ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Как ты думаешь, сегодня все прошло нормально? — сняв компресс, но по-прежнему не открывая глаз, спросила Кейти. — Во втором акте я немного сбилась. Когда Энтони начал свою речь, я должна была направиться к софе.

— Никто этого не заметил, даже я. Разве вы не видели, как вела себя публика? — Джейн начала снимать грим. — Все восхищались пьесой и восхищались вами. Разве вы не чувствуете одобрения публики, когда все идет хорошо?

— Мне не нужна их любовь, и играю я вовсе не ради чьего-то одобрения.

Рука Джейн на миг застыла.

— Тогда для чего?

— Я играю ради себя самой, — отстранив руку Джейн, сказала Кейти. Выпрямившись, она сама занялась гримом. — Каждый вечер я на несколько часов превращаюсь в кого-то еще и начинаю думать и чувствовать совсем по-другому. А когда я это делаю, я хочу делать это хорошо. Не ради них, а ради себя самой. Ты не можешь себе представить, как это важно — быть кем-то еще.

Ничего не ответив, Джейн принялась собирать платья Кейти. Это очень странно, что Кейти Дакота играет ради того, чтобы уйти от действительности. Почему? С точки зрения Джейн, у актрисы было все, что только может пожелать женщина. Зачем же ей быть кем-то еще?

— Не хотите надеть темно-вишневое платье? — спросила Джейн. — Я могу его оставить.

— Да, это будет прекрасно. — Услышав стук в дверь, Кейти раздраженно вздохнула. — Посмотри, кто там, Джейн. Сейчас я никого не хочу видеть, — сказала она и зашла за ширму — так, чтобы посетитель не мог ее видеть.

Коротко с кем-то переговорив, Джейн ногой закрыла дверь. В руках у нее был огромный букет маргариток.

— Какие они милые, не правда ли? — приподняв букет и давая Кейти получше его разглядеть, сказала она. — Не утруждайтесь, я сама поставлю их в вазу — я помню, тут где-то была одна свободная. А вот и записка. Прочитать?

— Они от Виктора, — без колебаний сказала Кейти. — Он знает, что я люблю маргаритки.

— Может, и знает, — сказала Джейн, — Но это знает также и некий господин по имени Логан. Именно он прислал маргаритки. Это, случайно, не мистер Логан Маршалл?

— Что? — Это явно какая-то ошибка!

Прежде чем Джейн успела ответить, в дверь снова постучали.

— Совсем замучили! — проворчала она и пошла открывать. Занятая одеванием, Кейти не стала прислушиваться к ее разговору у двери. То, что Джейн проиграла битву, она поняла только тогда, когда услышала незнакомый женский голос, извиняющийся за вторжение. Встав на цыпочки, Кейти заглянула за край ширмы. Когда она увидела стоящую у порога Дженни Маршалл, во рту у нее пересохло.

— Все в порядке, Джейн. Ты свободна. Я хочу переговорить с миссис Маршалл наедине.

Джейн неуверенно посмотрела на Кейти, но, поймав ее ободряющий взгляд, успокоилась и вышла из комнаты, осторожно прикрыв за собой дверь.

— Пожалуйста, — сказала Кейти, — устраивайтесь поудобнее. Вон там на полке стоит чайник, он, наверное, еще горячий. Через минуту я буду готова.

Столь теплый прием слегка удивил Дженни — в особенности после того, как ей пришлось прорываться сквозь возведенные Джейн линии обороны.

— Извините за любопытство, — сказала Дженни, — но откуда вы меня знаете?

— Я заметила вас вчера вечером в «Дельмонико» и спросила у своего спутника, кто вы.

— Да, я вас тоже там заметила. Виктор Донован — друг нашей семьи. — Положив сумочку на шезлонг, Дженни налила себе чашку чаю. — Обещаю, что не отниму у вас много времени, мисс Дакота. Я пришла узнать, не разрешите ли вы мне сделать несколько ваших фотопортретов?

Ответом из-за ширмы было молчание.

— Вас надоумил мистер Маршалл, не так ли? — выйдя наконец оттуда, холодно спросила Кейти. — Очевидно, это своего рода тест.

— Нет, что вы, мой муж не знает, что я собралась.

— Я имею в виду Логана.

— О Боже, нет! Логан с самого начала был против. Именно поэтому я и пришла.

— Ничего не понимаю, — медленно сказала Кейти. У Дженни Маршалл был совершенно невинный вид, но подобный образ Кейти и сама прекрасно изображала на сцене. — Значит, Логан послал вас не для того, чтобы посмотреть, выставлю ли я вас отсюда?

