ЛитМир - Электронная Библиотека

Райдер не сомневался. По его прикидкам, оставалось не более трех дней на то, чтобы раненая нога окончательно зажила. Сейчас подходил к концу второй день, и, встав на ноги, Маккей понял, что поспешил. Каждый шаг отдавал сильной болью. А необходимость ковылять на глазах у Мэри усиливала эту боль вдвойне.

— Злорадство никогда тебя не красило, — съязвил он, кое-как добравшись до кресла-качалки.

— Меньше всего меня волновал мой внешний вид. — В подтверждение своих слов Мэри даже прищелкнула пальцами.

И Райдер понял, что это правда. Она почти никогда не обращала внимания на то, как выглядит. Ей не были свойственны надуманно-изящные позы или отрепетированные выражения лица. Оно поражало своими прекрасными живыми чертами, несмотря на то что почти всегда хранило невозмутимо-невинное выражение. «Нет, пожалуй, все же не всегда оно казалось таким прекрасным, — тут же поправил себя Райдер. — Вот, к примеру, сейчас оно выглядит отвратительно самодовольным».

— Ну ладно. — Он с наслаждением расслабил больную ногу и помассировал рубец от раны. — Что тебе угодно знать?

— Почему она оказалась с тобой?

— Ты хочешь знать, почему она оказалась в составе конвоя или почему оказалась именно со мной?

Мэри скорчила весьма неприятную гримаску и недовольно фыркнула:

— И то и другое!

— Ну раз тебе так неймется… — Его попытка шутить не нашла отклика, и в конце концов до Райдера дошло, что Мэри абсолютно серьезна. Оставалось только гадать, что творится сейчас в ее упрямой головке. Судя по всему, вот уже больше недели она так и этак прокручивает в мозгу те сведения, которыми располагала до сих пор. — Анну Лей взяли в отряд по настоянию ее папаши. Мне показалось, что она так упорно этого добивалась отчасти для того, чтобы похвалиться передо мною своими возможностями. Накануне вечером мы повздорили, и ей приспичило продемонстрировать свое превосходство.

— О чем вы повздорили?

— Она приставала ко мне, тогда как я совершенно ее не хотел. Пришлось обойтись с ней грубо.

— Ты унизил ее? — уточнила Мэри, не очень-то желая вдаваться в детали.

— И она заявила, что поедет с нами, — кивнул он. — Поначалу это выглядело как минутная прихоть, но потом я засомневался, не является ли это частью заранее разработанного плана.

— Почему?

— Ну, видишь ли, отец слишком уж настаивал, чтобы отправить ее с обозом. Он не уступил даже после того, как мы с генералом Гарднером растолковали ему всю опасность ситуации.

— Это по меньшей мере странно, не так ли?

— Анна Лей привыкла всегда поступать по-своему. И по-моему, к этому ее приучил собственный папочка. — Райдер продолжил массировать раненую ногу. — На следующее утро я старался держаться от нее подальше. Но когда я доложил о том, что почувствовал опасность, грозившую отряду, лейтенант сам приказал присмотреть за ней. Она путалась у меня под ногами на всем пути к водоразделу, а под конец заставила остановиться, чтобы попить. Ей, видите ли, приспичило воспользоваться моей фляжкой. Она жаловалась на все лады, что в ее фляжке вода протухла. Я счел это новым тактическим ходом, рассчитанным на то, чтобы привлечь мое внимание. Пришлось обменяться фляжками и отпить из той, которую я взял у Анны, чтобы доказать, что она болтает ерунду.

— А это было не так? — насторожилась Мэри.

— Нет, — просто признался он. — Оказывается, Анна говорила правду. Не знаю, что там было с ее водой, но она полностью вывела меня из строя. Попробуй она отпить хоть глоток — и эта гадость запросто могла ее прикончить.

— Ох, вот уж ни за что не подумаю, что она совершила бы такую глупость, — бесцеремонно заявила Мэри.

— Но откуда бы ей знать, что вода тухлая, если она сама ее не попробовала?

— Да потому, что она сама ее отравила! — заключила Мэри, откинувшись на спинку кресла.

Глава 12

— По-твоему, Анна Лей нарочно отравила воду? — переспросил с недоверием Райдер. — Но с какой стати? Чего она этим добилась?

— Помимо мести?

Райдер утвердительно кивнул.

