ЛитМир - Электронная Библиотека

— Честное слово, вы сегодня необычайно хороши! — воскликнул Бригем Мур, ведя Лидию к танцевальной площадке. Он надеялся, что в этом восклицании не прозвучало того удивления, которое он испытал, когда увидел, как Лидия спускается по лестнице. Он ее не сразу узнал и, пока зачарованно смотрел на девушку, чувствовал на себе встревоженный взгляд Мэдлин. Сегодня Лидия явно затмевала свою мамашу. Мэдлин знала это, и для нее это было все равно что конец света.

— Вы всегда делаете такие милые комплименты, — с улыбкой сказала ему Лидия. Щечки у нее разгорелись, глазки блестели. — Трудно понять, когда вы говорите серьезно, а когда шутите.

— Разве это комплименты? — Он притворился обиженным. — Я говорю чистую правду. Спасибо, что вы записали за мной три танца, пока на вас не набросилась толпа более молодых поклонников.

— Не забудьте, что мистеру Ньюберри сегодня исполнилось шестьдесят. Юнцом его не назовешь. А я оставила за ним два танца. — Она весело рассмеялась, а Мур несколько раз подряд круто повернул ее в танце. — Но с вашей стороны очень мило делать вид, будто вы ревнуете, Бриг. Хочешь не хочешь, но это льстит моему самолюбию.

— Это не притворство. Я действительно ревную. Взгляните в мои глаза.

— Глаза у вас, как всегда, зеленые.

— Вот и я о том же толкую. Таким уж я уродился. Я ревнив от рождения.

Заметив приближение Натана, Сэмюел, разговаривавший с приятелями в конце бального зала, направился ему навстречу. Он помахал рукой, подзывая Натана к себе, и тот быстро направился к нему, ощущая себя здесь чужаком.

— Почему у тебя такой виноватый вид? — спросил Сэм, — У тебя ведь есть приглашение, не так ли?

— Вашими стараниями, сэр.

— Вовсе не моими. Я и не подумал бы об этом, если бы не Лидия. Она не предложила бы тебе прийти сюда сегодня, если бы не хотела снова увидеться.

— Надеюсь, что это так, — с сомнением в голосе сказал Хантер. — Бригема вы тоже поощряете, как и меня?

— Бригема? Ну, этот не нуждается в поощрении. Кому, как не тебе, это знать. Лидия говорила, что вы с ним деловые партнеры, хотя мне кажется, что вы, австралийцы, как то странно ведете свои дела.

— Это особое дело, Сэмюел. Надеюсь, я могу полагаться на соблюдение вами конфиденциальности.

— Только при условии, что это в рамках закона.

— Ничего противозаконного.

— Ладно. То, как вы с Бригемом ведете свои дела, напоминает мошенничество. А если это так, то вас с негодованием изгонят из города. И то если повезет. Вероятнее всего, вас повесят.

Руки Натана потянулись к шее, но он сдержался, опасаясь, что Сэм может счесть этот жест признаком его вины.

— Мне не хотелось бы думать, что вы охотитесь за деньгами Лидии, — продолжал Сэмюел, многозначительно добавив: — Или за моими.

— Посмотрите на нее, — сказал Натан, повернувшись в сторону Лидии. В этот момент девушка танцевала с Джеймсом Эрли. Она смеялась, откинув назад голову. Стройная красавица, воздушная, как видение, буквально плыла над полом, удерживаемая лишь рукой Джеймса. — Неужели вы полагаете, что мужчина, глядя на нее, способен думать только о ее проклятых деньгах? — Он не стал ждать ответа Сэмюеля, а принялся размышлять о том, что скажет Лидии, когда придет его очередь танцевать.

Джеймс Эрли неохотно уступил очередь Натану.

— Почему вы не вышли замуж за этого парня? — спросил Хантер, обнимая Лидию за талию. Он старался держать ее не слишком крепко и не прижимать к себе слишком сильно.

Лидия, ошеломленная неожиданным вопросом, ответила не сразу. Натан возник ниоткуда, без лишних слов отобрал ее у партнера, а теперь задает вопросы сугубо личного характера, не потрудившись даже поздороваться. Все это было так неожиданно, что она не сразу заметила, что танцевать он стал значительно лучше. Он скользил по залу, и ей уже не приходилось следить за каждым его шагом — все происходило легко и естественно.

