ЛитМир - Электронная Библиотека

Экипаж тут же отъехал и прокатился в нескольких футах от них. Оказалось, что это наемная карета, по которой невозможно судить, кто именно в ней прибыл.

— Судя по всему, мы не одни увязались следом за Анной Лей и ее отцом, — промолвила Мэри и тут же добавила, подозрительно покосившись на Райдера:

— Да ведь ты этого и ожидал!

— Я заметил экипаж, когда оглянулся назад на повороте, — кивнул Райдер. Взмахнув рукой в сторону особняка, он продолжил:

— Мне надо обязательно заглянуть туда. И я бы хотел, чтобы ты ждала меня здесь.

Даже в темноте можно было без труда различить, как губки Мэри скривились от возмущения.

— Ну ладно, — сдался он, понимая, что практически лишен права выбора. — Но ты пойдешь следом за мной — и как можно тише!

Мэри лихо отсалютовала в ответ.

— Очень смешно, — откликнулся он, и по тону его стало ясно, что это вовсе не так.

Виновато пожав плечами, девушка легонько подтолкнула его в сторону особняка и тенью двинулась следом.

Карету, в которой прибыли Анна Лей с сенатором, уже отогнали на задний двор. Пригнувшись, чтобы укрыться за живой изгородью, Райдер провел Мэри к подъездной дорожке, которую им необходимо было пересечь, чтобы оказаться у парадного. Это было проделано очень быстро, так как лившийся из окон свет мог их выдать. Затаив дыхание, они подкрались к ближайшему освещенному окну, чтобы взглянуть на обитателей особняка.

Маккей жестом приказал Мэри стоять на месте, а сам пригнулся и метнулся к другому краю окна. Сначала он позволил себе лишь мельком заглянуть в него, но и этого было достаточно, чтобы убедиться: в комнате было пусто и они напрасно крались так осторожно.

Мэри от досады позволила себе шумный вздох.

И в следующий момент тихонько вскрикнула, застигнутая врасплох внезапным движением за занавесками и грохотом разбивающейся вазы. Напрасно Райдер бросил на нее разъяренный взгляд — Мэри не увидела его, так как зажмурилась, ожидая, что их вот-вот обнаружат. Она почувствовала, как ее схватили и прижали к себе, — но не обольщалась насчет того, что Райдер хотел ее утешить. Нет, он просто желал иметь ее под рукой, чтобы успеть предотвратить новые возможные оплошности. Его ладонь, готовая в любой момент заглушить визг, располагалась как можно ближе к ее рту.

Шум в комнате возобновился, и, поскольку Маккей не Делал попыток убежать с крыльца, Мэри отважилась чуточку приоткрыть глаза. Жирный пушистый котище сидел на подоконнике и пялился на свое отражение в стекле. Мэри сердито поморщилась, так как поняла, что испуганный ее вздохом кот прыгнул и напугал ее. А коту было явно наплевать на разбитую им вазу и лужу воды на полу. Грациозно потянувшись, он принялся вылизывать лапы.

Отвлекшись на кота, Мэри не замечала появления Анны Лей до тех пор, пока та не подхватила кота и не подняла с подоконника. Если бы не железная хватка Райдера, Мэри тут же подскочила бы на месте и кинулась наутек. До нее не сразу дошло, что Райдер ведет себя так смело, понимая, что из ярко освещенной комнаты невозможно разглядеть ничего из того, что делается снаружи.

Через полупрозрачную тюлевую занавеску можно было различить, как кто-то открыл дверь в комнату. Анна Лей отвернулась от окна, лаская кота.

— Это всего лишь кот, — промолвила она. Голос был приглушен стеклом, но все равно слышен достаточно ясно. — Он разбил вазу. Но папа все равно не проснулся, верно?

Только тут Мэри поняла, что появившаяся в дверном проеме фигура принадлежит не сенатору. Девушка прищурилась, стараясь разглядеть незнакомца получше. Может, это слуга? Или тот недавний гость? И кого бы это могла принимать сенаторская дочка, после того как ее папаша удалился почивать?

Анна Лей потерлась щечкой о пушистую кошачью шерсть и проворковала:

— Неуклюжее животное! — И тут же обратилась к тому, кто стоял в дверях:

— О, я, кажется, слышу папа! Расскажи ему, что случилось, и успокой. Не надо никого будить. Я сама все уберу!

