ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Ведьма по наследству
Харизма. Как выстроить раппорт, нравиться людям и производить незабываемое впечатление
Агрессор
Как говорить, чтобы дети слушали, и как слушать, чтобы дети говорили
Девушка из кофейни
Создавая бестселлер. Шаг за шагом к захватывающему сюжету, сильной сцене и цельной композиции
Рыбак
Мерзкие дела на Норт-Гансон-стрит
Соблазни меня нежно

— Молодчина Фло! Обо всем подумала.

Мэри не попыталась достать лекарство и не подумала благодарить генеральскую мамашу — судя по всему, бабуля оказалась замешана в этом деле по самые уши.

— Могу я получить назад мыло? — спросила она.

Райдер протянул ей скользкий обмылок.

— Вы уверены, что справитесь сами?

— Да, — поспешно кивнула она, — конечно.

И тут Мэри увидела, как дрогнула непроницаемая маска, как на суровом лице промелькнула тень раскаяния. Оказывается, для него не существовало никакого «конечно». Райдер вернулся сюда именно потому, что испугался за Мэри. Она хотела сказать, что надо было думать об этом раньше — до того как он силой принудил ее ехать за собой. Но Райдер уже успел подхватить свой факел и скрыться в глубине коридора. Девушка осмотрела пещеру и успокоилась: у нее остается масса иных возможностей. Вид стоявших в углу винтовок вызвал у нее легкую улыбку. Возможности есть всегда — надо только суметь ими воспользоваться.

Райдер прислонил факел к скале и не спеша наполнил ведро свежей водой из источника, напился из ковша и отложил его в сторону. Он даст Мэри не больше десяти минут на мытье и вернется. Вода слишком холодная, и оставаться в ней дольше небезопасно. Девушка и так сильно ослабла до предела.

Райдер все еще чувствовал то место между лопаток, куда угодил кусок мыла. Ее выдержка не бесконечна. А когда она сорвется — остается лишь гадать, какими способами ей придет в голову избавляться от него, Райдера. Надо постараться убедить ее, что одной ей из пещеры ни за что не выбраться. Иначе ему не даст покоя страх, что она попытается бежать, заблудится и умрет.

Он старательно обдумывал свои доводы, мысленно повторяя их на все лады, прежде чем высказать вслух. На исходе десятой минуты он поднял факел и направился обратно.

Вся его столь старательно подготовленная речь оказалась ненужной. Мэри Френсис, кое-как прикрытая одеялом, встречала его у самого входа в пещеру сиянием белозубой улыбки. Она многозначительно молчала.

Дуло винтовки, направленное Райдеру в грудь, говорило само за себя.

Глава 6

— Я знаю, как с ней обращаться, — предупредила Мэри, слегка приподняв ствол.

— Это немаловажная новость, — кивнул Райдер. — Благодарю.

Злорадство, пылавшее в ее изумрудных очах, слегка поблекло, ибо она уловила в его голосе издевку.

— Тогда примите к сведению еще и то, — добавила она, — что я непременно пущу ее в ход.

— Я далек от мысли, что вы взялись за нее с иною целью.

— Можете опустить факел, — смилостивилась она, поскольку на сей раз не усомнилась в его серьезности. — Ведро тоже. Теперь будьте добры избавиться от револьвера. — Ее глаза внимательно следили за каждым его движением. — Вытащите его из-за пояса, положите на пол и подтолкните ногой ко мне.

Райдер опустил факел и ведро на пол. Потом медленно вытащил свой «кольт». Ему хватило предусмотрительности ничем не вспугнуть Мэри: винтовка системы Генри имела слишком стремительный спуск. Мэри плохо владеет собой, и даже легкого касания пальца может оказаться достаточно, чтобы прозвучал выстрел. Райдер понимал, что вряд ли Мэри и в самом деле собирается прикончить его на месте. Ведь без него девушка скорее всего останется в пещере навсегда. Но даже если ей повезет и она выберется наружу — остается еще путь через горы. А там у нее будет еще гораздо меньше шансов выжить. Райдер положил «кольт» на гладкий пол пещеры и подтолкнул его в сторону Мэри.

— Что теперь?

Мэри выразительно кивнула в тот угол, где стояли кресла.

— Можете присесть, — ответила она. — Куда угодно.

Он выбрал табурет. Мэри прошла за ним, но не села. Райдер следил за тем, как она держит винтовку: ослабевшие руки явно устали от такой тяжести.

