ЛитМир - Электронная Библиотека

— Я знал, что эта новость ошеломит тебя, — сказал Бриг. Лидия попыталась сесть, но не смогла.

— Ты убил ее.

— Сэмюел пишет, что это было самоубийство. Возможно, она не вынесла разлуки со мной. Ты, наверное, догадалась, что мы с Мэдлин были любовниками? Очевидно, она покончила с собой вскоре после моего отъезда. Мне искренне жаль ее.

На глазах Лидии выступили слезы, руки сжались в кулаки.

— Тебе, наверное, жаль, что ты не убила меня в «Серебряной леди», — сказал Бриг. — Это вполне понятно. Не знаю, что мне с тобой делать, хотя обычно быстро принимаю решения. Я убил бы тебя сейчас, если бы был уверен, что это сойдет мне с рук, — сказал он. — Но здесь на сотни миль вокруг каждая собака знает о Бешеном Ирландце, об условиях пари и о его проклятом завещании. Если я не женюсь на тебе, то не получу ничего.

У Лидии пересохло во рту, иначе бы она плюнула ему в физиономию.

— Не забудь, что жизнь Ирландца поставлена на карту. Ты не могла спасти ни свою мать, ни Натана, но жизнь Ирландца еще можешь. Видишь ли, мне нечего терять. Если ты не выйдешь за меня замуж, я не смогу получить Баллабурн. А если так, то мне все равно, умрет Ирландец сейчас от новой раны или немного позднее — от старой. Однако тебе, я думаю, это не безразлично…

Ирландец дополз до открытой двери и вытащил револьвер. Он тяжело дышал, сердце его гулко билось.

— Мне безразлично, — произнес он. — Развяжи мою дочь. — Он лежал на полу с револьвером в руках.

— Осторожнее, у него на столике пистолет, — крикнула Лидия. — Не позволяй ему…

Бриг потянулся к столу, и Ирландец выстрелил. Пистолет отлетел на несколько футов в сторону. Прикрываясь столом, Бриг попытался добраться до него. Пуля вошла в стену прямо над его головой. Пальцы Лидии лихорадочно работали, пытаясь освободить запястья от узлов. Бриг ответил на выстрел Ирландца. Пуля попала ему в плечо, и он откинулся на спину и затих. Мур осторожно встал и медленно при близился к Ирландцу, держа пистолет перед собой.

Лидии уже удалось высвободить одну руку. Она заметила, что Маркус неожиданно мигнул. Бригем увидел это и взвел курок. Свободной рукой она метнула в голову Мура подушку и громко вскрикнула, чтобы отвлечь его внимание. Бриг выстрелил, но пуля ушла куда-то в сторону. Это дало Ирландцу время сосредоточиться. Преодолевая мучительную боль, он несколько раз подряд нажал на спусковой крючок, всадив в грудь Бригему три пули.

Бригем покачнулся и рухнул у изножья кровати, умерев раньше, чем его тело коснулось пола.

Лидия, вскочив с кровати, бросилась к отцу и опустилась рядом с ним на колени. Оторвав полосу от своей юбки, она перевязала его раненое плечо.

— Чертовски больно, — слабым голосом пожаловался Маркус, пытаясь изобразить улыбку. — Мог бы прострелить мне ногу. Я бы вообще не почувствовал боли.

— Тс-с! Не разговаривай. Я должна позвать кого-нибудь на помощь. — По щекам Лидии катились слезы и падали на землисто-бледное лицо Ирландца. Рана на его плече продолжала кровоточить, и она не могла остановить кровотечение.

— Никто мне не поможет, — сказал он. Его кобальтово-синие глаза были печальны. — Я о многом сожалею, дочь моя, но только не о том, что захотел познакомиться с тобой. Разве можно сожалеть об этом?

Лидия приподняла голову отца и положила к себе на колени. Она гладила пальцами его седые волосы.

— Я горжусь тем, что я твоя дочь… — сказала она и, помедлив, добавила: — … отец.

— Спасибо тебе за это, — прошептал он. Слеза Лидии капнула ему на щеку. Он улыбнулся, потому что понял, что прощен. — Я люблю тебя.

— Я тоже люблю тебя, — прошептала она, надеясь, что он успеет услышать ее, потому что боль уже покинула глаза Ирландца.

Лидия тихо заплакала по родному человеку.

Некоторое время спустя во дворе послышался шум, в доме захлопали двери, кто-то быстро взбежал по лестнице. Сзади ее обняли руки — такие сильные, такие знакомые. Они удушливо пахли дымом. Она не стала спрашивать, каким чудом они здесь появились и обняли ее. Она приняла это как должное и, попав в их надежное кольцо, прислонилась к груди Натана.

