ЛитМир - Электронная Библиотека

— Что именно вас интересует? — спросил он. — Большинство постояльцев и слышать не хотят о пожарах и землетрясениях. Боятся, наверное. Я и сам поначалу пугался. Но потом ко всему привыкаешь.

— Пожалуй, ты прав, — заметил Колин. — Расскажи нам о последнем пожаре. Возчик, назвал его «пожаром на Портсмут-сквер». И я подумал, что землетрясение тут ни при чем.

— Да. Это все «гуси». — Увидев озадаченные лица, Нат пояснил:

— «Сиднейские гуси». Не знаю, почему их так кличут, но район Фриско, где они живут, называется Сиднейский квартал. Я не хочу сказать ничего плохого, но, по-моему, ваша речь немножко похожа на то, как говорят они. — Внезапно мальчик встревожился, испугавшись, что вновь попал в ловушку, и начал выбираться из кресла.

— Сядь, — велел Декер. — Мы не «гуси» и не охотники. — Он посмотрел на Колина. — По-моему, речь идет о бандитах из английской каторжной колонии в Австралии. Из Земли Ван Димена.

— Видимо, так, — согласился Колин, подумав о том, сколь близок был его брат к высылке в Австралию. К счастью, он успел разыскать Декера до того, как тот угодил в руки правосудия. По пути из Лондона в Сан-Франциско Колин много размышлял о том, что такое везение вряд ли повторится. Он приехал сюда разузнать о судьбе своего младшего брата, хотя и не рассчитывал найти Грейдона. Но, как говорят, надежда умирает последней. — Даваи-ка о пожаре, — попросил Колин. — Насколько мне известно, их было два.

Нат подумал, что разговор о пожарах вряд ли чем-нибудь ему повредит, но вспоминать ту ночь было неприятно. Он посмотрел на Декера. Тот вынул другую монету, и она словно сама по себе скользила между его пальцев. Еще один трюк, которому стоит научиться.

— Да, их было два, — подтвердил мальчик. — Первой вспыхнула лавка Питермана. Ее подожгли «гуси». Никто не знал этого наверняка, хотя все подозревали. Но миссис Джейнуэй почувствовала, что будет беда, и постояльцев «Феникса» вывели на площадь еще до того, как загорелась лавка. Люди повалили и из других игорных домов, но только из любопытства. Мне тоже стало интересно, как и всем другим, но я мало что видел. Я пытался найти Пандору.

— Пандора? — перебил Декер. — Это, верно, твоя змея?

— Хотел бы я иметь змею, — мечтательно промолвил Нат. — Но нет, Пандора — это кошка. Она не моя, но чаще всего спит в моей постели, а значит, она мне не чужая. Когда пришлось уходить из комнаты, Пандора была со мной, но потом я потерял ее из виду. Наверное, она испугалась, а миссис Джейнуэй не позволила мне искать ее. Я решил, что Пандора покинула отель вместе с постояльцами, и начал высматривать ее на площади. Никто не хотел мне помочь, особенно после того, как загорелась лавка Питермана. Все собравшиеся на площади бросились тушить огонь. А я тем временем продолжал искать Пандору, и потому никто, кроме меня, не заметил двух «гусей», входивших в «Феникс». Я не мог сказать об этом миссис Джейнуэй, ведь она тогда была…

— Беременна?.. — подсказал Колин. Нат кивнул:

— Да. И я пошел посмотреть, какую гадость затевают «гуси». У меня не оставалось другого выбора. — Он помедлил, ожидая от слушателей одобрения. Едва ли не все знакомые мальчика считали его поведение на пожаре глупым. Но эти двое молчали, оставив свои суждения при себе. — Когда я вошел в игорный зал, «гуси» уже были наверху. Но тогда я этого не знал. Сначала я заглянул в кухню и в кладовую. Я торопился, но к тому времени, когда поднялся на второй этаж, они уже вошли в комнаты мистера и миссис Джейнуэй. Джолли — так одного из «гусей» называл его приятель — поджигал ковер мистера Джейнуэя. Я хотел выбежать на улицу и позвать на помощь, но тут увидел Пандору. Наверное, она бродила по отелю и наткнулась на «гусей». Я решил поймать ее и убежать. «Гуси» не смотрели в мою сторону, но когда полыхнул огонь, Пандора подпрыгнула, они обернулись и заметили меня. — Нат покачал головой, с явной досадой вспоминая о том, что случилось потом. — Бобби — так звали второго парня — схватил меня за воротник и швырнул в дальний угол комнаты. За несколько секунд пламя разгорелось и отделило меня от них стеной.

— Им удалось выбраться наружу, ты остался, — предположил Колин.