— Боже мой, — задумчиво пробормотала Мэри. — Я все больше проникаюсь почтением к Анне Лей Гамильтон. Если я права, то она действительно всегда добивается того, чего хочет. — Подавшись вперед, девушка терпеливо пояснила:

— Она отравила свою воду, чтобы все случилось так, как случилось!

— Чтобы создалась возможность обвинить меня в попытке изнасилования?

— Вот! Это и было все время твоей главной ошибкой, — отчаянно затрясла головой Мэри. — Ты слишком однобоко, сквозь призму личных отношений, истолковал мотивы поступков Анны Лей! А что, если предположить наличие другой, более крупной цели?

— Мэри не пришлось ждать долго, Райдер мигом пришел к тем же выводам, что и она. Догадка ярким пламенем вспыхнула в его стальном взоре.

— Точно, — с удовлетворением заключила Мэри. — Она произвела отвлекающий маневр. Ведь никому и в голову не могло прийти, что ей одной удастся отвлечь тебя от выполнения обязанностей по охране отряда. Кто угодно, только не Анна Лей — после вашей стычки накануне. Вот почему она подмешала что-то в свою воду.

— Но она ведь не могла быть уверенной, что я стану ее пить!

Мэри поняла, что именно мужская гордыня до сих пор не позволяла Райдеру внять ее разъяснениям.

— Мне очень жаль, но, по-моему, она вполне могла быть в этом уверена. Анна Лей имела на вооружении тот факт, что ты твердо убежден в ее приверженности ко лжи и интригам. И она воспользовалась этим знанием, когда заставила тебя поверить, что ее жалобы на протухшую воду — тоже ложь. И это сработало!

Райдер рассеянно уставился в пространство. Он старался вспомнить, как много успела вызнать Анна Лей накануне набега на каньон Колтера про его натуру. Он вполне ясно дал ей понять, что не терпит дураков, что не побоится унизить любого, доказывая свою правоту, и что плохо переносит женские капризы. Анне Лей не понадобилось долго ломать голову над тем, как обвести его вокруг пальца. Он был настолько любезен, что сам выстроил ловушку.

— Я сам подставился. — В его усмешке не было и намека на веселье.

— Ну, хоть это и плохое утешение, — улыбнулась Мэри, — ты наверняка не первый мужчина, угодивший в ее сети!

— Это вообще не утешение.

— Но тогда как же насчет всего остального? Я ведь могла и ошибиться.

— Ты только что из кожи вон лезла, доказывая мне одно, а теперь вздумала петь про другое?

— У меня нет доказательств, — возразила она. — Только рассуждения. Это по-прежнему лишь слова, твои слова против ее слов.

— Ну, она-то как раз располагала кое-чем еще, — заметил Райдер. — Анна Лей явилась пред очи разыскивавших ее солдат в растерзанной блузке, с синяками и царапинами. То, что они увидели, говорило в ее пользу. И прекрасно вписывалось в предложенное ею объяснение моего отсутствия во время резни.

— Ты хоть что-нибудь смог вспомнить?

— Почти ничего с того момента, как напился ее воды. Мне сразу стало плохо, а потом я свалился без сознания. И когда пришел в себя, все было кончено. Анна Лей успела уйти обратно, навстречу поисковой партии. Ее обнаружили лейтенант Риверс и рядовой Карр. Они выволокли меня из-под утеса и привязали к седлу.

— Значит, расследование крутилось в основном вокруг того факта, что ты пренебрег своими обязанностями — тогда как тебе препятствовали в их исполнении? Ведь она выставила все именно в таком свете?

— Верно. Анне Лей достаточно было рассказать свою сказку единожды, и та пошла гулять по всему форту.

— Но у тебя должны быть адвокаты.

— Они оказались совершенно никчемными, — горько усмехнулся Райдер. — Ни одному из них и в голову не пришло как следует проверить слова Анны Лей. Да к тому же прокурору удалось разыскать пару солдат, видевших нас вдвоем накануне вечером. — Он замолк, припоминая, как отволок Анну Лей в укромный уголок, как едва не взял ее стоя, прижав к саманной стене казармы, словно обычную шлюху, и в какой ярости она уходила, когда поняла, что в ней не нуждаются. Он представлял, как эта сцена должна была выглядеть в глазах посторонних наблюдателей. Им даже не пришлось лгать. — И их показания окончательно поставили на мне крест, — тихо добавил он.

64
{"b":"11273","o":1}