ЛитМир - Электронная Библиотека

Недолгого общения с пострадавшими было вполне достаточно, чтобы разглядеть, что приятели, лишившиеся часов, были в стельку пьяны. От них разило на целый квартал.

— Убирайтесь отсюда и больше не возвращайтесь. Считайте, вам повезло уже в том, что вас не подстрелили.

— Что вы собираетесь делать с маленьким гаденышем? — спросил Джордан.

— Пусть себе идет своей дорогой, но отпущу я его, только когда увижу, что вы достаточно далеко.

— Как хотите. — Аллисон повернулся, собираясь уходить. — Молитесь, чтобы он не обчистил и ваши карманы.

Когда Джордан и Аллисон были уже в конце квартала, охранник отпустил мальчика.

— Ты сглупил, парнишка, — беззлобно сказал ему сержант.

— Говорю вам, это часы моей сестры, сэр. — Пич размазывал по лицу слезы. — Она чуть не сошла с ума — это было все отцовское наследство. Получается, на улицу сейчас нельзя выйти, чтобы тебя не ограбили.

— И когда же, как ты говоришь, у твоей сестры отняли ее часы?

— Совсем недавно мы шли домой, и она как раз вытащила часы, чтобы проверить время, да тут же их и лишилась. Они выхватили часы прямо у нее из рук! Я сказал, что найду их и принесу назад. Она умоляла меня этого не делать.

— Ты, похоже, не очень-то слушаешься старших.

Стражник решил, что мальчишка, пожалуй, говорит правду.

— Не очень. Хорошо, если она не пойдет меня искать, а то этим ворам глаза повыцарапывает.

— Ты говоришь о сестре, будто она настоящая тигрица.

Пич засмеялся, явно входя во вкус.

— Точно. У нее такие сверкающие желтые глаза и…

Он так и не успел закончить. Стражники разом обернулись на истошный женский крик.

— Это она! Это моя сестра! — закричал Пич. — Она, должно быть, заметила, что я ушел из дома!

Он кинулся было в сторону, откуда доносились вопли, но его остановили.

— И куда ты бежишь?

— За ней. Они могут ее обидеть.

— Пошли, ребята. Дэвис, Джон, не бросать же леди, коли она нарвалась на неприятности.

— Как тебя зовут, парень? — спросил сержант у мальчишки.

— Пич.

— Пич? Больше похоже на прозвище.

— Так меня зовет сестра, сэр.

— Ладно, Пич. Мы выручим твою сестру, а ты подожди-ка вон за той дверью. Там остался Мэтт. Скажи ему, куда мы пошли. Ты и моргнуть не успеешь, как мы вернемся за тобой вместе с твоей сестрой.

— Не забудьте забрать у них часы, — крикнул им вслед Пич.

Все трое стражников ускорили шаг, затем припустились бегом. Крики не стихали. По дороге к ним присоединились еще двое солдат из тюремной охраны, тоже потревоженные криками. В темноте они едва не споткнулись об Алексис, которая уже перестала кричать и только плакала навзрыд, лежа на земле лицом вниз. Пятеро мужчин окружили ее. Она подняла голову и глянула на них.

Трое солдат, слышавших историю Пича, больше не сомневались в том, что мальчик говорил правду. Глаза несчастной девушки горели желтым огнем. Она действительно напоминала тигрицу.

— Мы вас не обидим, мисс. Меня зовут Ричардс. Грег Ричардс. Те мужчины… Где они?

— Они ушли, — тихо сказала Алексис дрожащим от слез голосом.

Она опустила взгляд. Платье на груди оказалось разорванным. Алексис помедлила, прежде чем запахнуть плащ, с интересом наблюдая за реакцией своих спасителей, на которых ее грудь явно произвела сильное впечатление.

— Они хотели… хотели… — с трудом выдавила она.

Ричардс протянул ей руку, но Алексис оттолкнула ее.

— Вас зовут Франсин?

— Откуда вы знаете?

— Ваш брат рассказал нам. Он остался там, в здании тюрьмы. Почему бы вам е пройти с нами? Он беспокоится, и, наверное, ему будет приятно узнать, что вы в безопасности.

— Только не сейчас, — простонала Алексис. — Не могу шевельнуться. Эти люди, они из меня весь дух вышибли!

Ричардс понимающе вздохнул.

— Дэвис, останься со мной. Джон, тебе лучше вернуться и сказать мальчику, что сестра его в порядке. А вы, ребята, — кивнул он двум остальным, — Марш на свои посты.

