ЛитМир - Электронная Библиотека

– Мистер О'Шиа знает, где я?

– Нет. Я плачу ему за то, чтобы он не знал – и не пытался узнавать – некоторые вещи. По-моему, он думает, что я интересуюсь Беннингтоном в связи с газетной статьей. Когда я только нанимал Лайама, это было не так, но теперь, когда мне известны твои планы, его версия становится больше похожей на правду. – Кристиан обнял Дженни за плечи и привлек к себе, перебирая пальцами ее мягкие локоны. – Ну что, ты меня прощаешь?

– Наверное.

– Как великодушно с твоей стороны! – сказал он, криво усмехнувшись.

– Ох, Кристиан, ну конечно, я тебя прощаю! Просто я не ожидала, что мой план так плох. Вот уж не думала, что мне понадобится защита.

– Я не собираюсь навязываться тебе в качестве охранника.

– Знаю, – Дженни вздохнула, – но мне казалось, что я действую осторожно, понимаешь? Теперь-то я вижу, что мне не хватает не только осторожности, но и ума. Я здесь уже восемь недель, но так и не раздобыла нужной мне улики. Видимо, без защиты и совета мне не обойтись, но я так не люблю чувствовать себя зависимой!

– Сегодня я это понял, – сказал Кристиан, улыбаясь поверх ее головы. Но когда Дженни подняла глаза и взглянула на него с подозрением, он уже стер улыбку с лица. – Расскажи мне о своих фотографиях. Что ты хочешь на них показать?

– Ты имеешь в виду что-то, кроме деталей этого жуткого орнамента на особняке?

Он хмыкнул.

– Да. Мне кажется, твой интерес к «Трасту» не ограничивается одной архитектурой.

– Нет, конечно. – Дженни соскользнула с кресла и села на пол. Взяв в руки последнюю стопку фотографий, она стала просматривать каждый снимок и передавать его Кристиану. – Вот этот неплохой. Видишь? Это мой… э… это мистер Беннингтон за своим рабочим столом.

– Вот этот? Вильям или Стивен?

– Вильям, конечно!

– Ты уверена?

Дженни забрала фотографию и бросила ее в шляпную коробку.

– Если ты не различаешь, значит, снимок плохой. – Она взглянула на следующий. – Вот здесь виден сейф. Он открыт. А это газета, мистер Беннингтон разложил ее у себя на столе.

– Похоже на промокательную бумагу. А где Вильям?

– Он склонился перед сейфом.

– Да?

Дженни забрала и эту фотографию.

– А теперь посмотри сюда. Что ты видишь?

– Кто-то… кажется, Стивен… сидит на краю стола. За столом – Вильям. Что они делают? Играют в карты?

– Кристиан! – Дженни чуть не взвыла от отчаяния. – Ты что, не видишь, это же деньги! Деньги разложены по всему столу, а под ними газета. Они сложат газету, и Стивен вынесет в ней деньги. Следующие минут двадцать Вильям будет возиться с бухгалтерскими книгами – исправлять записи, заметая следы.

– На снимке кажется, что они играют в карты, Дженни, – печально сказал Кристиан, понимая ее разочарование. – Конечно, я не хотел бы, чтобы президент моего банка играл в карты в рабочее время, но, насколько мне известно, закон это не запрещает.

– Ты же знаешь, что они вовсе не в карты играют!

– Знаю, потому что ты мне сказала. Твоим снимкам не хватает четкости. Более сильные линзы, которые могли бы дать хорошее изображение с такого большого расстояния, мне неизвестны. Это палка о двух концах: если ты будешь снимать отсюда, у тебя никогда не получится четкой фотографии, а если подойдешь ближе, то пожертвуешь своей безопасностью.

Дженни знала, что он прав. Она и сама пришла к тому же мнению, но, выслушав его от Кристиана, почему-то разозлилась. Она принялась кидать фотографии в шляпную коробку.

– Мне нужна помощь, – воскликнула она, – а не перечень моих недочетов, которые я знаю и так. О черт, я опять плачу!

Она раздраженно провела кулаком по глазам и опять принялась резкими, злыми движениями швырять снимки в коробку. Кристиан хотел обнять ее за плечи, но она сбросила его руку.

– Нет! Оставь меня в покое! С-сейчас мне хочется быть ж-жалкой! М-мне это т-так нравится!

Кристиан отпустил ее.

– Конечно. И как же я сразу не догадался?

