ЛитМир - Электронная Библиотека

Флоренс опять напустилась на несчастного малого:

— Нечего тут вынюхивать, молодой человек. Если вы сию же минуту не закроете дверь, то я запросто заработаю ангину, а уж тогда мой сын позаботится, чтобы вы не вылезали с гауптвахты до самого окончания службы!

— Так оно и будет, Гарри, — кивнул часовому Райдер.

— Еще бы мне не знать, — ответил тот, поспешив убраться.

Прежде чем за часовым захлопнулась дверь, отделявшая караульное помещение от коридора с камерами для заключенных, Флоренс с Райдером обменялись многозначительными взглядами.

— Генералу известно, что вы здесь? — спросил Райдер.

— А как по-твоему?

— По-моему, он считает, что вы пораньше легли спать.

— Всезнайка! — Старуха наградила Райдера милой улыбкой и уселась на стул, пододвинув его вплотную к решетке. — Тебе нет никакой нужды стоять навытяжку, — добавила она и, не дождавшись должной реакции, раздраженно фыркнула:

— Да сядь же ты! Этак и шею свернуть недолго!

Райдер медленно опустился на край узких нар, пораженный тем, что Флоренс с трудом сдерживает слезы.

— Что вам здесь нужно, Флоренс?

— Я должна была увидеть тебя своими глазами, — ответила она, — хотя для меня это ужасная мука — смотреть на тебя сквозь прутья решетки. Тебя хорошо содержат?

— Неплохо.

Флоренс внимательно посмотрела на его лицо. Даже в тусклом свете единственной лампы она различила ссадины на виске и щеке. Одно веко все еще оставалось распухшим. Флоренс оставалось только гадать об остальных увечьях — судя по тому, что она заметила при беглом осмотре, их было немало.

— Мой сын не мог отдать приказ избивать тебя, — сказала она. — Это не в характере Джошуа.

— Знаю. Ничего страшного. Это не важно.

— Это очень даже важно, и я обязательно скажу… — Тут она умолкла, поняв, что ничего сказать не сможет. Ведь если сторожившие Райдера часовые получат выволочку, хуже станет только заключенному, а самой Флоренс строго-настрого запретят совать нос куда не следует. — Принести тебе что-нибудь в следующий раз? Лекарства? Бинты?

— Вам вообще не нужно приходить сюда снова.

— Не твое дело указывать, что мне нужно, а чего не нужно делать! — парировала Флоренс, фыркнув совсем не так, как положено воспитанной леди.

— Возражение принято. — Он машинально прижал руку к ране на виске. — Значит, я выбираю свинцовую примочку.

— Что они с тобой сделали? — всполошилась Флоренс.

— Ничего страшного. — Райдер опомнился и отдернул руку. — Пара жалких синяков и царапин, вот и все.

Флоренс гневно сжала губы. Внутри у нее все кипело при мысли о том, что Райдера могли пытать едва ли не у нее под носом.

— Нет, — заверил он. — Это не то, что вы подумали. И случилось не здесь. Когда меня приволокли связанным в форт, эти синяки уже были.

— Ты дрался, когда тебя схватили?

Райдер ответил не сразу, обдумывая, что он может, а что не может рассказать своей приятельнице.

— До вас наверняка дошли слухи, что в общей драке я не участвовал, — неуверенно начал он.

Флоренс поникла, тяжко опершись на трость.

— Значит, это правда, — разочарованно протянула она. — Ты был с нею, когда на отряд напали.

— Был.

— Почему?

О том, что Райдер удивился, говорило лишь то, что он едва заметно прищурил свои холодные глаза.

— Разве вам не сообщили и эту подробность? — ответил он вопросом на вопрос.

От Флоренс не укрылась прозвучавшая в его голосе издевка. Старуха грозно стукнула тростью, но только выбила лунку в земляном полу.

— Не путай меня с остальными идиотами в этом форту — включая и моего собственного сыночка! А теперь объясни толком, отчего это ты носился с ней как с писаной торбой!

— Мы с лейтенантом Мэттьюсоном пришли к выводу, что ее безопаснее всего будет держать подальше от отряда, — осторожно сказал Райдер. — А потом все пошло наперекос.

— Но почему потребовалось ее отделять от отряда?

— Для ее же пользы. Я чувствовал, что нам угрожает опасность.

— Значит, ты знал о засаде?