Кроткие глаза Дженни раскрылись от изумления.

— Зачем ему это могло понадобиться?

— Вы сами знаете зачем.

Поставив на стол чашку и высоко вскинув подбородок, Дженни принялась объяснять цель своего прихода. Говорила она спокойно и ровно, тем самым показывая, что ледяной тон Кейти ее нисколько не запугал.

— Очевидно, мы имеем в виду разные вещи. — Она кратко рассказала о происшедшей в «Дельмонико» беседе с Логаном и Кристианом. — Когда мы ушли из ресторана, я думала, что дело решено. Логан собирался просить вас позировать для фотографий, с тем чтобы мой муж во время поездки мог поработать над эскизами. Но очевидно, Логан ни о чем подобном с вами не говорил. Я-то думала иначе, так как он сказал мне, будто бы вы отказались позировать, и пришла, чтобы убедить вас передумать.

— Он вам солгал.

— Видимо, да. Полагаю, у него были на это свои причины.

— Я смотрю, вы готовы оправдать любые его поступки.

— Он член нашей семьи, — просто сказала Дженни. — И то, что я думаю о его поступках, я скажу ему сама — с глазу на глаз. Как я понимаю, он все же приходил к вам вчера. Когда он послал за своей одеждой, я предположила, что…

— Вероятно, ваши предположения были чересчур смелыми. — Усевшись перед зеркалом, Кейти надела жемчужные серьги. — Он действительно был со мной — всю ночь. Вас это шокирует, миссис Маршалл?

На красивых губах Дженни заиграла легкая улыбка.

— Логану я не сторож, — сказала она. — Если вы не возражали против его присутствия, почему я должна против этого возражать?

— Почему вы хотите, чтобы ваш муж написал мой портрет? — спросила Кейти. — Вы не боитесь, что я сочту его не менее привлекательным, чем Логан? Вы не боитесь, что я могу его обольстить?

— Очевидно, вы сегодня чересчур воинственно настроены, мисс Дакота. Прежде чем уйти, я хочу сказать вот что: я очень удивлюсь, если вы не сочтете Кристиана привлекательным, но я выцарапаю вам глаза, если вы чем-то скомпрометируете его или мой брак. — Подняв сумочку, Дженни развернулась, чтобы уйти.

— Подождите! — крикнула ей вслед Кейти и уже мягче снова повторила: — Пожалуйста, подождите. Я была с вами непомерно груба. Боюсь, вы правы — я действительно была чересчур воинственно настроена. Пожалуйста, садитесь, и попробуем поговорить спокойно.

Поколебавшись, Дженни согласилась. Очистив шезлонг от валявшихся на нем сценариев и убедившись, что гостья устроилась достаточно удобно, Кейти налила себе чаю.

— Поскольку Логан не просил меня позировать для фотографий, очевидно, что он не хочет, чтобы я их делала. Думаю, он не одобрит ваш приход сюда.

— Да, пожалуй, не одобрит. Но и не остановит. Логан не имеет на меня подобных прав.

«А на меня, как он считает, имеет», — с тоской подумала Кейти. Она понимала, что сейчас Логан является хозяином положения. Одно его слово — и весь город тотчас же узнает, что именно она несет ответственность за его пребывание в тюрьме. После войны янки успели забыть о многом, но Кейти сомневалась, что в ее случае они окажутся настолько великодушными.

— Кто же тогда сделает фотографии? — спросила она.

— Я. Судя по вашим словам, Логан против фотографий, хотя я и не понимаю почему. Зачем тогда ему об этом знать? На третьем этаже нашего дома у моего мужа есть студия, а при ней темная комната, в которой мы с Логаном проявляем снимки. Если вы придете туда вместе со мной, никто и слова не скажет. — Дженни огляделась по сторонам, и взгляд ее остановился на трюмо. — В студии можно будет сделать дубликат. Вам только придется принести с собой баночки с румянами и пудрой — ну, все, что нужно для грима. Я хочу уловить момент глубокой задумчивости, когда вы только начинаете вживаться в образ вашей героини.

— Этот образ не очень привлекателен.

— Лишь на первый взгляд. В вашей трактовке за внешней бравадой чувствуется глубоко уязвимая личность. Ваша героиня безнравственна? Да, даже чрезвычайно безнравственна, но очень, очень человечна. — Дженни засмеялась. — Впрочем, что же это я вам рассказываю? В конце концов именно вы и создали этот образ!

24
{"b":"11271","o":1}