ЛитМир - Электронная Библиотека

— Не догадываешься? Пусти в ход свой талант, Беркли. Почему ты так боишься использовать его для себя?

Рука Беркли замерла, потом медленно опустилась. Ее глаза расширились.

Наблюдая за ней, Андерсон с удовлетворением отметил, что она уже поняла, о чем он собирается сказать.

— Джеймс Денисон был любовником твоей матери.

— Нет!

— У вас с Грэмом Денисоном один и тот же отец.

— Нет! — Беркли взмахнула рукой, словно желая отгородиться от Андерсона.

— Ты вышла замуж за своего единокровного брата, Беркли. Ваш ребенок — плод кровосмесительства.

«Нет! Только не это! За что мне такая напасть?» Беркли испугалась, что произнесла эти слова вслух. Ей нестерпимо хотелось выкрикнуть их, но, видя перед собой Андерсона, безжалостного и бездушного, Беркли поняла, что промолчала. Охваченная стыдом, страхом и ненавистью, она прикрыла ладонью рот. Беркли показалось, что ее вырвет. И, вдруг, сама того не сознавая, она размахнулась и дала Андерсону пощечину. Отпрянув, он зацепился ногой за причальный канат шлюпки и пошатнулся. Канат натянулся, и его нога повисла. Рука Андерсона метнулась к Беркли, но теперь уже она посмотрела на него холодно и равнодушно. Андерсон вскрикнул, перевалился через край пирса и упал в шлюпку, ударившись головой.

Моряки и не подумали помочь ему. Кто-то из матросов схватил канат, потянул его на себя и сорвал петлю с причальной тумбы. Хозяин лихо отсалютовал Беркли, словно та сбросила Андерсона с пирса исключительно для того, чтобы шлюпка могла отправляться в путь.Не обращая на него внимания, Беркли во все глаза смотрела на Андерсона. Его левая нога была вытянута под неестественным углом к туловищу, глаза закрыты, грудь вздымалась и опадала, но Беркли не знала отчего — от дыхания или из-за того, что шлюпка покачивается.

Грей подскочил к жене и обхватил ее за талию в тот самый миг, когда Андерсон пошатнулся. Беркли подалась вперед, но Грей удержал ее. Шлюпка уже отошла ярдов на пятнадцать, и сделай Беркли неверный шаг, она упала бы в воду. Грей видел, что она не замечает опасности.

— Возможно, впоследствии ты пожалеешь об этом, но Андерсон остался жив, — сказал он. Беркли мутило.

— Видишь? — Грей указал на удаляющуюся шлюпку, — Гаррет позаботится о нем. — И в самом деле, тот опустился возле Андерсона на колени и бегло осмотрел его. — Кажется, он не слишком встревожен.

— Ему плевать на Андерсона.

Грей оттащил Беркли от края пристани на несколько дюймов.

— А тебе?

— Я… мне все равно. — К горлу вновь подступила тошнота, и Беркли умолкла. — Мне дурно. — С помощью Грея она опустилась на колени, и ее вырвало.

Грей протянул жене носовой платок. В этот момент из-за пирамиды бочек появился Сэм Хартфорд и подал Грею серебряную фляжку. Грей поднес ее к губам Беркли.

— Сделай несколько глотков. — Он взглянул на Сэма. — «Гуси» здесь?

— Здесь. Они все видели. И мы тоже.

Кивнув, Грей вернул ему фляжку.

— Надо увести отсюда Беркли, пока они не навалились на нас. — Он посмотрел на побледневшую жену. — Тебя отнести?

— Я могу идти. — Беркли поднялась на ноги и только теперь заметила Сэма. — Что ты здесь делаешь?

Сэм поскреб подбородок, гадая, удастся ли ему обмануть Беркли. Судя по проницательности ее взгляда, рассчитывать на это не приходилось.

— Думал, придется вас защищать, мадам, — сказал он. — Но вы и сами отлично справились.

Беркли обвела глазами причал и Доннела Кинкейда, пытавшегося укрыться за штабелем ящиков. Шоун беззаботной походкой приближался к пирсу с удочкой на плече. Беркли заметила еще нескольких служащих Грея. «Гуси» тоже были тут как тут.

— Я вижу Бобби Бернса, — сказала она Грею. — И того парня, Джолли. Помнишь их?

— Как же мне забыть их? Идем, Беркли. Отлично сознавая, какая им грозит опасность, Беркли поспешила к экипажу. Но едва Грей взялся за поводья, она остановила его:

— Подожди минуту. Я хочу увидеть, как отплывет «Олбани». Мне надо убедиться, что Андерсон не вернется на берег.

— Хочешь посмотреть через трубу?

— Ты захватил ее с собой?

Грей кивнул и подал трубу жене.