Нат кивнул и указал на окно:

— Комната мистера Джейнуэя выходит на площадь, как и ваша. Но там есть балкон. На нем-то я и укрылся. Мистер Джейнуэй заметил нас с Пандорой и пришел на выручку. Я держался за Рею. Видели ее, когда входили?

— Носовая фигура, — кивнул Декер. — Да, видели,

— Так вот я висел на ней, пока до меня не добрался мистер Джейнуэй. Он спустил меня с балкона на руках. — Ната передернуло. — Вот что имел в виду Сэм, когда говорил, будто той ночью я видел более чем достаточно. — Он вновь приподнялся, но Декер взглядом удержал его на месте. Нат побарабанил пальцами по коленям. — А теперь я хочу научиться вашим фокусам.

На губах Декера мелькнула улыбка.

— Не сомневаюсь. Но мне сдается, ты чего-то не договариваешь. Например, как удалось потушить пожар.

— Все говорят, нас спасло чудо. Миссис Джейнуэй горячо молилась, но даже она не предсказала ничего подобного. Тот самый северо-восточный ветер, который причинил так много бед, вдруг принес грозу. Небеса разверзлись, и все, кто был на площади, промокли до нитки. Прошло двадцать минут, и огонь погас. Не будь дождя, все кончилось бы иначе. Город уже не раз сгорал дотла.

— Да, мы слышали об этом, — подтвердил Колин. — Как видно, «гуси» вновь собирались сжечь Сан-Франциско.

— Это точно, — согласился Нат. — Они умеют выбрать подходящий момент. Когда ветер дует с северо-востока, огонь охватывает весь город, кроме Сиднейского квартала. Эти ребята знают, как уберечь себя. Разумеется, они не ждали дождя. Никто не ждал. Даже миссис Джейнуэй. Джолли и Бобби Бернс без особого труда вышли через кухню и вернулись в Сиднейский квартал, но люди из комитета бдительности Сэма Брэннана отыскали их. «Гуси» и не догадывались, что я останусь в живых и разоблачу их.

Колин сразу понял, какому риску подвергал себя мальчик.

— Это был очень смелый поступок, — сказал он. Нат усмехнулся:

— Так все говорят. Но не пойму одного: почему меня называют храбрецом за то, что я указал на «гусей» людям Брэннана, и обзывают дураком за то, что я отправился выслеживать их в «Феникс»?

— Да, это загадка, — понимающе заметил Декер и бросил Нату монетку. — Глупость и отвага нередко бывают двумя сторонами одной медали.

Нат посмотрел на золотой кружок, лежавший на его ладони. Орел. Он перевернул монету. Опять орел. Мальчик с изумлением поднял глаза на Декера.

— Есть над чем поломать голову, верно? — спросил Декер, улыбаясь.

Колин вздохнул:

— Ну вот, ты испортил парня.

— О нет, милорд, — простодушно признался Нат. — Я уже давно испорчен. Сэм говорит, что это не его вина, но миссис Джейнуэй сомневается.

Декер от души рассмеялся. Колин улыбнулся более сдержанно.

— Нам сказали, что ты носишь фамилию Джейнуэй.

— Да, — с гордостью отозвался Нат и, вскочив, сунул монету Декера в карман. — Мне пора. Сэм и так уже гадает, где я застрял. Покажете мне свои фокусы в другой раз. — Не дожидаясь ответа, мальчик поспешно покинул комнату.

Колин прислонился спиной к изголовью кровати и посмотрел на Декера:

— Ну? Что скажешь?

— Еще одна загадка.

Вернувшись вечером в игорный зал, Колин и Декер увидели, что там собралось втрое больше народу, чем днем. Братья спускались по лестнице, не имея никаких определенных планов. Они проделали долгий путь, отправившись в дорогу из-за одного-единственного письма, полученного Декером месяц назад. Отправитель не указал своего имени.

О Беркли Шоу тоже не упоминалось. Было ясно одно: их корреспондент вынужден соблюдать осторожность. Если Декер или Колин Торны желают получить сведения о фамильной серьге, писал он, то кому-то из них либо обоим следует приехать в Сан-Франциско и остановиться в «Фе-никсе». Возможно, автор письма сумеет чем-нибудь им помочь.

Декера заинтриговал не столько текст послания, сколько почерк. В его распоряжении был лишь один образчик почерка Грэма Денисона — запись в судовом журнале «Сирены», принадлежавшей компании «Ремингтон шиппинг». Но этого оказалось достаточно, чтобы внушить Декеру надежду. Он откладывал поездку только потому, что дожидался прибытия Колина из Лондона. Ему и в голову не приходило преодолеть последний этап столь долгого пути без брата.

79
{"b":"11269","o":1}