ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Дама сердца
GET FEEDBACK. Как негативные отзывы сделают ваш продукт лидером рынка
Искушение архангела Гройса
Бородино: Стоять и умирать!
Жизнь без комплексов, страхов и тревожности. Как обрести уверенность в себе и поднять самооценку
Шифр Уколовой. Мощный отдел продаж и рост выручки в два раза
Взлеты и падения государств. Силы перемен в посткризисном мире
Разрушенный дворец
Дурдом с мезонином

— Я не собираюсь спорить об этом, Мэри.

— Хорошо. — Она пожала плечами и взялась за очередной бинт. — Я тоже не хочу спорить.

Джаррет догадался, что отказ от спора вовсе не означает, что они пришли к одинаковому решению.

— Твой отец, твоя мать, вся семья ожидает, что я разыщу тебя и привезу с собой.

— Я в этом не сомневаюсь. Значит, тебе ничего не остается, как солгать им. Скажи, что не смог меня найти.

— Да не смогу я этого сделать, Мэри. — Он отчаянно потряс головой и запустил пятерню в волосы. — Они же с ума сходят. И есть отчего. Вряд ли им стало спокойнее на душе оттого, что ты осталась в компании Райдера Маккея. Нет, у меня не хватит духу сделать вид, что я не нашел тебя. Твои родители, твои сестры — никто из них такого свинства не заслужил!

Нетерпеливо кивнув в знак согласия с его доводами, девушка предложила:

— Ну так давай придумаем что-нибудь правдоподобное, такое, что смогло бы их успокоить.

— Они успокоятся только тогда, когда ты вернешься в форт Союза.

— Нет, — звонко ответила она, упрямо задрав подбородок. — Этому не бывать. Не сейчас. Не без Райдера. — Она широко раскрыла глаза, осененная ужасной догадкой:

— Ты ведь не собираешься утащить его с собой, правда? Ты не стал бы помогать мне ухаживать за ним только для того, чтобы увидеть его не виселице?!

Джаррет на какую-то долю секунды замешкался с ответом — и этого оказалось достаточно, чтобы ему в лицо угодил тугой комок мокрой тряпки.

— Отвечай же, черт тебя дери! — рявкнула Мэри, вскакивая на ноги. — Значит, ты собрался захватить Райдера и приволочь его в форт Союза и думал об этом все время, пока служил здесь на побегушках?

— Да послушай ты! — не выдержал Джаррет, вскочив на ноги. Его громкий голос говорил о том, что молодой человек владеет собой не намного лучше, чем Мэри. — За Райдером и без того гоняется толпа народу. Мне вовсе ни к чему марать свои руки ради того, чтобы его рано или поздно схватили. Ты понимаешь, что я говорю. Это неизбежно. Твой отец назначил награду за его голову — независимо от того, найдут при этом тебя или нет. То есть за него — мертвого или живого — можно отхватить целое состояние. — Джаррет следил за тем, как бледнеет Мэри, каким бешеным пламенем горят ее огромные зеленые глаза. — Вероятнее всего, эти денежки достанутся разведчику тонто, у которого и без того на Райдера имеется зуб. Я уже сообщил об этом Райдеру — и тем самым сделал более чем огромное одолжение. Я напал на ваш след благодаря случаю, и как скоро то же самое сделает Розарио — лишь вопрос времени!

Мэри не могла скрыть испытанного ею облегчения и в ответ на недоуменный взгляд зятя пояснила:

— Ты ничего не понял. Какой бы ненавистью ни пылали тонто и чихуахуа, они все были и остаются апачами. Этот твой расчудесный разведчик побоится сунуться сюда — иначе он рискует навлечь на себя гнев потревоженных предков обоих племен!

Джаррет удивленно охнул. Дело принимало новый оборот.

— Здесь были усыпальницы? — спросил он.

— Мы с Райдером здесь в безопасности, — кивнула Мэри. — Если бы я стерла следы крови по пути сюда, то даже тебе не удалось бы пробраться до нашего убежища.

Охотник не мог не признать: ее слова не лишены смысла. Он уселся на подлокотник большого кресла и задумался.

— По-моему, в планы Райдера не входит оставаться здесь навсегда, — наконец промолвил он. — А снаружи его будет поджидать Розарио. Или кто-то другой.

— Значит, на тебе остается обязанность скрыть следы, ведущие к пещере. А еще лучше — пустить их в ложном направлении, — с энтузиазмом заключила Мэри. — Ведь ты сумеешь это сделать.

— С какой стати?

