ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ты не дала мне договорить. Забери все, кроме ста тысяч долларов, – Амалия тихо ахнула, – в такую сумму тебе обошлись сегодняшние ошибочные предположения и неуемная алчность. Если кому-нибудь хоть пикнешь об этом, можешь вообще распроститься со своим делом. – Он выпрямился и внимательно оглядел Амалию, прочесывая пятерней свою бородку. – Не провожай меня, я сам найду выход, – он любезно улыбнулся. – С Новым годом тебя, Амалия, с новым счастьем!

Амалия сидела как деревянная. Когда Вильям ушел, она бессильно обмякла в кресле, совершенно измотанная этой долгой ночью. Господи, как же она могла так ошибиться? Вытянув из-под корсета порошок от головной боли, Амалия медленно надорвала пакетик.

В кабинет робко заглянул Тодд.

– Принеси-ка мне воды, Тодд.

Тодд сходил в личную кухню Амалии и протянул ей стакан.

– Ты неважно выглядишь. Хочешь, сделаю массаж?

Она кивнула:

– Только на шее и плечах.

Она высыпала порошок в воду, сморщилась и выпила залпом, затем, поставив стакан на стол, наклонилась вперед. Тодд встал сзади и начал ее массировать. Его прикосновения были невероятно нежны, хотя он мог запросто расплющить ей шею своими ручищами. Он нащупывал ее напряженные места и надавливал на них именно так, как ей было нужно.

– Вильям клянется, что эта девчонка не его падчерица, – сказала она наконец.

– И ты ему веришь?

У Амалии как будто груз с души свалился. Молодец Тодд! Только он один никогда не позволяет ей усомниться в себе.

– Знаешь, Тодд, – тихо сказала она, взгляд ее стал тверже, а в голове уже выстраивался новый план, – кажется, не верю.

Всю дорогу домой они ехали молча. Кристиан только велел ей поджать под себя ноги, чтобы опять не переохладить ступни, и больше они не обменялись ни словом. Затем он помог ей сойти с кеба, заплатил извозчику и быстро зашагал один по тротуару. Дженни поспешала следом.

Мэри-Маргарет открыла им парадную дверь и приняла у Кристиана пальто.

– У нее сейчас доктор Тернер, – сказала девушка. – Ему нужна помощь, чтобы загипсовать ногу, но она никого не подпускает. Ждет вас. Вам лучше подняться туда прямо сейчас.

Лицо Кристиана посерело, он резко повернулся и зашагал наверх, поднимаясь по лестнице через ступеньку. Мэри-Маргарет сокрушенно покачала головой, глядя ему вслед.

– Бедняга, – выдохнула она, – ну и ночка у него выдалась! Ведь он с миссис Брендивайн вот так. – Она показала Дженни два скрещенных пальца. – А что вы так долго? Мы так вас ждали, просто места себе не находили. Доктор Тернер уже собирался сам идти за вами к Амалии. Я хотела послать туда Лайама, но он сегодня вечером не на дежурстве.

«И слава Богу!» – подумала Дженни.

– Это долгая история, – устало сказала Дженни, не сводя глаз с верхнего лестничного пролета, где исчез Кристиан.

Отстегнув у горла пряжку плаща, она сбросила его с плеч. Только услышав тихий вскрик Мэри-Маргарет, она вспомнила про порванный ворот платья и разодранный подол.

– Пресвятые Иисус, Дева Мария и Иосиф! – испуганно запричитала служанка, выпучив глаза, и быстро перекрестилась. – Что с тобой стряслось?

– Ничего, – сказала Дженни, опять закутываясь в плащ.

– Ничего? Может быть, кто-то в салоне Амалии принял тебя за…

– Да, примерно так.

– О Боже!

– Если не возражаешь, я не буду об этом рассказывать. И вообще я хочу спать. Теперь, когда мистер Маршалл у миссис Брендивайн, я, наверное, могу пойти к себе, как ты думаешь?

Мэри-Маргарет кивнула и стала запирать входную дверь.

– Иди, Дженни. Я только загляну к доктору Тернеру и тоже пойду спать. Не знаю, надо ли стелить постель в спальне мистера Маршалла. Добавлять ли угля в огонь?

Она обернулась и увидела, что разговаривает с пустотой. Дженни уже поднималась по лестнице. Она шла медленно, почти болезненно. Ее рука не скользила по гладким перилам, а цеплялась за них, ища опору. Мэри-Маргарет погасила лампы в прихожей и тоже поднялась наверх, задумчиво сдвинув свои огненно-рыжие брови.

Глава 9

– He хотите ли чего-нибудь еще? – спросила Дженни больную. – Может, еще чашку чая? Миссис Моррисей сегодня утром напекла пирожков.