– Н-не с-смейся надо м-мной! – Дженни отпихнула от себя коробку. Она перевернулась, и фотографии расссыпались по полу. – Вот, пожалуйста! Это все из-за тебя! – Она зарыдала громче. Теперь слезы лились так быстро, что она уже не успевала их вытирать. – Что с-со м-мной? – жалобно всхлипнула она. – Ч-что с-со мной п-происходит?

Она потянулась за рассыпавшимися фотографиями, но Кристиан поймал ее за локоть:

– Оставь их!

– Н-но…

– Оставь их.

На этот раз Кристиан не дал ей увернуться. Он встал, подхватив Дженни на руки. Она удивилась, но плакать не перестала.

– Я отнесу тебя в постель, и ты будешь там лежать, пока я не приведу сюда Скотта… а потом ты будешь делать то, что он тебе скажет. – Он распахнул ногой дверь в ее спальню. – Если он скажет лежать в постели целый год, значит, будешь лежать год.

Дженни затихла под строгим взглядом Кристиана, но, как только он опустил ее на кровать, тут же переползла на другой край и побежала в ванную. Кристиан прошел за ней, подождал, пока ее вырвет, затем вытер ей лицо холодным полотенцем и подал стакан воды. Он помог Дженни встать на ноги и постоял, обнимая ее. Она тихо всхлипывала. Видя, что этому не будет конца, он повел ее обратно к кровати.

– Я пойду за Скоттом, – сказал он, – не возражаешь?

Дженни покачала головой. Она икала.

– Тебе н-надо снач-чала од-дсться.

Кристиан поцеловал ее в мокрую щеку и поправил одеяла.

– Спасибо. Я так и сделаю.

Всю дорогу к Скотту и обратно перед глазами у него стояла ее жалкая улыбка на залитом слезами лице.

– Что толку ходить взад-вперед? – спросила Сьюзен, когда Кристиан по четвертому кругу пустился обходить гостиную Дженни. – Сядь, выпей чаю! Вот увидишь, когда ты его допьешь, Скотт закончит осмотр Дженни.

Сьюзен налила в чашку чай, надеясь, что Кристиан ее послушает. Немного помявшись, он все-таки сел, и Сьюзен облегченно вздохнула. Она еще никогда не видела Кристиана таким взволнованным. Даже когда Дженни исчезла, ему удавалось держать себя в руках, потому что у него была цель. Сейчас же он злился от собственной беспомощности. Увидев его сегодня вечером, Сьюзен сразу поняла – случилось что-то серьезное. Она решила пойти к нему вместе с мужем – не только чтобы поддержать Кристиана, но и чтобы занять его чем-нибудь, пока Скотт будет осматривать Дженни.

Сьюзен подала Кристиану чашку с чаем.

– Что это? – спросила она, показывая на рассыпанные по полу фотографии.

– Это Дженни снимала.

– Можно посмотреть?

Кристиан кивнул:

– Смотри, конечно. Я все равно собирался втянуть вас со Скоттом в это дело. Думаю, вместе нам удастся помочь Дженни.

– Вот как?

Взяв шляпную коробку, она сунула туда фотографии и поставила коробку себе на колени.

– А в чем дело? – спросила она, просматривая снимки.

– Потом. Когда придет Скотт. Может быть, он не захочет тебя впутывать.

Сьюзен тихо фыркнула:

– Можно подумать, я буду его спрашивать!

На мгновение глаза Кристиана потеплели.

– Ты упряма, как Дженни.

– Принимаю это как комплимент.

Она разглядывала фотографии, пытаясь разгадать намерения Дженни. Кристиан допил свой чай и опять принялся мерить шагами комнату. Он был слишком поглощен собственными мыслями и не заметил, как застыло вдруг лицо Сьюзен. Что касается самой Сьюзен, то она ничего не сказала насчет этих снимков, промолчав о том, что наконец вспомнила, где видела раньше Дженни Холланд.

Когда Скотт вошел в гостиную, Кристиан метнулся к нему. Сьюзен отложила фотографии.

– Ну что? – спросили они в один голос.

Скотт поставил на стол свой чемоданчик и откинул со лба прядь волос.

– Я дал ей снотворное, – сказал он, – она отдыхает. Можно чаю, Сьюзен?

Он сел рядом с женой. Пока она наливала ему в чашку чай, Скотт затылком чувствовал сверлящий взгляд Кристиана. Он отпил большой глоток горячего чая и только потом продолжил:

– Дженни сильно устала, Кристиан. Она похудела фунтов на десять и стала слабой, как котенок. Даже еще слабее. Я не знаю, что она делает – она сказала, что ты объяснишь, – но эта работа совершенно ее измотала.

75
{"b":"11270","o":1}