ЛитМир - Электронная Библиотека

Но вот Райдер нашел в себе силы опустить ее на землю и отстраниться. Он задыхался, в ушах у него стоял страшный шум. Ночь готова была накинуть покров темноты на молодую пару — но не о таком мечтал Райдер для своей невесты.

— Я должен отвести тебя обратно в пещеру, — хрипло прошептал он, стараясь овладеть собою. Его руки неохотно вернулись к ней на талию. Мэри все еще тянулась к нему, а нежные губы словно светились во мраке. Чувствуя их вкус у себя на языке, он пробормотал:

— Здесь не место для нас.

— Здесь нам грозит опасность?

— Возможно.

— Ох, — вырвалось у Мэри, не желавшей никуда двигаться. Она все еще не пришла в себя после прерванных объятий. Ее груди горели от возбуждения, соски напряглись и болезненно ныли. Руки безвольно скользнули вниз, и она не нашла им лучшего применения, чем обхватить себя за плечи. Однако это было лишь видимостью защиты — Мэри тут же пробрало до костей ночным холодом.

Райдер заботливо поправил теплую рубашку у нее на плечах:

— Зимой в пустыне случаются очень сильные перепады тепла и холода.

— Их не трудно перенести, — чуть слышно прошептала она. — Мне гораздо труднее переносить, когда такие вещи случаются с людьми.

Райдер подумал, что лучше бы ему этого не слышать. Ничего не оставалось, как постараться скрыть следы их остановки и продолжить путь. Ему показалось, что теперь Мэри гораздо более ловко карабкается вверх по тропе. Движет ли ею разбуженное желание или решимость довести дело до конца? Скорее всего и то и другое.

К разведчику вернулось чудесное чувство предвкушения, и на этот раз он обрадовался ему всей душой. Впереди мелькала легкая фигурка Мэри, изящно и бесшумно двигавшаяся по тропе, — казалось, она продолжала танцевать праздничный танец. Райдера завораживало то мелькание маленькой ножки, выглянувшей из-под края платья, то блеск серебряных подвесок, позванивавших на нежной шее. Он жадно пожирал глазами легкий силуэт, а когда Мэри оглядывалась через плечо, ему всякий раз хотелось позабыть о благоразумии и взять ее не сходя с места, под ближайшей сосной.

Прошел не один час, пока они добрались наконец до пещеры. Волны страсти то накатывали на них, то отступали. Дружески протянутая для поддержки рука вдруг становилась обжигающей, ноги отказывались идти, и в хриплых словах благодарности слышались иные клятвы и обещания.

Мэри торопилась поскорее оказаться внутри пещеры, но Райдер подхватил ее на руки и перенес через созданный природой порог. Она оценила значение этого жеста. И все еще улыбалась, когда он зажег лампу и обратился к ней. Погладив завитки волос у нее на виске, он заглянул ей в самую душу и спросил:

— Ты имеешь представление о том, что должна сделать?

— Нет, — прошептала Мэри, став серьезной. Закинув руки ему на плечи, она привстала на цыпочки и добавила:

— Но я смею надеяться, что ты покажешь мне это.

Глава 9

Райдер поцеловал ее в лоб и отстранился, стараясь не обращать внимания на подставленный для поцелуя рот.

— Если я сейчас тебя поцелую, мы так и застрянем здесь, — сказал он.

Судя по всему, Мэри это мало волновало. Лукавая усмешка слегка скривила полные губки. Райдер не смог удержаться от вздоха:

— У тебя слишком хорошо это получается.

— Значит, все в порядке, — заулыбалась Мэри и покорно повернулась к нему спиной. — Можешь теперь завязать мне глаза.

Рука Райдера потянулась к повязке на голове и бессильно упала. Вместо этого он поднял повыше лампу и нежно погладил Мэри со словами:

— Не сейчас. Идем. Я покажу тебе дорогу.

Мэри тут же засомневалась, хочет ли она этого. Ведь если Райдер покажет ей дорогу, она больше не будет пленницей и сможет покидать пещеру по собственному желанию. В таком случае проявленное им доверие превращалось скорее в обузу. И тут же она вспомнила его предостережения о трудностях обратного пути. Куда она пойдет? Ведь Мэри не имеет ни малейшего представление о том, в каком направлении находится форт и насколько он удален от гор. Выбравшись из глубины пещеры на Божий свет, она преодолеет лишь малую часть пути. У нее появилось чувство, будто ей разъяснили принцип действия замка, но не дали к нему ключ.

