ЛитМир - Электронная Библиотека

С тем же успехом Лидия могла бить своего обидчика подушкой. Он был удивлен вмешательством и отмахнулся от нее, как от назойливой мухи.

Тогда Лидия удвоила усилия и, отбросив ридикюль, стала молотить хозяина кулачками, требуя, чтобы он отпустил ребенка. Вокруг собралась толпа зевак, однако на помощь Лидии никто не бросился. Ей даже показалось, что в толпе делали ставки на победителя, причем ее нельзя было назвать фаворитом. Возмущенная Лидия пустила в ход острые каблучки кожаных ботинок.

Теперь владелец «Пристанища Ру» отнесся к ней серьезно. Он почти отпустил мальчишку, а ее крепко ухватил за руку. Лидия была уверена, что мальчишка удерет, как только почувствует свободу, но ошиблась. Откинув назад голову как бойцовский петух, он поднял сжатые кулаки.

— Оставь ее, Билл! — завопил он и дважды ударил Билла в живот. Отступил, потом снова атаковал, на сей раз целясь в живот головой. — Слышишь меня, Билл? Не трогай ее!

Сомнительно, чтобы Билл внял увещеваниям малыша. Скорее всего он отпустил Лидию, когда она наступила острым каблуком на большой палец его ноги. Но не просто ослабил хватку, а оттолкнул ее от себя. Она оступилась и, подвернув лодыжку, упала. Ногу пронзила острая боль, на глаза навернулись слезы. Чтобы не расплакаться, она закусила нижнюю губу.

Тем временем Билл дал мальчику затрещину. Ребенок упал, но его стоны ничуть не разжалобили хозяина пивнушки. Он опустил закатанные рукава рубахи и, раздвинув толпу, направился в свое заведение. Народ стал медленно расходиться.

Только после того, как толпа рассеялась, кто-то предложил Лидии руку помощи. Она подняла голову и увидела перед собой мальчонку. О том, что он из бедняков, говорили не лохмотья, которые были на нем надеты. Дело было в пустом взгляде его глаз, в утрате надежды, в усталости, которая проявляется, когда человек не ждет от жизни ничего хорошего. Страшно было видеть подобное выражение в глазах столь юного существа.

Лидия приняла его руку и кое-как поднялась на ноги.

— Я думала, что это мне придется помочь тебе встать, — сказала она, отряхнув платье и поправив капор. — Спасибо. Ты уверен, что с тобой все в порядке?

— Со мной? — мальчишка ткнул в себя большим пальцем. — Я целешенек. Обо мне не беспокойтесь. Билл частенько бьет меня. А я как увидел, что он собирается дать мне затрещину, принялся стонать.

— Ты поступил умно, — сказала Лидия. Она попыталась опереться на ногу, но побледнела от боли. — Не поможешь ли мне перейти на тротуар?

— Меня зовут Кит. Кристофер. Но Биллу не нравится мое имя. — Он обнял Лидию за талию и подставил для опоры свое костлявое плечико.

— Билл — твой родственник?

— Муж сестры. Только сестра умерла полгода назад. Билл получил пивную и меня в придачу. Только я ему не нужен. Каждые три-четыре дня он, особенно если выпьет лишнего, устраивает мне выволочку. А как вы, мисс? Не ушиблись, когда упали?

— Я подвернула лодыжку.

— Вот беда! Я приведу экипаж и отправлю вас в больницу. Там сделают все, что нужно. — Он бросился бежать, потом остановился. — Дайте мне несколько монеток, мисс. Ни один возница и слушать меня не захочет, пока не увидит деньги.

Губы Лидии дрогнули в улыбке. Она понимала, что ее грабят, однако с готовностью дала Киту два золотых соверена. Зажав в руке деньги, мальчишка скрылся за углом, а Лидия с трудом доковыляла до низкой каменной стенки и оперлась о нее. Нога у нее распухла и болезненно пульсировала. Разболелась голова.

Натан увидел Лидию с противоположной стороны улицы и некоторое время стоял, наблюдая за ней и пытаясь унять гнев. В поисках жены он обегал весь Сидней, воображая всякие несчастья, которые могли с ней случиться. Она заслуживала хорошей взбучки. Неужели Лидия не видит, что это излюбленное место проституток и матросов, сошедших на берег после месячного пребывания в плавании? Разве не понимает, что на нее могут напасть даже средь бела дня?

Лидия заметила Натана только тогда, когда он оказался перед ней. Его волчьи глаза буквально пригвоздили ее к месту, но она и без того была не в состоянии двигаться.

