ЛитМир - Электронная Библиотека

— Почему Ирландец ничего не предпринимает в отношении Брига? Почему не положит конец этому пари, не дожидаясь истечения года?

— Я думал, что ты знаешь, — удивленно произнес Хантер. — Дело в том, что Ирландец не верит тому, что ты рассказала ему о Бриге.

У Лидии глаза округлились от удивления.

— Он не верит мне? Он сидел напротив меня за столом и внимательно слушал все, что я говорила. И он ни разу…

— Он все выслушал, Лидия. И остался при своем мнении. Вернувшись в Баллабурн, он все рассказал мне. Насколько я понял, Маркус считает, что ты сделала ошибочные выводы.

— Ты говорил ему о своих подозрениях?

— Он не спрашивал, а я не спешил поделиться своей информацией, потому что знал, ему это будет неприятно. Ирландцу не хочется верить, что он так сильно ошибся в Муре, ведь он так гордился тем, что хорошо разбирается в людях. В Баллабурне он считает себя непререкаемым авторитетом.

— Я это заметила, — сухо сказала Лидия. — Из-за этого мы иногда ссорились. Он обычно считал, что прав, а я оставалась при своем мнении. Может, это к лучшему. У него и без того забот хватает. Если я буду жить в Баллабурне, то по крайней мере смогу больше времени проводить с Ирландцем. Пока он не приехал сюда, я не понимала, какие страдания он вынужден выносить. Наверное, эта поездка отняла у него последнее здоровье. Я поняла тогда, что он не сможет часто навещать меня, может быть, вообще не сможет больше приехать.

— Только не дай ему заметить, что ты возвращаешься ради него, — предупредил Натан. — Пострадает его гордость.

— Что мы ему скажем? Какие объяснения его устроят? Натан откашлялся и в самой непринужденной манере сказал:

— Я уже думал об этом. Мы могли бы убедить его, что по-настоящему любим друг друга. Думаю, это бы его удовлетворило.

— Он, наверное, порадовался бы своей дальновидности.

— Возможно.

— Ладно. Думаю, я смогла бы притвориться. А ты?

— Для меня это труда не составит.

— Но как быть с нашей спальней?

— Я могу спать на полу, — торопливо предложил он. — Никто, кроме тебя, об этом не узнает.

— Ну что ж, — нерешительно промолвила Лидия, — если ты действительно не будешь возражать…

— Я не сказал, что не буду возражать. Я сказал лишь, что могу это сделать. Значит, решено?

— Решено. — Лидия протянула руку, чтобы скрепить согласие. Натан крепко пожал ее. Сделка была заключена, но рукопожатие несколько затянулось, и оба с виноватым видом отвели глаза.

Глава 14

Так или иначе, их затея удалась. Вопреки опасениям обоих участников соглашения, они удачно справлялись со своими ролями. Они выработали план, позволяющий избегать трудных объяснений и скользких ситуаций.

Несмотря на то что Бригем так и не объявился в Баллабурне, Натан взял за правило работать в пределах видимости дома. Не исключено, что Мур появится неожиданно. И если такое случится, он хотел находиться рядом с Лидией. Тем более что она не возражала против того, что Натан держится поблизости от дома. Она ловила себя на мысли, что в течение дня не раз подходила к окнам, чтобы удостовериться, что Хан-тер где-то рядом. Это было удобно, пока овцы находились на пастбищах, но с наступлением весны их будут отбирать для стрижки и Натану придется уезжать на дальние пастбища. Лидия уже решила, что будет выезжать вместе с ним.

Лидия старалась не думать о Бригеме. Это было нетрудно, потому что Ирландец требовал все большего внимания с ее стороны. Он редко просил ее о чем-нибудь прямо, но Лидия чувствовала, что на ее плечи возлагается все больше и больше ответственности за выполнение работы, которую он считал важной. Они ежедневно занимались составлением каталога книг в его библиотеке. Он научил ее вести бухгалтерский учет, рассказал, как жизнь Баллабурна в неблагоприятные годы поддерживалась за счет доходов с золотых приисков. Лидия узнала, где лежат важные документы, какие доходы приносит ранчо, и, наконец, ей поручили составлять ведомость оплаты труда работников. Ирландец верил в ее таланты, и Лидия, удивляясь, обнаружила у себя немалые способности. Видя ее склоненную над счетами головку, Натан и Ирландец обменивались довольными взглядами.

