ЛитМир - Электронная Библиотека

— Должно быть, это удивительное и необычное место.

— Это неприветливое и суровое место. Но еще более суровы, чем земля, населяющие его люди. Хорошо бы вам помнить об этом, Лидия.

Она размышляла над этим весь обратный путь до Ноб-Хилл. Натан Хантер был для нее загадкой. Порой она наслаждалась его обществом, но иногда он говорил или делал что-нибудь такое, что ее настораживало.

Когда они приехали домой, Лидия предложила ему прогуляться по саду. Натан взглянул на карманные часы. Лидия смутилась. Зачем он демонстративно подчеркивает, что ему не терпится поскорее уйти?

— Извините, я предложила прогулку, не подумав, — сказала она, опуская голову. — В условиях пари говорилось только об ужине, а не…

— К черту пари, — заявил Натан. — Я очень хочу посмотреть ваш сад. Кажется, там есть беседка возле пруда, не так ли?

— Да. Но вы, наверное, куда-то спешите? Вы посмотрели на часы, как будто…

— Я посмотрел на часы, потому что хотел убедиться, что сегодня вы сможете попасть в дом через дверь, желательно через парадный вход.

— Вот как?

— Вот так, — сказал он, слегка пародируя ее, и предложил ей руку.

Они шли по выложенной плиткой дорожке, избегая ступать в мокрую траву, по которой вчера бежали, не разбирая дороги. Призрачный свет полумесяца освещал им путь, воздух наполняли пряные ароматы, в зарослях кустарника стрекотали цикады, в пруду, выскакивая и шлепаясь назад в воду, гуляла рыба…

Когда они вошли в беседку, Натан заключил Лидию в объятия. Его серебристо-серые глаза не отрываясь смотрели на нее.

— Тебе, как и мне, любопытно узнать, что будет дальше? — прошептал он низким, волнующим голосом.

Природная честность Лидии не позволила ей притвориться, будто она не понимает, о чем идет речь. Она точно знала, о чем он говорит, и отрицать это было бы бесполезно. Он завораживал и пугал ее. Но в данный момент ей было совершенно безразлично, каковы его намерения. Ей хотелось лишь вновь попробовать на вкус его губы.

Глава 5

Его губы были мягче, чем она ожидала, а прикосновение уважительным, даже сдержанным. Поцелуй был таким нежным, что Лидия не испугалась, когда он прижал ее к себе еще крепче. Ей понравилось, как его губы на мгновение прикоснулись к ее губам, не заставляя, а лишь робко предлагая раскрыться.

Лидия подняла руки, но не для того, чтобы оттолкнуть Натана, как он сначала предположил, а чтобы ухватить его за лацканы пиджака. У нее подкашивались ноги. Хантер усмехнулся.

Лидия посмотрела ему в глаза.

— Я сделала что-нибудь не так? — прошептала она, закусив нижнюю губу. — Ты больше не хочешь целовать меня?

— По правде говоря, — тихо сказал он, — я не уверен, что когда-нибудь захочу остановиться.

— Тогда все в порядке. — Приподнявшись на цыпочки, она сама поцеловала его. Это было приятно, но он надеялся на большее, а потому снова взял инициативу в свои руки.

Прислонив ее к решетчатой стенке беседки, Натан переместил руки с ее талии под грудь. Лидия на мгновение затаила дыхание, потом качнулась в его сторону, и Хантер понял, что его дерзкое прикосновение воспринято положительно.

Его язык обвел по контуру ее верхнюю губу. Она закинула руки на плечи Натану и распласталась на его груди. Большим пальцем левой руки он прикоснулся к соску. Лидия шумно втянула в себя воздух, почувствовав, как волна удовольствия прокатилась по всему телу. Его язык теперь ритмично проникал в ее рот, намекая на более интимные ласки…

— Черт возьми!

Это резкое восклицание врезалось между Натаном и Лидией словно клин. Хантера удивило не столько внезапное вторжение, сколько то, что он позволил застать себя врасплох. Он опустил руки и шагнул вперед, защищая Лидию от взгляда непрошеных гостей.

Мэдлин, державшая под руку Бригема, холодно проговорила:

— Ты ведешь себя неприлично, Лидия. Выходи оттуда и немедленно возвращайся в дом. Мы поговорим об этом позднее.

Прежде чем дочь подчинилась приказанию матери, заговорил Натан.

— Добрый вечер, миссис Чедвик, — самым любезным тоном произнес он. — Приятно в такой вечер насладиться прогулкой, не так ли?