Райдеру были понятны ее колебания. Он положил ладонь ей на талию и спросил:

— Ты все обдумала?

— По-моему, да, — кивнула Мэри.

— Хорошо. — И он легонько подтолкнул ее вперед. — Я вовсе не предлагаю тебе немедленно сбежать.

Тайна подземных переходов заключалась в том, чтобы знать, что именно нужно высматривать. Метки имелись повсюду, они были одинаковые… и все-таки разные. Нужное направление повсюду указывала прямая линия. Только она могла быть обозначена несколькими выложенными в ряд камешками на одной развилке, или царапиной на другой, или скрытой в расщелине меткой на третьей. Кружки обозначали, что путь выбран неверно, а косые черты — опасные ответвления туннеля. Райдер обратил внимание Мэри на то, что полость, служившая приютом для летучих мышей, обозначена именно косыми чертами.

— Откуда мне было знать? — прошептала Мэри, разглядывая едва заметные царапины над входом в туннель.

— Неоткуда. Как и всем прочим. Джо Панама сделал пометки, чтобы они служили только ему, а потом — мне. Для посторонних их смысл должен быть скрыт. — Он погладил ее по щеке и ответил на обращенный к нему вопросительный взгляд:

— Потому что в данный момент ты — самая большая опасность, укрытая в этой пещере. — С этими словами он повлек ее дальше.

Оказавшись в знакомой пещере, Мэри испытала скорее возбуждение, нежели испуг. Пока она снимала теплую рубашку Райдера, он зажег еще одну лампу и поместил ее над каменным ложем:

— Я хочу видеть тебя.

Мэри слегка растерялась от неожиданности.

— Ты все еще слишком далеко, — добавил он.

Только тут до нее дошло, что она не сдвинулась с места и стоит там, где ее оставил Райдер, — у входа в пещеру. Как будто до сих пор не решила, бежать ей прочь или остаться.

— Стесняешься? — спросил он.

Впервые в жизни услышав подобное обвинение, Мэри пристально уставилась в его лицо, стараясь понять, шутка это или нет.

— Иди сюда, Мэри.

Она не смогла отказаться, особенно услыхав этот нежный, мягкий голос, в котором сквозило желание, ничем иным не проявлявшееся доселе.

Райдеру показалось, что, когда Мэри пересекала пещеру, приближаясь к нему, от ее фигуры исходило сияние, словно она двигалась под струями водопада. Серебряные подвески покачивались и мерцали в свете ламп, когда девушка застыла в шаге от него. Прекрасные зеленые глаза блестели, а расширенные зрачки напоминали полированные кусочки оникса. Милое лицо запрокинулось к нему, и желание придало его чертам слегка тревожное и настороженное выражение.

Прикоснувшись к шелковистым завиткам на девичьем виске, Райдер залюбовался игрой сотни оттенков рыжего цвета. Он погладил Мэри по щеке, и она доверчиво прижалась к его ладони, а потом несмело прижала губы к загрубевшей коже. От этой едва осязаемой ласки горячая волна прокатилась по всему его телу. Райдер наклонился, поцеловал сомкнутые веки Мэри и припал к ее губам.

Он упивался их вкусом, их нежностью, он наслаждался тем, с каким трепетом девушка отвечает на дразнящие движения его языка. Ее губы раскрылись, она старалась делать то же, что и он, все сильнее разжигая его и разгораясь сама.

Райдер опустился на каменное ложе так, что Мэри оказалась между его колен и послушно позволила обнять себя, не прерывая поцелуя, становящегося все более страстным и жгучим, все более настойчивым и требовательным.

Казалось, он выпил у нее из груди весь воздух, вынуждая дышать вместе с собою. Поцелуй породил в душе Мэри целую бурю новых ощущений. Она распахнулась перед ним так, как не раскрывалась перед кем-либо прежде. С пугающей неизбежностью ей казалось, что он вот-вот должен узнать про нее нечто такое, что прежде было неведомо ей самой.

Что-то невообразимое творилось не только с ее дыханием, но и с ее сердцем, которое то замирало, то начинало колотиться, как бешеное, и Райдер не мог не почувствовать это, когда приник губами к ямке над ключицей. Она едва не задохнулась, когда его язык коснулся тонкой кожи.

47
{"b":"11273","o":1}