Ответ расслышать не удалось, но, судя по реакции Анны Лей, он ее вполне удовлетворил. Красавица опустила кота, отпихнула его подальше и встала на колени, чтобы собрать осколки вазы и остатки цветов.

Мэри невольно поморщилась от сочувствия, увидав, что Анна Лей поранила пальчик. Собранные было осколки и цветы полетели обратно на пол — Анна Лей занялась своей раной. В следующий момент дверь в комнату широко распахнулась, и на сей раз Мэри услышала загадочный голос — звучный и выразительный мужской бас, слишком самоуверенный, чтобы принадлежать слуге.

Незнакомец приблизился к окну, и бывший настороже Райдер едва успел зажать Мэри рот, так как раньше ее успел опознать этот голос. Голос человека, долго и нудно дававшего ужасные обличительные показания против разведчика на суде. Мэри была знакома с ним лишь мельком, поэтому неудивительно, что, увидев лицо гостя Анны Лей, она его опознала не сразу.

Лейтенант Девис Риверс поспешно пересек просторную библиотеку и встал на колени рядом с Анной Лей. Он наклонился к ней так близко, что его белокурые волосы смешались с золотистыми локонами красавицы, составив некое целое. Внимательно осмотрев царапину, он припал к ней поцелуем. Когда Риверс поднял лицо, на его нижней губе алела капелька крови.

И хотя Райдер поспешно потащил Мэри прочь от окна, она успела разглядеть, как в ответ Анна Лей выразительно облизала собственные губы и кинулась в объятия юному лейтенанту.

Глава 15

В эту ночь сон Маккея был беспокоен. Его тревожили видения того, что случилось в каньоне Колтера, — измученный невероятным переплетением реальности и иллюзий, разведчик всякий раз просыпался на одном и том же месте: Анна Лей Гамильтон нависла над ним и обвиняет в попытке изнасилования, ее поддерживает лейтенант Риверс, а рядовой Карр приготовил веревку, чтобы связать ему руки.

Проснувшись, Райдер не удивился, что проспал допоздна — странно было то, что его не разбудила Мэри. Накануне он не мог не заметить, какую жажду деятельности разбудили в ней открытия, сделанные прошлым вечером. А сия особа не из тех, кто любит тянуть резину. Возвращаясь от особняка Гамильтона, они снова спорили о целесообразности разговора с его дядей. Райдер был к нему не готов, тогда как Мэри непоколебимо стояла на своем.

Потягиваясь, Райдер поднялся с кровати. Он чувствовал себя расслабленным и вялым и сожалел, что поленился улечься этой ночью на полу. Сквозь мутные стекла французской двери он попытался угадать погоду. Небо вроде бы немного расчистилось, и в больших голубых прорехах вот-вот должно было появиться солнце. О прошедшем накануне ливне говорили лишь блестящая от влаги мостовая да гирлянды ледяных капель, скопившихся в щелях балконных перил.

Маккей отвернулся, подумав о том, что было бы неплохо, если бы перемена к лучшему касалась не только погоды. Собираясь умыться, он выглянул в гостиную. Там, под грудой одеял, на диване свернулась калачиком Мэри. Видно, ей тоже не дали спокойно спать мучившие ее кошмары. Райдер поборол возникшее тут же желание вернуть ее в кровать и постарался отвлечься обычными утренними делами: умыванием, одеванием и бритьем. Покончив со всем этим, он снова заглянул в гостиную и увидел, что Мэри по-прежнему спит.

Маккей осторожно приподнял одеяло и обнаружил под ним две подушки и ночную сорочку — но никак не ее хозяйку. Сердито швырнув одеяло на место, он торопливо осмотрел комнату. Может, она просто отправилась позавтракать? Или, как он и подумал вначале, отправилась прямиком к Уилсону Стилвеллу? Не идет ли он на поводу у беспочвенных подозрений?

Не обнаружив ни записки, ни каких-либо иных объяснений отсутствия Мэри, Райдер спустился к Доку Стейнли — девушка могла оставить сообщение и у него. Да, Док подтвердил, что «супруга мистера Маккея вышла из отеля два часа назад, но ничего не велела передать».

— Она даже не задержалась поболтать, — посетовал Док, привычным жестом поправляя очки. — Попросила меня вызвать для нее кеб — и была такова!

82
{"b":"11273","o":1}