ЛитМир - Электронная Библиотека

— Мы не умеем читать мысли! — подал голос третий. Это замечание вызвало общий смех, и собравшиеся начали еще настойчивее выспрашивать у Боттомса, что ему нашептала Беркли.

Энтони дернул себя за усы и выдавил улыбку.

— Мисс Шоу утверждает, что я собираюсь отправиться на Восток. — Сунув руку во внутренний карман, он достал оттуда билет. — Я купил его сегодня, и об этом не знала ни одна душа.

Почувствовав легкое прикосновения Грея, Беркли поднялась из-за стола. Взяв Энтони под руку, она прильнула к нему и растянула губы в обольстительной улыбке, которая предназначалась только ему, но не ускользнула от внимания окружающих.

— Никак не пойму, отчего вы кажетесь мне принцем, Тони Боттомс? Неужели вы разбили мое черное сердце?

Энтони вспомнил о пиковом валете, спрятанном за манжетой сорочки. Что ж, он все равно собрался уехать из Сан-Франциско. Беркли могла без труда погубить его и совершенно ясно дала ему это понять. Единственное, чем он мог выразить свою благодарность, — это окончательно закрепить за ней славу человека, которому открыто будущее, неведомое всем остальным. Энтони позавидовал Грей Джейнуэю. Беркли принесет ему целое состояние.

— Отойдите в сторону, — сказал Энтони своим друзьям. — Я хочу на прощание потанцевать с мисс Шоу.

Толпа расступилась, и он закружил Беркли в танце под звуки музыки.

Проводив Энтони и Беркли взглядом, Грей поблагодарил гостей за принесенные поздравления. Беркли Шоу добилась успеха, и все потому, что он заставил ее явиться публике в вечер открытия «Феникса», но это почему-то не радовало его.

— Мне пора отдохнуть, — сказала Беркли очередному партнеру.

После Энтони Боттомса ее один за другим приглашали другие гости. Весело улыбаясь, а иногда смеясь, она старалась поменьше думать о тех, кто клал руки ей на плечи и прикасался к ее талии. Она гнала мысль о том, что с ней танцуют все, кроме Грея.

— Не будете ли вы любезны проводить меня до лестницы? — Мартин Рид, высокий худощавый мужчина, поклонился. Его застенчивость внушала Беркли симпатию. — Я предпочел бы не оставлять вас одну и проводить до двери номера, — сказал он.

Беркли не стала объяснять, что ей некого бояться. Номера и комнаты второго этажа откроются для постояльцев только завтра, а пока там, кроме нее, были только Майк и Шоун.

— Да, благодарю вас. С удовольствием. — На Беркли то и дело накатывала дурнота. Плавно изогнутая лестница казалась ей куда более трудным препятствием, нежели любой из трех холмов Сан-Франциско.

— Вы очень бледны, мисс Шоу, — заметил Мартин, — Может быть, позвать Грея?

— Нет, не надо беспокоить его. Просто помогите мне пробраться сквозь толпу.

Мартин взял Беркли под руку и повел к лестнице. Девушке пришлось отказать еще трем желающим потанцевать с ней, после чего Мартин объявил остальным, что дама занята. И только оказавшись возле широкой лестницы, Беркли поняла, что не в силах одолеть подъем.

— Позади кухни есть еще одна лестница, — сказала она, — Ведите меня туда.

— Я отнесу вас по этой лестнице на руках.

— Нет! Только не на глазах у гостей. Пожалуйста, помогите мне добраться до кухни.

Мартин и Беркли без особого труда протиснулись к кухне. Даже в столь поздний час во владениях Энни Джек работа кипела. Кухарка и ее помощники заканчивали украшать четырехъярусный торт.

— Прочь! — крикнула Энни незваным гостям и тут же вернулась к работе, ничуть не сомневаясь в том, что ее не посмеют ослушаться.

Беркли увидела, что Мартин хочет уйти.

— Лестница вон там. — Она указала в сторону кладовой, — Энни вас не укусит.

— Еще как укусит, — сказала кухарка. — Энни отгрызет ногу любому, кто посмеет сунуться к ней на кухню!

Мартин нерешительно замялся, и Беркли пришлось тащить его вперед. Когда они проходили мимо стола, Энни Джек вскинула измазанный нож и угрожающе ткнула в их сторону. Кусочек сливочного крема угодил на рукав Мартина. Не дожидаясь дальнейших выпадов, Беркли торопливо повлекла его к лестничной площадке.

— Не обращайте внимания на Энни. Она не погонится за нами, а мне нужна ваша помощь.