— Он натаскивает тебя, чтобы передать в твои руки управление Баллабурном, — сказал ей однажды Натан. Он закрыл книгу, которую читал, и подошел к столу, за которым работала Лидия. Отодвинув гроссбух, Натан присел на краешек стола и непринужденно склонился над ее работой.

Тень Натана упала на страницу.

— Ты заслоняешь мне свет, — сказала она, отмахнувшись рукой. — Я не вижу, что делаю… — Он закрыл лежавшую перед ней книгу. — Ну, Натан, — с упреком произнесла Лидия.

— Ну, Натан… — очень похожим тоном передразнил он. Лидия рассмеялась и, взглянув на старинные часы в футляре из вишневого дерева, воскликнула:

— Силы небесные, как поздно! Я и не заметила, как пролетело время.

После возвращения в Баллабурн она взяла за правило первой уходить в спальню. Она выкладывала одеяла и подушки для Натана, проверяла, есть ли для него в тазу свежая вода, и гасила все лампы, оставляя одну на высоком комоде. Он обычно давал ей достаточно времени, чтобы приготовиться ко сну, и лишь потом заходил в комнату. За это время Лидия могла бы заснуть, но не получалось. Зарывшись поглубже в прохладные простыни и толстые шерстяные одеяла, она лишь притворялась спящей.

Она была уверена, что Натан это знает, хотя он никогда об этом не говорил. Кое о чем было лучше не говорить. Оба они были уверены, что именно это делает их совместную жизнь здесь выносимой. Или почти выносимой. Но если о проблеме не говорить, это не значит, что она перестает существовать. А если признавать, то надо было что-то решать. Но именно этого они хотели избежать.

— Если я устал, то могу подняться наверх первым. Небо не обрушится, если мы изменим заведенный порядок. — Он улыбнулся. — Но я не устал. Я собирался пойти на кухню и заварить чай. А ты не хочешь?

— С удовольствием. И поищи немного медовых пряников Молли…

Он сдержал обещание. Пятнадцать минут спустя Хантер вернулся из кухни с подносом, нагруженным самыми разно-образными закусками. Поставив его перед камином, он пригласил Лидию присоединиться к нему. Оставив работу, она уселась на краешке шерстяного ковра. Разгладив складки темно-синей юбки, Лидия принялась выбирать из принесенных деликатесов то, что ей больше по вкусу.

— Сказав, что Ирландец готовит меня к управлению Баллабурном, ты, наверное, пошутил?

— Нет, я серьезно. — Он налил себе чашку чаю. — Неужели ты не понимаешь, что именно к этому он клонит?

— Я никогда об этом не думала. Рано или поздно Баллабурн будет принадлежать тебе.

— И тебе — через меня. Ирландец ведь не знает, что ты намерена уехать по истечении года. Он хочет, чтобы ты участвовала в создании процветающего ранчо.

— Но это бессмыслица, Натан.

— Не такая уж бессмыслица, если учесть, что я практически ничего не смыслю в бухгалтерском учете. Эту часть управления ранчо Ирландец никому не доверял. Я знаю здесь все, что касается поголовья скота и земельных угодий. Умею выбраковывать скот, стричь овец, но ни за что не сумел бы сделать то, чем занималась целую неделю ты. Когда-нибудь мне придется нанять человека, который будет заниматься бухучетом.

— Я могла бы научить тебя, — сказала она, подумав при этом: «Или могла бы остаться».

«Ты могла бы остаться», — подумал Натан и произнес:

— Мне нравится эта мысль: научиться всему настолько, чтобы не позволить делать из себя дурака.

— Не думаю, что это возможно.

Хантера позабавило, как быстро она заняла оборонительную позицию. Он улыбнулся, с удовольствием наблюдая, как ее потеплевший взгляд задержался на появившихся у него на щеках ямочках.

— Мне кажется, что именно этим занимается Бриг. Я не удивлюсь, если он окажется где-нибудь поблизости.

— Ты имеешь в виду в Баллабурне? Но этого не может быть. Мы бы об этом узнали.

63
{"b":"11272","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Марта и фантастический дирижабль
Линкольн в бардо
Чернокнижники выбирают блондинок
Желтые розы для актрисы
Спасти лето
О чем говорят бестселлеры. Как всё устроено в книжном мире
На первый взгляд
Холокост. Новая история
Призрачная будка