ЛитМир - Электронная Библиотека

Дженни уставилась на него широко открытыми глазами. Желудок ее взыграл, а она даже не могла предупредить Кристиана, что от его поцелуя ее стошнит. Внутри у нее все опустилось от одного его сурового голоса и пугающего взгляда.

– А знаешь, у тебя получится, – продолжал он тихо, с угрозой. – Ты сможешь утешить меня так, что мне понравится. Я уже давно не был с женщиной. – Он опять нагнулся и тронул губами уголок ее губ. – Ну как, маленькая девственница с Файв-Пойнтс? Покажешь Кристиану Маршаллу то, чего ты не умеешь?

Дженни молча покусывала изнутри губу, пока не почувствовала во рту вкус крови. Кристиан Маршалл – чудовище!

– А может, ты вовсе не девственница? – задумчиво спросил он, проводя языком по полной линии ее нижней губы и чувствуя, как она дрожит. – Я прав, Дженни? – Он невесело рассмеялся. – Скотт ошибся, да? Я слышал, что проститутки с Файв-Пойнтс умеют дурачить мужчину, заставляя его думать, что он у них первый. Наверное, ты и врача сумела обвести вокруг пальца. Как же я сразу не догадался! А, ну конечно, ты же не с Файв-Пойнтс, верно? Ты работала у Элис Вандерстелл, поэтому такая неприступная!

Он поцеловал ее в кончик подбородка. Она выгнула шею, пытаясь избавиться от его прикосновений, и губы Кристиана заскользили по упругой плоти ее горла.

– Кто ты, Дженни Холланд? Девственница? Проститутка? Горничная? – Каждый вопрос сопровождался легким покусыванием чувствительной выпуклости ее гортани. Запечатлев поцелуй на ложбинке ее горла, Кристиан поднял голову. – Ну что, все еще хочешь меня утешить? – снова спросил он.

Он задвигал бедрами по ее лону, заставляя ее почувствовать давление и жар его желания.

Дженни уже не могла терпеть эту пытку. Воздух разорвал ее хриплый крик:

– Мерзкий ублюдок! Пусти меня, ты, сукин сын!

Теперь настал черед Кристиана удивляться и молчать.

И эти слова он слышал от жеманной скромной служаночки, которая так трогательно умоляла его при ней не ругаться?

– Черт возьми! Отпустите меня! Если вам нужно утешиться, идите и напейтесь! Это вам привычно, не так ли? Вот чего вы хотели вчера ночью! Я видела, как вы искали свою бутылку, можете не отрицать! – Она взглянула на него с вызывающим осуждением. – А когда не нашли ее, стали одеваться, чтобы сходить на улицу и купить, вот! – заявила она торжествующе. – Вот что еще я видела вчера ночью! Вы собирались напиться, и я решила вас остановить. Лучше бы я этого не делала! Лучше бы вы утопились в бутылке! Вы достойны жалости, мистер Маршалл, и если в один прекрасный день вы допьетесь до смерти, туда вам и дорога!

Кристиан так сильно зажал в кулак густую массу ее волос, что побелели костяшки пальцев.

– Кто ты ни есть такая, – выдавил он, – но ты меня совсем не знаешь, и советую запомнить: никогда не пытайся объяснять мои поступки! – Кристиан сам удивлялся, как ему удается сдерживать гнев. Он в жизни не поднимал руки на женщину, но сейчас ему очень хотелось так врезать Дженни, чтобы она не встала. – Я собирался спуститься за теплым молоком, а не за виски, – сказал он ей.

Дженни презрительно расхохоталась:

– Ваша ложь так же жалка, как и вы сами!

Что-то щелкнуло в Кристиане. До этого он вынужден был драться с Дженни, чтобы проучить ее, наказать за то, что она суется не в свои дела. Может быть, она решила, что он не властен над собой, но это было не так. И сейчас он тоже не потерял рассудка, правда, изменилось одно обстоятельство: ему хотелось нарочно сделать ей больно.

– Сучка, – сказал он, – ты за это заплатишь!

Кристиан остановил надрывный крик Дженни своими губами, отпустил ее волосы и схватил за плечи. Она опять принялась бороться, но силы были уже на исходе и удары не причиняли ему вреда. Руки Кристиана двинулись ниже и нащупали треугольный вырез ее ночной сорочки. Привстав, он сильно рванул ткань. Сорочка порвалась так быстро, как будто ее разрезали ножницами.

Дженни вскинула руки, пытаясь прикрыться, но Кристиан сгреб ее запястья и закинул их ей за голову.

Его взгляд упал на ее подпрыгнувшие кверху груди. Он уже видел их раньше и не забыл, как они красивы. Сейчас Кристиан разглядывал ее без тени смущения: она была в сознании и понимала, что он делает. Он помнил, как в больнице она положила его руку себе на грудь и умоляла его потрогать ее.