Мэдлин абсолютно не тронул любезный и невозмутимый тон Хантера.

— Мне кажется, что единственное, чем вы наслаждались, — это моя дочь. А у нее, судя по всему, нет никаких угрызений совести по этому поводу.

Лидия покраснела и попыталась возразить, но Мэдлин не желала слушать.

— Объяснишь свое поведение дома. Хотя как ты объяснишь это мистеру Муру, я, право, не знаю. Он заехал, чтобы отдать перчатки, которые ты забыла в его экипаже.

— Перчатки? — пробормотала Лидия, не решаясь взглянуть на Бригема. — Но я была без перчаток. Должно быть, они выпали из кармана накидки.

Чтобы положить конец этой сцене, Натан предложил проводить Лидию до дома. Но она отказалась и, выбежав из беседки, помчалась к дому.

Мэдлин строго посмотрела на Хантера:

— Как только об этом узнает мой муж, для вас двери нашего дома будут закрыты.

Она думала, что он немедленно уйдет или по крайней мере извинится за свое поведение. Не тут-то было! Натан оскорбительно усмехнулся и с презрением смотрел на Мэдлин. В конце концов, не выдержав этого взгляда, она отвела глаза.

— Извините меня, мистер Мур, — сказала она.

— Не стоит извиняться, — галантно ответил ее спутник. — И пожалуйста, не слишком браните Лидию. Думаю, она просто хотела заставить меня ревновать.

Мэдлин торопливо направилась к дому. Натан и Бригем заговорили только тогда, когда услышали, как за ней захлопнулась дверь. Постучав по каменным плитам наконечником трости из черного дерева с хрустальным набалдашником, Бриг тихо рассмеялся и сказал:

— Если ты намерен дать мне затрещину, то давай по крайней мере перейдем на траву.

Натан остановился перед другом, но и не подумал замахнуться на него.

— Она не хотела, чтобы ты ревновал, потому что не знала, что ты здесь.

— Ты в этом уверен? — добродушно спросил Бриг. — Когда мы с Мэдлин вышли из дома, лицо Лидии было повернуто в нашу сторону.

— Ты ее увидел?

— Сразу же.

«Значит, и она могла видеть Мура», — подумал Натан.

— Не думаю, что она хотела вызвать ревность, — сказал Хантер, однако прежней уверенности в его словах не было.

— В таком случае Лидия, возможно, целуя тебя, думала обо мне. Видишь ли, она уже почти влюблена в меня.

— Ты не уверен в ней, если появился здесь. Бриг рассмеялся:

— Ты слишком хорошо знаешь меня, Натан. Видит Бог, слишком хорошо. — Они шли по дорожке мимо пруда, и тишину нарушало лишь постукивание трости Брига. — Кстати, Лидия знает, что я каторжник. И скоро узнает то же самое о тебе.

— Она уже знает. Я ей сказал.

— Она спрашивала, за что тебя сослали на каторгу?

— Нет. Я не стал распространяться на эту тему.

— Молодчина. Не думаю, что она стала бы целоваться с тобой, если бы узнала про… как там ее звали?

— Бет Энн Ондайн.

— Вот-вот. Похоже, ты никогда не забудешь это имя, а?

— Не забуду, — спокойно ответил Натан. Но думал он не о Бет Энн, а о Джинни Флинт. Кто поверит, что он ее не убивал? — Почему ты об этом заговорил?

— Если Лидия будет слишком много знать, она не захочет иметь дело ни с одним из нас.

— Но в том, что она вообще что-то узнала, виноват только ты, — прошептал Хантер. Они уже подошли к портику и находились неподалеку оттого места, с которого Натан прошлой ночью влезал на балкон. — Сначала она услышала об этом от своей матери, а нам обоим известно, откуда у Мэдлин такая информация. Сначала она могла кое о чем догадываться, но ты подтвердил все ее подозрения. Надо быть полным придурком, чтобы связаться с ней. Она настоящая сучка, Бриг, а когда видит тебя, то теряет всякий стыд.

Мур усмехнулся:

— Дочь в этом отношении пошла в нее. — Заметив, что Натан не отреагировал на эту колючку, Бригем был разочарован. Может быть, он неправильно понял интерес Натана к Лидии? — Расскажи, какова она? Ведь я ее еще не поцеловал. Ты позволишь мне разделить с тобой это удовольствие, не так ли?

22
{"b":"11272","o":1}