— Это было бы все равно что выйти замуж за своего брата. — Ответила, наконец, Лидия. — Именно так я отношусь к нему.

— Значит, вы говорили ему об этом?

— И не раз. Мне кажется, что и он думает так же, но время от времени ему приходит в голову мысль о женитьбе, а я остываю.

— А как насчет другого молодого человека, который иногда крутится возле вас?

— Должно быть, вы имеете в виду Генри Белла. Белл — неплохой парень, но не для меня. К тому же он допустил ошибку: его застукали, когда он целовал Мэдлин в галерее Чедвиков.

Они объяснили свое поведение тем, что оказались под рождественским венком из омелы и, поддавшись праздничному настроению, всего лишь исполнили обычай. Чтобы подчеркнуть невинный характер инцидента, Мэдлин время от времени напоминала Лидии о существовании Белла.

— В сопровождении Генри довольно приятно сходить куда-нибудь, но не более того.

— Он делал вам предложение?

— Однажды. Я его приняла, но потом передумала. Все это произошло в течение одного вечера, так что не оставило никаких душевных ран, мистер Хантер. — Она внимательно взглянула в его лицо, пытаясь сообразить, к чему он клонит. — Вы задаете вопросы слишком личного характера. Интересно, зачем это вам?

— Любопытно, сколько сердец вы разбили, — сказал он и подумал: «Сотню? Не менее сотни…»

Танец закончился. Оркестр заиграл следующий вальс. Натан был вынужден передать Лидию другому партнеру, и что было хуже всего, этим партнером был Бригем.

— Если не возражаете, я бы с удовольствием вышла та свежий воздух, — сказала Лидия, когда Бригем взял ее за руку. — Хочу немного отдохнуть.

— Понятно, — сразу же согласился Бриг. — Я хотел поговорить с тобой с глазу на глаз. — Он окинул взглядом бальный зал и увидел Мэдлин, которая стояла к ним спиной, поглощенная разговором с Сэмюелем и его друзьями. Самое подходящее время для разговора с Лидией.

На территории поместья Ньюберри не было ни беседки, ни пруда, зато имелся огромный мраморный фонтан, который первый мистер Ньюберри вывез из Италии. Каждый из трех яру сов фонтана был украшен причудливыми скульптурными изображениями дельфинов, морских чудовищ и даже самого Нептуна. При свете дня это сооружение казалось Лидии довольно безобразным, но ночью, особенно при слабом свете полумесяца, оно выглядело неплохо, а шелест струящейся воды был даже приятен для слуха. Они не сговариваясь направились к фонтану.

Вокруг него располагались белые мраморные скамьи. Бриг и Лидия сели на самую дальнюю, которая была как бы отгорожена от бального зала фонтаном, и это создавало видимость уединенности.

— Дело, ради которого я приехал в Сан-Франциско, почти закончено, Лидия, — сказал Бриг, сжав ее руку. — Когда я приехал сюда, то не ожидал, что встречу здесь человека, который заставит меня пожалеть о том, что я покидаю Калифорнию один. Понимаю, мы пока слишком мало знаем друг друга, и мне не хотелось бы, чтобы мое предложение выглядело безответственной болтовней школьника. С моей стороны это не увлечение, потому что я достаточно опытный человек и в состоянии отличить увлечение от настоящего чувства. Я хочу, чтобы ты стала моей женой, Лидия. Поедем со мной в Сидней, а оттуда — в Баллабурн. Там мы могли бы быть счастливы. Я в этом уверен.

«Как он красив», — подумала Лидия. В бледном свете луны пряди его белокурых волос блестели серебром, а зеленые глаза были похожи на драгоценные камни. Однако озорная мальчишеская улыбка отсутствовала, а складки возле губ отражали тревогу. Его крепкая рука с гладкой кожей, сжимавшая ее пальцы, едва заметно дрожала.

— Не уверена, что это то, чего хотелось бы мне, — сказала она наконец. — Для меня это больше, чем замужество. Ведь придется покинуть отца и мать, бросить все, к чему я привыкла, и переехать в страну, которая, как я слышала, является краем суровым и неприветливым.

— Но ты мне не отказываешь? — прервал ее Бриг. — Значит, я могу надеяться?

— Разумеется, можешь. Я бы даже не хотела, чтобы ты так быстро сдался… но мне надо подумать. Я дам ответ позднее, — сказала Лидия, поднимаясь со скамьи.

25
{"b":"11272","o":1}