ЛитМир - Электронная Библиотека

— Нет, — честно ответила она.

— Вы здесь гостья?

«Это в родительском-то доме?.. Вряд ли».

— Нет, я не гостья.

— Значит, служанка?

— Нет, — повторила она, награждая его безмятежной улыбкой. — Правда, кое-кто из родни, так же как и вы, ошибался по этому поводу. — И прежде чем он успел придумать следующий вопрос, она поспешила задать свой:

— У вас какое-то дело к Уолкеру Кейну?

— Нет, я не по делу. Просто хотел освежить старую дружбу.

— У Уолкера Кейна полно врагов, — осторожно заметила девушка, не спуская с незнакомца глаз. — Откуда мне знать, что вы — не один из них?

— Ниоткуда.

Это было правдой. Тяжело вздохнув, она все же призналась:

— Уолкер Кейн — мой зять.

Густая темная бровь многозначительно поползла вверх.

— Стало быть, Мэри Шилер приходится вам…

— Сестрой.

— А вы… — он с прищуром всмотрелся в ее лицо, отчего у нее по спине вдруг побежали мурашки, — Мэри Майкл?

На ее лицо вернулась безмятежная улыбка.

— В Денвере, — ответила она, качнув головой.

Незнакомцу показалось, что вода в пруду остывает с катастрофической скоростью.

— Мэри Ренни?

— Прокладывает новый отрезок Северо-Восточной дороги где-то в Скалистых горах. — Теперь уже улыбкой сияли и изумрудные глаза.

— Мэри Маргарет?

Похоже, Уолкер позаботился о том, чтобы в подробностях описать своему другу все их семейство. Она одернула себя, понимая, что нельзя так откровенно потешаться над растерянностью незнакомца.

— Только что окончила женский медицинский колледж в Филадельфии и вернулась домой, в Колорадо.

— Понятно.

Она постаралась дать ему возможность скрыть недоумение, принявшись с преувеличенной тщательностью разглаживать складки своей сорочки.

— Значит, вы — Мэри Френсис, — наконец решил он.

— Верно. — Она не смогла сдержать веселой улыбки.

— Монахиня.

— Монахиня, — призналась она.

Удивительно, но ему снова удалось повернуть ситуацию в свою пользу. Ведь несмотря на то что она стояла на твердой земле и к тому же одетая, незнакомец все равно смотрел на нее сверху вниз.

— Похоже, вам неведом стыд, — произнес он и, развернувшись, поплыл к своему берегу.

Мэри Френсис буквально остолбенела. Прошло немало времени, прежде чем она нашла в себе силы пошевелиться. Ее рука потянулась к лежавшей на камнях одежде как раз в тот момент, когда незнакомец добрался до берега. Будучи уверенной, что в этот миг он не будет оглядываться в ее сторону, девушка решила одеться. Черная одежда изрядно помялась от небрежного обращения, и попытки расправить ее ни к чему не привели. Мэри застегнула тугой крахмальный воротник, а извлеченные из кармана четки повесила на пояс. Она не принесла с собой ни чепца, ни покрывала, и на фоне преувеличенно строгого одеяния ее рыжая шевелюра стала еще более заметной. Девушка торопливо провела по ней руками, стараясь выжать из волос последние капли влаги.

Незнакомец уже застегивал ремень кобуры, когда услыхал голос приближающейся к нему девушки. Он поднял на нее глаза и застыл на месте. Ибо даже глядя на строгое черное платье, он не мог подавить в себе мыслей о скрытых под ним розовых сосках. Девушка стояла перед ним спокойно, с ангельски-невинным видом, а ему нестерпимо хотелось поцеловать ее в нежные губы. Но вот она отступила на шаг, отчего тонкая ткань платья плотно облепила ее стройные ноги. И он тут же вспомнил, как плавно двигалось в воде нагое тело незнакомки.

— Вы слышите меня?

Не в силах отвести от нее глаз, он лишь молча качнул головой.

— Я приглашаю вас позавтракать. Если хотите, пойдемте в дом.

Он был не прочь поесть. Поезд из Вестпойнта приходил в Бейлиборо так рано, что еще ни в одном из салунов и не думали готовить завтрак. И он предпочел пройти пешком пять миль до Гринвилля, чем без толку околачиваться на пустой станции. Теперь он не только проголодался, но и устал.

— Нет, спасибо, — прозвучал его отказ. — Лучше я сразу отправлюсь к Уолкеру.