— Ваше одеяло вот-вот упадет.

— Меня так просто не провести, — покачала она головой.

— Ладно. — Он скользнул глазами по ее груди. — Только не обессудьте, если я позволю себе наслаждаться открывшимся видом.

Мэри едва не нажала на курок, разгневанная возмутительным спокойствием Райдера.

— Где мы находимся? — спросила она.

— Чтобы получить ответ, вам вовсе не обязательно грозить мне винтовкой.

— Как раз наоборот. Я, между прочим, до сих пор еще его не получила!

— Это — пещера Заблудших Душ.

«Весьма подходящее название», — подумала Мэри.

— Значит, это кладбище?

— Было когда-то. Однако им не пользовались вот уже несколько веков. В дальних туннелях все еще лежат человеческие останки. И апачи считают это место проклятым.

— И особенно чихуахуа?

— Да.

— Но это значит, что все знают про пещеру.

— Она обозначена во всех геологических описаниях этого района, — пожал плечами Райдер.

Мэри показалось, что она сейчас сойдет с ума. А Райдер между тем продолжал пялиться на ее грудь. Девушке ужасно хотелось опустить глаза, чтобы знать точно, насколько сползло одеяло, но она поборола это желание. Плотное, тяжелое, слегка колющее кожу одеяло прикрывало еще достаточно места — разве что Райдер способен видеть сквозь сукно.

— Поисковая партия догадается заглянуть сюда?

— Большую часть ночи мы потратили на то, чтобы оставить им ложный след. Не думаю, что они полезут именно сюда.

— Понятно.

— А если даже и полезут — весьма сомнительно, что сумеют разыскать эту пещеру.

Мэри едва не расхвасталась про своего зятя. Ведь Джаррет Салливан, прежде чем женился на Ренни, был профессиональным охотником. Она подавила вспышку злорадства и сказала:

— В армии разведчики не хуже, чем вы.

— О, они намного искуснее меня, — кивнул Райдер. — Вот только в форту Союза все до одного разведчики — апачи.

— А значит?

— А значит, если им удастся взять след, они приведут солдат к Заблудшим Душам, но внутрь не сунутся ни за что.

— Потому что это проклятое место?

— Апачи ужасно суеверны во всем, что касается смерти, и жутко боятся ее, — кивнул Райдер. — Они не посмеют сюда войти.

— Но вы же вошли.

— Я не апачи. — На сей раз Райдер поднял глаза и открыто посмотрел на Мэри.

— Даже наполовину? — Мэри стало неловко под обжигающе-холодным взглядом светло-серых глаз.

— Даже на четверть — если говорить о крови. Даже ни на одну восьмую. Я кельт[8] по отцу и француз по матери. И это на протяжении многих поколений. Мои родители родились и выросли на берегах Огайо.

Мэри устало переминалась с ноги на ногу. Увы, винтовка оказалась слишком тяжела для ее ослабевших рук. Этот человек являл для нее сплошную загадку: отвечая на один вопрос, он порождал десяток других, и это не могло ее не утомлять. Мэри пришлось отступить за большое кресло: его высокая резная спинка послужила опорой для винтовки и дала возможность расслабить руки. А кроме того, она служила надежным укрытием. Теперь если одеяло и правда упадет — об этом узнает только она сама.

— Все в форту уверены, что вы друг чихуахуа.

— Ничего удивительного, тем паче что это правда. И вы пришли к выводу, что я должен быть непременно одним из них?

— Я… я не знаю. Просто мне казалось, что так можно объяснить многие ваши поступки.

Лицо Райдера оставалось неподвижным — разве что на Щеке едва заметно забилась жилка.

— А что вам известно про мои поступки?

— Вы похитили меня…

Но Райдер перебил ее и язвительно спросил:

— Что вы могли знать про мои поступки — до того как явились ко мне на свидание?

— Мне казалось, что вы человек чести. И я вполне допускаю, что вы по-прежнему честны, вот только не могу понять — по отношению к кому именно. Если набег на каньон Колтера — дело ваших рук, то, может быть, чтобы сохранить верность друзьям, вы изменили своей стране…

— Насколько я помню, кто-то обещал мне добровольную помощь, по первой же просьбе. Если вы полагаете, что я участвовал в набеге, то не будет ли это означать, что и вы изменили своей стране?

вернуться

8

Потомки кельтов — ирландцы и шотландцы.

30
{"b":"11273","o":1}