Райдер сокрушенно потряс головой. Сейчас объяснить это было еще труднее, чем прежде.

— Нет, — медленно произнес он. — Просто я чуял, что нам угрожает опасность, хотя и не знал толком, какая именно. Ведь поблизости не было никаких следов чихуахуа.

— И все же они напали.

— Так я слышал, — невыразительно ответил он.

— Но не видел ни одного из нападавших?

— Нет, не видел.

Райдеру было известно лишь то, о чем ему рассказали. Отряд потерял половину солдат — их буквально расстреляли на месте. Согласно рапорту, предоставленному генералу младшим лейтенантом Риверсом, индейцы сумели удачно укрыться за скалами. Флоренс это показалось маловероятным.

— Как такое могло случиться? — недоумевала она. — Вы же едва успели выехать из форта. Я знаю тебя, Райдер. При первых же выстрелах ты бы стал пробиваться назад.

Однако как Райдер ни пытался, он не смог вспомнить, ничего, кроме смутного эха одного-единственного выстрела. А потом — бесполезные попытки сдвинуться с места и провал в беспамятство.

— Мисс Гамильтон жаловалась на то, что в ее фляжке протухла вода, — сказал он Флоренс. — И мне пришлось отпить из нее несколько глотков, чтобы доказать обратное. — На его губах промелькнула мрачная ухмылка. — Пожалуй, это последнее, что я помню отчетливо.

— Вода оказалась тухлой?

— Я знаю свою лошадь и могу сказать, что мы отъехали совсем недалеко, прежде чем я расклеился. Мисс Гамильтон помогла мне доехать до укрытия под скалами и позволила там упасть. Когда я снова пришел в себя, меня уже тряс Риверс и требовал указать обратную дорогу в каньон. На протяжении всего пути до форта я почти ничего не соображал.

Тут их беседу прервал заглянувший в дверь часовой.

— У вас осталась лишь пара минут, — предупредил он. — Скоро пора будет гасить огни, и я заберу лампу. — и часовой скрылся за дверью прежде, чем Флоренс успела накинуться на него с ругательствами.

— Похоже, мне самой придется заняться часовыми в этом форту, — прошипела она. — Этому малому явно не хватает хороших манер.

— Не судите его слишком строго. Он не сделал ничего плохого. Ведь это его долг.

— Ты не можешь оставаться таким беспечным, Райдер. — Старуха брезгливо скривила рот. — Опасность слишком велика. И до сих пор ты не повешен лишь потому, что знаком кое с кем из высокопоставленных персон, уверенных, что твоему скальпу можно найти куда более полезное применение, нежели просто использовать в качестве трофея. — Еще бы, попробовали бы только попытаться заткнуть рот Флоренс Гарднер!.. — Ну а теперь не соблаговолишь ли ты поделиться своими соображениями насчет причин, заставивших Анну Лей Гамильтон обвинить тебя в попытке изнасилования?

— Месть?

— Это понимать как вопрос или как ответ? — нетерпеливо уточнила она.

— Я понятия не имею о том, зачем мисс Гамильтон рассказывает свою сказку об изнасиловании всем встречным-поперечным, — пожал плечами Райдер. — Но уверяю вас, что это — сказка от начала и до конца.

— Так я и знала, — удовлетворенно пробурчала Флоренс. — Почему же ты не сказал об этом Джошуа?

— Именно это я ему и сказал.

— Понятно, — удрученно вздохнула она. — Он не поверил.

— И нетрудно понять почему, — усмехнулся Райдер. — У мисс Гамильтон был изрядно потрепанный вид, да к тому же ей поддакивают Риверс и рядовой Карр. — И он снова потер рану на виске. — Она сказала, что оглушила меня камнем, чтобы вырваться.

Флоренс снова фыркнула:

— Судя по тому, что она вытворяла накануне вечером, этого ей хотелось бы меньше всего.

— До тех пор, пока я не доказал, что не интересуюсь ее лестными предложениями.

— Ага! — воскликнула Флоренс, считая, что начинает кое-что понимать. — Так вот почему ты заговорил про месть. Ей подвернулся шанс тебя подставить, и она его не упустила.

— Похоже, что так, — пожал плечами Райдер.

— Она знала, что на отряд в каньоне напали?

— Не уверен. Хотя вполне возможно.

17
{"b":"11273","o":1}