Она запросто могла бы ответить: «Как вам будет угодно». Господь свидетель, именно так она и собиралась поступить. Однако Мэри показалось, что лучше все же проявить щедрость сейчас, чем сожалеть потом о равнодушии.

— Уолкер и Скай вернулись в Китай, — сказала она. — Они уехали почти сразу после того, как поздравили Мегги с окончанием колледжа. И в усадьбе нет никого, кроме сторожа и его жены. — И девушка не спеша направилась по тропинке через лес к летнему особняку, не заботясь о том, следует ли за ней приятель Уолкера.

Незнакомец настиг ее с удивительной быстротой. Двигался он ловко и бесшумно. Ничего не сказав в ответ на решение последовать за ней, Мэри невольно провела рукой по длинным четкам.

— Меня зовут Маккей, — представился он. — Райдер Маккей.

— Я не слышала, чтобы при мне Уолкер упоминал ваше имя, — коротко кивнув, ответила Мэри, — но ведь мы с ним почти не общались. Очень жаль, что он уехал и не может принять вас сам.

— Вряд ли он стал бы думать так же, — возразил Райдер. — Ведь ему не терпелось вернуться в Китай.

— И моей сестре тоже. Скай любит воображать себя авантюристкой.

— Тогда она нашла себе подходящего мужа.

— Да, — откликнулась Мэри, искоса глянув на собеседника. — Пожалуй, вы правы. — И они замолкли на некоторое время, шагая в тени густых сосен, дубов и гикори.

Тропинка становилась все круче, и Мэри приподняла подол. Райдер увидел, что она идет босиком и ее не пугают осколки камня, лежащие на тропинке.

— Как вы оказались возле заводи? — поинтересовалась она, одолев подъем. Их взорам предстал летний особняк, возвышавшийся посреди лужайки, покрытой чудесными цветами. — Если вы решили, что Уолкер живет в этом доме, то почему не зашли?

— Было еще слишком рано. Я увидел, что все еще спят, и решил подождать.

— Но как вы нашли пруд?

— Я чуял воду.

— Чуяли?.. Но ведь…

Но Райдер резко дернул плечом, оборвав дальнейшие расспросы. Были вещи, которые он был не в состоянии объяснить, а Мэри — осознать. Возможно, ее удивило, отчего бы это ему не пойти прямо к реке — видимо, так получилось из-за особого запаха, исходящего от того места, которое она именовала прудом, а он — заводью.

Мэри послушно замолкла. К тому же они уже подошли к дому, гостеприимно сверкающему чистыми окнами. Возле заднего крыльца она задержалась, чтобы вытереть ноги о коврик и обуться в легкие кожаные шлепанцы. Подхватив корзинку со свежей малиной, она показала ее Райдеру и заметила:

— Я уже давно проснулась. Просто меня не было дома.

— Понятно, — ответил он, почему-то чувствуя себя неловко.

Мэри с большим трудом заставила себя не отводить взгляд.

— Я сожалею о том, что случилось возле пруда, — выпалила она торопливо, боясь передумать. — Надо было сказать вам с самого начала. Я понимаю, что тогда все было бы по-иному.

Глаза его блеснули.

— Так почему же вы молчали? — спросил он немного резко.

Мэри предпочла не отвечать. Ей вовсе не хотелось заниматься сейчас самокопанием — а иначе нельзя бы было ответить на его вопрос искренне.

Она молча провела Райдера на кухню. Та оказалась светлой и просторной. Посередине стоял прямоугольный деревянный стол. Кастрюли, сковородки и прочие принадлежности аккуратно висели на металлических крючьях, вбитых в стену на всю высоту от пола до потолка. Кто-то из сестер — Мэри уже и не припомнит, которая именно, — окрестил эту конструкцию кастрюльной люстрой.

— Как вы относитесь к блинчикам? — спросила она, снимая одну из чугунных сковородок.

Райдер согласно кивнул и осмотрелся, стараясь придумать для себя какое-нибудь занятие. Столь щедрое гостеприимство его смущало. Для Райдера Маккея подобный прием был непривычен. Его нечасто приглашали в чужие дома, да еще при таком необычном стечении обстоятельств.

— Да вы присаживайтесь, — предложила Мэри, махнув в сторону расставленных вокруг стола стульев. — Или вы предпочли бы позавтракать в столовой? Если хотите, подождите в гостиной, пока я накрою на стол.

3
{"b":"11273","o":1}