Взяв Беркли под руку, Мартин вместе с ней начал подниматься по узкой лестнице. Половину пути она проделала сама, потом спутник подхватил ее на руки.

— Все-таки я позову Грея, — сказал он, поставив Беркли на ноги у ее дверей.

— Нет. В этом нет нужды. — Беркли повернула ручку. — Зайдите на минуту, вдруг мне что-нибудь понадобится. Не поможете ли мне расстегнуть платье? — Она потянула Мартина за руку, не дав ему времени отказаться. — Я не задержу вас. Идите сюда. Моя спальня дальше.

Мартин неуверенно следовал за девушкой, озадаченный ее настойчивостью, и с тревогой думал о том, чем все это кончится. Несколько раз он оглянулся через плечо, ожидая увидеть в дверях Грея Джейнуэя с заряженными пистолетами в руках.

Вместо Грея появился один из телохранителей Сэма Брэннана. Его широкие плечи заполнили дверной проем. У него была бычья шея и ноги, похожие на опоры моста. Громила стоял, скрестив руки на груди, но во всем его облике сквозило нетерпение. Он воинственно приподнял квадратный подбородок, давая Мартину понять, что ему пора исчезнуть.

— Мистер Брэннан послал меня присмотреть за леди, — заявил он. — Можешь идти, Рид.

— Ну не знаю, Хэнк. Надо сообщить Грею, что мисс Шоу плохо себя чувствует.

— Он знает. — Хэнк Брок отступил в сторону. — Мистер Брэннан уже сказал ему. А теперь проваливай, Рид.

Смущенно поклонившись Беркли и сделав вид, что не замечает мольбы в ее испуганных глазах, Мартин поспешно покинул номер.

Беркли опустилась на край постели.

— Сейчас меня вырвет, мистер… — Ее голос прервался. Она не помнила фамилию незваного гостя.

— Брок, — подсказал громила. Он двинулся к Беркли, но, увидев, что она отпрянула, остановился. Взяв полоскательницу с ее умывальника, Брок протянул ее Беркли. — Если затошнит, валяйте сюда.

Она взяла полоскательницу.

— Идите. — Беркли склонилась над сосудом и закрыла глаза.

— Если не возражаете, мисс Шоу, я побуду здесь. Мистер Брэннан велел мне проследить, чтобы у вас все было в порядке.

Пальцы Беркли были почти такими же белыми, как полоскательница. В эту минуту ей хотелось одного — очистить желудок, ибо она надеялась, что после этого сможет рассуждать здраво.

— Сдается мне, не так уж вам и плохо. — Хэнк потянул к себе полоскательницу, заметив, как дрогнули при этом пальцы девушки. — Хотите мокрый компресс на голову? Нет? Может, вам лучше прилечь?

Беркли отодвинулась еще дальше, уклоняясь от руки Брока, потянувшейся к ее плечу.

— Уходите, прошу вас. Я хочу, чтобы вы ушли.

— Присутствие Рида не смущало вас, — пробормотал Брок. — Интересно, отчего бы это?

— У мистера Рида не было с собой оружия.

Брок отдал должное наблюдательности Беркли, обратившей внимание на то, что ускользнуло от других людей. Он расстегнул пиджак, вытащил пистолет, заткнутый за пояс брюк, и положил его на ночной столик рядом с полоскательницей.

— Теперь и у меня нет.

— Мне уже лучше, — сказала Беркли, хотя на самом деле ее мутило все сильнее. Смущенная близостью верзилы Брока, она боялась и вправду лишиться чувств.

— Рад это слышать. — Брок еще придвинулся, и его колено уперлось в край кровати. — Надеюсь, вы не откажетесь ответить на вопрос, который я хочу задать вам с той самой минуты, как впервые увидел вас нынешним вечером. Меня очень интересует, где вы разжились вот этим платьем.

— Мне его подарили.

— Неужели? — Брок прикоснулся к подолу платья, и заметил, что Беркли отдернула ногу, но его реакция оказалась быстрее. Он ухватил ее за щиколотку и рванул к себе. Она ударилась головой о спинку кровати. Удар был не так силен, чтобы всерьез повредить Беркли, но все же ошеломил ее. Она перестала сопротивляться, а Брок лишил ее возможности двигаться. Уперев руки в кровать по обе стороны от плеч Беркли, он зажал ее ноги между своими.

— Расскажите мне об этом платье, мисс Шоу. Предупреждаю вас — оно уже попадалось мне на глаза.

35
{"b":"11269","o":1}