— О нет! — взмолилась Алексис. — Не уходите! Что, если те парни вернутся?

— Вам не кажется, мисс, что мы вдвоем вполне справимся? Клянусь, нам это труда не составит!

Проклятие! Надо потянуть время, чтобы дать своим подготовиться.

— Что вы! Да я вовсе и не сомневаюсь в ваших силах, — кокетливо воскликнула Алексис. — Просто, если вас со мной будет больше, мне будет спокойнее.

— Не тревожьтесь, — улыбнулся Ричардс. — Поверьте, мы все рады остаться, но нельзя: нам велено присматривать за одним важным заключенным.

Едва Ричардс закончил фразу, как острая боль словно расколола его череп. Он не знал, что остальные его товарищи, завороженные нежным голоском девушки, испытывали в этот миг примерно те же ощущения.

Сержант упал как подкошенный прямо на Алексис, придавив ее к земле; но тут же ей помогли выбраться из-под него, и она встала, отряхивая платье. Улыбнувшись своим друзьям, среди которых были Джордан и Аллисон, она сказала:

— Увы, вас, американцев, так трудно свернуть с пути праведного, если вы при исполнении, — даже моих чар порой на это не хватает.

— Капитан, вы, похоже, себя недооцениваете, — с улыбкой ответил Аллисон, — они так на вас засмотрелись, что совсем потеряли осторожность и даже не слышали, как мы подошли.

Алексис взглянула на лежащих на земле без признаков жизни солдат.

— Думаю, не стоит их связывать — только время потеряем. Давайте поскорее освободимся от патрулей. Что касается погони за Клодом и Пичем, когда они выйдут из тюрьмы… Пусть за нас эту проблему решит пожар!

Пока Алексис вела моряков к следующему посту, Пич разобрался с Мэттом, стукнув его по голове прикладом ружья, которое тот по доброте душевной дал мальчишке потрогать. С невыразимым удивлением в глазах Мэтт свалился со стула. Решив, что и так потратил впустую довольно времени, Пич схватил с гвоздя на стене кольцо с ключами и открыл дверь в коридор, по обеим сторонам которого за решетками располагались камеры.

Клода он обнаружил в самой дальней камере. Сквозь решетку мальчик увидел, что пленник мирно спит. Удивительно, как можно вообще спать в тюрьме, подумал Пич, подбирая ключ к замку и поворачивая его. Клод по-прежнему не шевелился. Пич подошел к койке. Мальчик протянул руку, чтобы дотронуться до спящего, и вдруг неожиданно для себя оказался на полу.

— Господи! Это ты!

Клод удивленно заморгал, увидев знакомое лицо. Мальчик смотрел на него во все глаза. Клод улыбнулся — он хорошо помнил этот взгляд, так поразивший его в тот день, когда он поднялся на корабль, чтобы арестовать Алексис. Тогда юнга смотрел на своего капитана такими влюбленными глазами, что Клод не устоял перед искушением подразнить этим Алексис. Но сейчас любви в этих карих глазах явно не было.

— Странный у вас способ выражать благодарность, — проворчал Пич, поднимаясь с пола.

Клод понял, что мальчик сердится даже не из-за того, что ему не сказали спасибо, а из-за того, что потерял бдительность, позволив капитану воспользоваться этим.

— Я исправлю свою ошибку позже, — заверил его Таннер, ухмыляясь.

— Ладно, пошли. — Пич никак не отреагировал на последнюю реплику. — Нам надо выйти через парадную дверь. Приготовьтесь бежать, если потребуется.

— Где твой капитан? — с тревогой спросил Клод, выходя из камеры следом за мальчиком.

— Ждет снаружи, — коротко ответил Пич.

Когда они вышли в караульное помещение, Клод не удержался от восхищенного восклицания.

— Твоя работа? — он кивнул в сторону валявшегося на полу стражника.

— Моя, — не без гордости ответил Пич.

— А как насчет остальных?

— О них позаботятся.

Пич всматривался в темноту, вспоминая, с какой стороны должен быть штабель из пиломатериалов, когда заметил, как Таннер забирает ружье Мэтта.

— Чего мы ждем? Почему не уходим прямо сейчас? — нетерпеливо спросил Клод.

— Это хорошо, что планом операции занимались не вы, а капитан Денти. Из-за вас нас обоих могли бы убить. Вы действительно думаете, что тюрьму охраняет только один часовой?

86
{"b":"11268","o":1}