Миссис Брендивайн фыркнула и недовольно поджала губы. Это выражение совсем не шло ее добродушно-розовощекому лицу.

– Хватит развлекать меня едой и питьем! Меня уже тошнит от этой кровати, этой комнаты и пирожков миссис Моррисей! Отдай их Лайаму О'Шиа или скорми той бродячей собаке, которую ты взяла в дом и которую вы все от меня скрываете, – она сморщила нос, – а если я выпью еще одну чашку чая, то просто уплыву.

– О Господи, вы сегодня явно не в духе!

Дженни нагнулась над кроватью и, пряча улыбку, поправила подушки за спиной экономки. Она прекрасно понимала миссис Брендивайн. Быть прикованной к постели целых две недели и знать, что предстоит валяться еще по крайней мере месяц, – это кого угодно выведет из терпения. Дженни взглянула на забинтованную ногу миссис Брендивайн и увидела, что лодыжка опухла. Доктор Тернер предупреждал Дженни, чтобы она следила за состоянием больной ноги и не допускала ухудшения.

– Давайте немного поднимем ногу?

– Ты поднимешь, – проворчала миссис Брендивайн, – я не могу ею даже пошевелить.

– Неужели эти шины действительно такие тяжелые?

Миссис Брендивайн посмотрела на свою сломанную ногу, лежавшую поверх одеял. Деревянные шины были наложены от лодыжки до колена и держались с помощью обмотанных вокруг ноги бинтов. Эта жесткая и громоздкая конструкция все же в точности выполняла свое назначение – удерживала ногу в неподвижности.

– Чертова деревяшка! По-моему, доктор Тернер выстроил целый дом вокруг моей ноги.

Дженни улыбнулась и осторожно подложила подушку под ногу миссис Брендивайн, прикрыв шину сборчатым подолом ее ночной сорочки.

– Когда вы так говорите, вы становитесь очень похожи на мистера Маршалла, – заметила она с едва заметной улыбкой.

Миссис Брендивайн притворилась оскорбленной:

– Ну зачем ты меня обижаешь? Где он, кстати, ходит? Сегодня я его вообще не видела.

– Он ушел в издательство.

– Опять? На этой неделе он ходит туда каждый день.

– Не знаю, – Дженни нарочито небрежно пожала плечами. Она поставила поднос с завтраком на колени миссис Брендивайн и, чтобы чем-то занять руки, принялась бесцельно переставлять на нем приборы. – Он не посвящает меня в свои дела, да они меня и не касаются. А если бы даже и касались, у меня нет ни времени, ни желания в них вникать.

Они с Кристианом так ни разу и не говорили о ночи, проведенной в заведении Амалии. Дженни даже не полюбопытствовала по поводу небольшой заминки в коридоре у дверей спальни Мэгги. Она боялась, что это повлечет за собой другие вопросы и другие воспоминания. Кристиан тоже молчал. Если не считать взглядов, которые он порой украдкой бросал в ее сторону, казалось, он совершенно выбросил из головы ту новогоднюю ночь.

– Хватит, остановись, – сказала миссис Брендивайн, показывая на беспокойно мелькавшие руки Дженни, – и убери поднос. Мне не хочется есть.

Дженни поставила поднос на ночной столик и взяла лежавшую там книгу.

– Хотите, я вам почитаю? – спросила она, перелистывая страницы в поисках того места, где они вчера остановились.

– Положи книгу и не уходи от ответа.

– Даже и не думала, – отозвалась Дженни, откладывая книгу.

– Хм, рассказывай! У меня плохо с ногой, а не с головой, голубушка. Я вижу, что между вами обоими что-то происходит. Наверное, даже лучше вижу, чем раньше, ведь сейчас у меня появилось много времени для размышлений.

– Тогда позвольте дать вам совет: займитесь вышиванием, шейте или пишите письма, – не сдавалась Дженни.

На губах миссис Брендивайн заиграла слабая улыбка. Она задумчиво дотронулась до ямочки на подбородке.

– Мистер Маршалл никогда раньше не уделял «Кроникл» так много внимания. Он заглядывал в издательство один-два раза в неделю, не больше. Конечно, помимо этого, он делал для газеты много других полезных вещей, но чтобы он так рьяно изо дня в день ходил на работу… такого я что-то не припомню.

49
{"b":"11270","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Восхождение Луны
Мне сказали прийти одной
Закон охотника
Маленькое счастье. Как жить, чтобы все было хорошо
Борис Сичкин: Я – Буба Касторский
Сердце предательства
Паиньки тоже бунтуют
Метро 2035: Воскрешая мертвых
Цвет. Четвертое измерение