Беркли поднесла ее к глазу. Шлюпка была как на ладони. Андерсон уже сидел, морщась от боли. Моряки не перевязали ему ногу, видимо, решив поручить его заботам корабельного врача. Когда шлюпка подошла к «Олбани», с борта спустили холщовые носилки. Беркли наблюдала, как Гаррет и один из матросов укладывают Андерсона на парусину. Его лицо исказилось. Беркли ни в чем не раскаивалась. Как только Гаррет и матрос подняли носилки, она передала трубу Грею.

— Посмотри, как его поднимают на борт. А с меня хватит.

— С нас обоих достаточно. — Грей сунул трубу в карман. — Скатертью дорога, — бросил он.

— Да, — согласилась Беркли. — Слава Богу, мы от него избавились.

Грей подхлестнул упряжку, и экипаж тронулся. Краем глаза Грей заметил, что Беркли продолжает следить за кораблем.

— Мы можем задержаться, пока «Олбани» не исчезнет из виду.

— Что? О нет. Нам пора. Я счастлива уже от того, что он уехал.

Грей внимательно присмотрелся к жене.

— По тебе не заметно, что ты довольна.. Я бы сказал, как раз наоборот.

Улыбка Беркли усугубила его подозрения.

— Ты не хочешь сказать мне, о чем говорил Андерсон? — спросил Грей и тут же почувствовал, как жена отстраняется. Разочарование, вызванное ее скрытностью, сменилось гневом. Грей натянул вожжи, и лошади прибавили шаг.

Несколько минут прошло в молчании. Беркли смотрела в сторону. Долгое время она не замечала, что фасады игорных домов и лавок проносятся мимо все быстрее, не замечала пешеходов, расступавшихся перед коляской, и только увидев старателя, который едва успел оттащить своего подвыпившего приятеля с мостовой, сообразила, что их лошади могут натворить немало бед.

— Помедленнее, Грей, — попросила Беркли. — Мы чуть не задавили человека…

Стальной взгляд Грея пригвоздил ее к месту, а лошади мчались, не снижая скорости.

Наконец коляска остановилась у «Феникса», и Беркли вошла в отель, не дожидаясь Грея. Он нагнал жену только у двери ее номера и вошел следом за ней. Она тут же обернулась к нему:

— Это было ребячество. Ты мог кого-нибудь покалечить. Да и мы могли пострадать.

Грей прислонился спиной к двери.

— Ты права.

Легко коснувшись его руки, Беркли посмотрела ему в глаза:

— Наверное, я усложнила тебе жизнь сверх всякой меры.

Грей чуть заметно улыбнулся:

— Ну, не то чтобы очень…

Беркли прильнула к нему:

— Не знаю, что и сказать.

Грей не сразу понял, что жена имеет в виду вопрос, который он задал ей почти полчаса назад.

— Тут и думать нечего. Я просто хотел узнать, о чем говорил Андерсон. Повтори его слова, вот и все.

— Это не так просто. Андерсон солгал мне. Все, о чем он сказал, ложь.

— Должно быть, речь шла о чем-то ужасном. Потому-то ты и ударила его.

— Да.

— И по этой же причине не хочешь поделиться со мной?

Она кивнула. Грей взял жену за подбородок и заглянул ей в лицо.

— Боишься, что я поверю ему?

Грей застиг Беркли врасплох, и глаза выдали ее с головой.

— Ты сама почти поверила ему. Вот откуда твои страхи.

— Нет, — неуверенно возразила Беркли.

— Позволь мне самому решать. Он сказал что-то обо мне?

Усадив мужа на диван, Беркли предложила ему выпить. Грей отказался, и все же она принесла виски. К концу ее рассказа Грей не отрывал взгляда от пустого бокала в своих руках. Он и сам не заметил, как выпил виски, но чувствовал на языке его вкус, смешавшийся с подступившей к горлу горечью и оттого особенно отвратительный.

— Все это ложь, — сказал он. — От начала до конца.

— Знаю. — Беркли видела, что Грей сомневается не меньше, чем она.

— Ты мне не сестра.

— Наполовину.

Грей жестом отмел ее замечание:

— И у нас разные отцы.

— Полностью с тобой согласна.

— Андерсон сказал это, чтобы помучить тебя. Он решил, что заставит тебя избавиться от ребенка.

75
{"b":"11269","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Темное удовольствие
Грудное вскармливание. Настольная книга немецких молодых мам
Тень ночи
Душа моя Павел
Искусство убивать. Расследует миссис Кристи
Бесстрашие. Мудрость, которая позволит вам пережить бурю
Его кровавый проект
Быстро вращается планета
Я хочу больше идей. Более 100 техник и упражнений для развития творческого мышления