— Да хотя бы ради меня! — Она едва не топнула ногой от гнева. — Хотя бы потому, что я тебя прошу. Если моя судьба тебе не безразлична, то не позволяй армейским разведчикам найти нас слишком скоро!

— Мне казалось, мы говорили о поимке Райдера!

— Это одно и то же. Найдут его — найдут и меня. Я никуда с тобой не пойду, Джаррет! Я решила это давно и остаюсь с ним.

— Боже мой, Мэри! Да что ты говоришь…

— Он невиновен. — В ее голосе ясно слышалась мольба. Мэри так хотела, чтобы Джаррет поверил в то, во что верила она сама! — Он никак не замешан в набеге на каньон Колтера. Если он и сослужил там кому-то службу, то только как козел отпущения!

Джаррет покосился в сторону Райдера, все еще спавшего под грудой наваленных на него одеял, и ехидно спросил:

— Это он сам тебе сказал? Что его подставили?

— Нет, — с отчаянием возразила она, — это я сказала, что его подставили!

— Мэри, да ведь он отвечал за все детали перевозки золота! И сам отбирал для патруля людей — кроме нескольких новобранцев! Об истинной цели конвоя знало лишь несколько высших чинов, и именно Райдер нес за него ответственность. Если и этого тебе мало, то подумай хотя бы о его родне среди чихуахуа. Его приемный отец, некий Наич, является родным братом Джеронимо!

Мэри была неприятно поражена столь подробной информацией, которой располагал Джаррет и, по большей части, не располагала она сама. Но даже это не поколебало ее уверенности.

— Тем легче было все свалить на Райдера! — заявила она. — Если против него и так работало общественное мнение — тем надежнее его фигура отвлечет следователей от истинных преступников.

— Коими являются?.. — Джаррет выжидательно умолк и иронически вскинул бровь.

— Я и сама не знаю кто, — неохотно призналась Мэри. — Именно это я и собираюсь поскорее выяснить. Поэтому я не желаю возвращаться с тобою в форт.

— И это единственная причина? — подозрительно уточнил он.

— Это единственная причина, о которой мне угодно поставить тебя в известность, — едко проговорила Мэри. — Я вернусь в форт Союза только вместе с Райдером, когда его имя будет отмыто от грязи. И не ранее — по крайней мере покуда останусь жива.

— На мой взгляд, ты перегнула палку, — закатил глаза Джаррет.

— Извини, так уж вышло, — смутилась она.

— Ну, ладно, значит, ты отказываешься вернуться со мной, — досадливо вздохнул он. — И я понятия не имею, как смогу отделаться от твоей семейки. Им ведь придется что-то рассказать. Господь свидетель, они уже готовятся к худшему!

— К моей смерти?

— К тому, что ты замешана в бегстве Райдера.

— Замешана? — удивилась Мэри. — Как они это себе представляют?

— Они представляли это себе с самого начала. Всем нам известно, что вы познакомились еще до того, как ты появилась в форту. Флоренс Гарднер подкинула твоей матери этот лакомый кусочек. — Видя, что Мэри не собирается его опровергать, Джаррет продолжил:

— Ты ведь и при мне обмолвилась про Райдера Маккея еще до того, как мы добрались до форта.

Мэри задумчиво кивнула. Все шло именно так, как предсказал Райдер. Необычные обстоятельства из первой встречи дали почву для подозрений насчет бегства из форта.

— Общеизвестным фактом является то, что ты сама заявилась к нему в камеру, да еще в монашеском платье. Генерал Гарднер уверен, что именно ты составила и претворила в жизнь план бегства Райдера. И твоя семья вот-вот готова этому поверить.

Мэри надолго задумалась, уставившись куда-то в пространство. Ей стало вдруг зябко, несмотря на толстую фланелевую рубашку. Обхватив себя за плечи, она испытующе уставилась на зятя:

— Ну значит, тебе придется заставить их поверить в это окончательно.

— Что? — недоверчиво прищурился Джаррет.

— Заставь их поверить в это, — твердо повторила она. — Тогда им станет понятно и все остальное: ты нашел меня, но я отказалась покинуть Райдера до тех пор, пока ему не вернут доброго имени — ради собственного же блага. В конце концов, разве стану я рисковать быть обвиненной властями в содействии побегу, пока не получу доказательств невиновности Райдера?

— Мэри, если я представлю дело таким образом, тебя обязательно обвинят — не важно, виновен Райдер или нет. Твои действия в любом случае являются неповиновением властям, а ты к тому же собираешься признать свою вину.

60
{"b":"11273","o":1}