— Послушай, Лидди. Ты, как видно, пропустила мимо ушей мои предостережения. Ты хоть заметила, в какой район ты забрела? В Сиднее нет района опаснее, чем этот. Это все равно что Портсмут-сквер в Сан-Франциско. Тебе следовало разбудить меня или посоветоваться с Генри, прежде чем отправиться на прогулку. Понимаешь, о чем я говорю?

Лидия закусила губу и потупилась. Ее лицо приобрело землистый оттенок.

— Я все понимаю, Натан. Не отвезешь ли ты меня домой? Я плохо себя чувствую.

Натан взглянул на нее, и его гнев сменился тревогой.

— Что с тобой? Что случилось?

— Пустяки. Я, кажется, подвернула лодыжку. Мне хотелось бы вернуться в гостиницу, — сказала она, наблюдая боковым зрением, как к ним медленно приближается экипаж.

— Значит, все-таки что-то действительно случилось, — сказал Натан. — Позволь-ка я посмотрю. — Он приподнял подол ее платья, но не успел прикоснуться к лодыжке, как подвергся нападению сзади.

Натан потерял равновесие и упал, потому что худенькие ручки вцепились ему в шею, а костлявые колени прочно оседлали талию. Он попытался вывернуться и схватить нападавшего, но не тут-то было. Кто-то укусил его в шею.

— Что, черт возьми, происходит? — в ярости прошипел Хантер.

— Не смей прикасаться к ней! — выкрикнул в ответ звонкий мальчишечий голосишко. — Разве не видишь, что она не какая-нибудь шлюха?

Лидия, закрыв лицо руками, смотрела на эту сцену сквозь раздвинутые пальцы. За ними наблюдал кучер, восседавший на высоких козлах, из окон окрестных домов выглядывали привлеченные шумом люди.

Кит, все еще не выпускавший из цепких ручонок свою жертву, продолжал орать:

— У нее, наверное, муж богач, и он выцарапает тебе глаза за то, что ты на нее пялишься! Я его держу, мисс, — сказал Кит, обращаясь к Лидии. — Стукните его хорошенько своей сумочкой!

Лидия отвела от лица руки.

— Он и есть мой муж, Кит.

— Спасибо, что сказала, — сердито заметил Натан, почувствовав, что мальчишка ослабил хватку. Он поднялся с земли, отряхнулся и так глянул на зевак, собравшихся вокруг, что они почли за благо поскорее ретироваться. Только кучер с экипажем остался на месте.

Натан, держа мальчишку за шиворот, поставил его на ноги.

— Значит, тебя зовут Кит? — спросил он. Мальчишка кивнул. — В таком случае, Кит, верни-ка мне банкноту в десять фунтов, которую ты вытащил из моего кармана, а также платиновый брелок… — он проверил жилетный карман, — … и соверен.

Услышав это, Лидия испуганно взглянула на свой палец. Но кольцо было на месте, хотя она понимала, что ей повезло.

— Я подумал, что ты собираешься ударить ее, — задиристо сказал Кит.

— Я так и понял, — сухо заметил Натан.

Лидия проковыляла несколько шагов по направлению к Натану. Он предложил руку.

— Ты вел себя очень галантно, Кит, стараясь защитить меня, но, как видишь, Натан не хотел причинить мне зла.

Кит, глубоко засунув руки в карманы, причем сквозь дыру в одном из них выглядывал палец, и покачиваясь с пятки на носок, пристально посмотрел на Натана, потом на Лидию и наконец, обращаясь к Хантеру, сказал:

— На вашем месте, сэр, я задал бы ей дома хорошую вздрючку. Так отец всегда поступал с матерью и старина Билл — с моей сестрой. Чтоб они знали свое место. Поверьте, ни одна из них не смела ходить туда, куда ей не разрешалось. Здесь сегодня могло случиться что угодно. — Кит достал из башмака соверен, который дала ему Лидия. — Держите, мисс. И не злитесь на него, когда он будет учить вас уму-разуму. Это нужно для вашей же пользы.

Лидия утратила дар речи, а Натан спросил с самым серьезным видом:

— Твой отец пользовался кнутом или лупил ее ладонью?

— Рукой, сэр. Правда, руки у него были огромные, как весла. Иногда он пускал в ход кулаки, но это не спортивно. Тем более когда лупишь леди. Мама умела за себя постоять и давала ему сдачи. Но ваша леди так не сумеет.

44
{"b":"11272","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Всемирная история высокомерия, спеси и снобизма
Секреты красоты девушки онлайн
Эра Водолея
Наследие аристократки
Сказания Меекханского пограничья. Память всех слов
Может все сначала?
Прах (сборник)
Погружение в Солнце
Фотография. Искусство обмана