– Почему ты сейчас ничего не скажешь? – спросил он. Его пальцы заскользили между ее полными упругими грудями, немного помедлили и двинулись ниже, по животу.

Кончиками пальцев он ощущал ее теплую кожу.

– Обычно ты просишь, чтобы я тебя трогал.

Дженни отвернулась и закрыла глаза.

– Это изнасилование, – проговорила она чуть слышным сиплым голосом.

– Нет, если я заставлю тебя захотеть меня, – сказал он. – Сделать это, а, Дженни Холланд? Заставить тебя отозваться на мое желание? – Кристиан положил ладонь на округлость ее бедра и начал водить рукой вверх-вниз, с каждым разом чуть приподнимая подол ее ночной сорочки. – А ведь я могу!

Он наклонил голову и прошелся языком по ее ключице. Дойдя до начала горла, он не только услышал, но и почувствовал, как она злобно ругнулась:

– Ублюдок!

– Я не хвастаюсь, – сказал он, поднимая голову. Его глаза были так же холодны, как и голос. Забравшись под ночную сорочку Дженни, он провел пальцами по линии ее ключицы. – Женщинам нравятся мужчины, которые умеют доставлять удовольствие. Мне говорили, что в этом я хорош.

– Шлюха скажет все, что угодно, если ей хорошо заплатить. – Рука Кристиана скользнула ей меж ног, и Дженни напряглась всем телом. – О Господи, нет!

Она крепко сомкнула ноги, пытаясь остановить эти настойчивые ласкающие пальцы, но лишь зажала его руку.

Кристиан тихо засмеялся и проник коленом меж ног Дженни, раздвигая ее бедра.

– Вот, так-то лучше, – поощрительно-ласково сказал он, – не надо так напрягаться, это не поможет. Чувствуешь? Я заставлю тебя увлажниться желанием. – Дженни скрючилась, пытаясь уйти от этих бесстыдных ласк. Он трогал ее легко, испытующе, но явно со знанием дела. – Еще лучше, когда ты двигаешься, даже если двигаешься от меня. Скоро это пройдет, и ты будешь двигаться только ко мне.

Продолжая поглаживать ее тело, Кристиан внимательно следил за ее лицом и видел, как часто, прерывисто она дышит. Взгляд его опять упал на ее груди. Коралловые соски были значительно темнее, чем все раскрасневшееся тело. Кристиан хотел потрогать их, но обе руки были заняты, тогда он воспользовался ртом. Его язык закружил вокруг соска, поднимая его в крепкий маленький бутончик. Когда Кристиан начал сосать, Дженни уже стонала. «О Боже, – подумал он, – как же она приятна на вкус!»

Тем временем ладонь, которая была у нее меж ног, прижалась основанием к ее естеству. Непроизвольно дернувшись, Дженни раздвинула бедра, и пальцы Кристиана начали ласкать ее глубже. Господи, она так горяча и так упруга! Она сжалась вокруг него, точно бархатный кулачок. «Скоро, – подумал он, – скоро она сделает для меня все. Абсолютно все!»

Слезы скопились под веками у Дженни, а в желудке нарастало бурление. Палец Кристиана скользнул в нее.

– Пожалуйста, не надо! – хрипло выдавила она сорванным голосом, когда рот Кристиана начал медленно, но верно подбираться к ее второй груди. – Нет! – Она отчаянно замотала головой из стороны в сторону, протестуя против насилия. Его зубы ухватили твердый шарик ее соска, а язык увлажнил его. – Пустите меня, мне плохо! Клянусь, меня сейчас…

Она подавилась подступившей к горлу желчью и, прикрыв рот ладонью, попыталась вывернуться.

Кристиан тут же отпустил ее, потрясенный и напуганный. Сначала он думал, что она опять хочет разыграть его, и приготовился помучить ее за это, но очень скоро понял, что Дженни не притворяется. Она спрыгнула с кровати, зажав рот рукой, и, не обращая внимания на больные ступни, побежала в туалетную комнату. Спустя несколько мгновений он услышал, как ее стошнило.

Кристиан на мгновение закрыл глаза, прижав кончики пальцев к вискам. Все еще ошеломленный гнусностью того, что он делал с Дженни, он медленно поднялся с кровати, заправил рубашку в брюки и прошел за ней в туалетную комнату. Она сидела на полу, нагнувшись над ночным горшком.

31
{"b":"11270","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Инженер. Небесный хищник
Обновить страницу. О трансформации Microsoft и технологиях будущего от первого лица
Революция в голове. Как новые нервные клетки омолаживают мозг
Поденка
Выбери себя!
Маленькая жизнь
Среди овец и козлищ
Борис Сичкин: Я – Буба Касторский