Эпилог

Декабрь 1869 года

В первый день Рождества, когда солнце уже село, жара в Баллабурне еще не спала. Сэмюел Чедвик промокнул лоб носовым платком и подивился, что на его дочь и зятя жара, кажется, ни капельки не влияет. Пе Лин тоже хорошо переносила жару. Правда, Кит был несколько вялым, но Сэмюел подозревал, что это последствия плотного ужина.

По гостиной пробежал сквознячок, чуть качнув нежные красно-желтые цветки растущего в горшке деревца под названием «рождественские колокольчики». На лоб Лидии упала прядь волос, и Натан кончиком пальца уложил ее на место. Сэмюел заметил, как дочь с улыбкой повернулась к мужу, и вновь поразился глубине чувства, связывающего Лидию и Натана.

— Ну, — сказал он, обращаясь сразу ко всем присутствующим, — кто-нибудь покажет мне наконец тот медальон, о котором я столько слышал? Если он спас твою жизнь, Натан, то удивительно, что Лидия не возвела вокруг него стены храма.

— Ах, папа, — взмолилась Лидия, — не богохульствуй. Кит, на моем комоде стоит шкатулка. Не принесешь ли ее? Как это я до сих пор не показала медальон папе и Пе Лин?

Радуясь, что ему поручили что-то сделать, Кит моментально выскочил в коридор.

— Хороший парнишка, — сказал Сэмюел, когда мальчуган скрылся за дверью. — И очень старательный.

— К тому же умненький, — добавила Лидия. — Отец Колган говорит, что он догнал своих одноклассников в учебе. Мыс Натаном даже хотели оставить его здесь. Я могла бы с ним заниматься, а Натан научил бы его работать на ранчо. Но потом решили, что его нельзя лишать общения со сверстниками.

Он живет в Сиднее в порядочной семье, а к нам будет приезжать время от времени. Отец Колган подумывает о том, чтобы Кит стал священником, но я считаю, он когда-нибудь поселится в Баллабурне. Мы были бы этому очень рады.

— Из-за медальона? — спросила Пе Лин. Натан покачал головой.

— Никто из нас, тем более сам Кит, не считает, что спасением жизни мы обязаны исключительно медальону. Мы думаем, что произошло чудо. Буквально за несколько минут до того, как мы заметили пожар, Лидия привезла мне почту. Там был конверт от Кита, и я сунул его в нагрудный карман рубахи. Мне показалось, что он тяжеловат, но я даже не заглянул внутрь. — Заметив стоявшего на пороге Кита, он попросил: — Неси сюда, покажи медальон Сэмюелу.

Кит смутился, но не мог скрыть гордой улыбки. Он пересек комнату и протянул Чедвику медальон. Это был металлический кружок толщиной в соверен. На нем было выгравировано изображение Христа, а с обратной стороны — инициалы Кита. Теперь изображение было трудно разглядеть, потому что его повредила пуля.

— Отец Колган говорит, что это медаль Святого Иуды, который, как известно, покровительствует тем, кто попал в безвыходное положение. Я безнадежно отставал в учебе. Отец Колган дал ее мне, когда я наконец обогнал всех в соревновании на правильное написание слов.

Пе Лин с благоговейным трепетом прикоснулась к медальону и возвратила его Киту.

— Это большая честь, молодой человек. И очень мило с твоей стороны, что ты послал его Натану.

Кит, зажав в руке медальон, смущенно переминался с ноги на ногу.

Натан сжалился над парнишкой:

— Почему бы тебе не заглянуть в конюшню, Кит? Пули говорил, что ему потребуется помощь. Он мог бы найти тебе работу.

— С удовольствием, сэр. — Он отдал медальон Хантеру. — Спасибо, сэр.

Натан, взяв медальон двумя пальцами, взглянул на пулю, оставшуюся в металле.

— Я ехал верхом вдоль границы участка, охваченного пожаром. До сих пор не знаю, что именно заставило меня оглянуться. Я оглянулся, и сильный удар выбил меня из седла. На некоторое время я потерял сознание, и это, наверное, тоже спасло меня. Бриг выехал из своего укрытия, чтобы взять мой плащ и предъявить его Лидии в качестве доказательства моей гибели. Когда я пришел в себя, огонь уже лизал мои сапоги. Я подумал, что нахожусь в преисподней. Но потом нащупал в кармане рубахи конверт, присланный Китом, и понял, что жив. Видите, пуля так и осталась в медальоне.

71
{"b":"11272","o":1}