и милую, словно источающую теплое золотистое сияние. Да разве могло это хрупкое создание представлять какую бы то ни было опасность для мужчины, настоящего мужчины, каким, несомненно, являлся капитан Траверс?! Какие еще угрозы, какие клятвы могли сорваться с этих пухленьких губ?! Бред! Какой мужчина последует за этой женщиной куда-нибудь, кроме кровати?

71
{"b":"11268","o":1}