ЛитМир - Электронная Библиотека

Возразить на это было нечего. Помня о своем обещании исправиться, он отставил бокал. Действительно, такая мелкая месть вряд ли возместит его утраты — скорее еще больше распалит полыхающий в душе пожар. Райдер встал с кресла, подошел к камину и подбросил дров в огонь, разведенный экономкой. Отряхнув как следует руки, он принялся отдирать усы, парик и бакенбарды, приклеенные Мэри. Сунув это все ей в сумочку, разведчик достал носовой платок, чтобы стереть нарисованные морщины.

Хлопнула парадная дверь, и в передней послышался шум голосов. Вскоре распахнулись боковые двери в гостиную. Экономка ахнула, увидев, как Райдер у камина стирает последние следы грима, а Мэри критически разглядывает свой рыжий парик, держа его в вытянутой руке.

— Все в порядке, миссис Шенаган, — успокоил ее Уил-сон Стилвелл. — Я знаю этих людей. — Он бросил ей на руки шляпу и пальто и добавил, заметив стоявшую на столе бутылку:

— Мне ничего не приносите. Только чистый бокал. Я вижу, племянник успел сделать неплохой выбор. — С этими словами он закрыл за собой двери и вышел на середину гостиной. — Райдер, — приветствовал он Маккея коротким кивком. — Твое появление здесь настолько же невероятно, насколько неожиданно.

— Уилсон, — так же скованно ответил Райдер. Покончив с гримом, он сунул платок обратно в карман и представил:

— Это — Мэри Маккей.

Мэри тем временем суетливо запихивала в сумочку свой роскошный парик. Зардевшись, она как можно более сердечно ответила на сдержанный поклон Уилсона Стилвелла:

— Сенатор, я очень рада с вами познакомиться.

— Маккей? — переспросил Стилвелл, не собираясь проявлять ответную учтивость. — Насколько я знаю, вы одна из… дочерей Джея Мака Великолепного, — закончил он с легкой запинкой.

Мэри тут же прищурилась и надменно задрала нос. Эта манера была ей слишком знакома: обычно к ней прибегали желающие дать понять, что знают о ее незаконном происхождении.

— Она — моя жена, — вмешался Райдер.

— Жена? И когда же это произошло? — И без того мрачная физиономия Уилсона Стилвелла помрачнела еще больше. При этом он умудрялся сохранять любезный и холодный тон, а пронзительный взгляд его голубых глаз вызывал невольный трепет.

— Не имеет значения, — ответила Мэри, выпрямившись во весь рост. — Мы пришли не за тем, чтобы получить ваше благословение или хотя бы одобрение. Мы пришли за помощью. Если вы не в состоянии ее оказать — что ж, мы попусту потратили время. Многие и многие часы.

Колючие голубые глаза изучающе окинули стройную фигурку девушки, застывшую в настороженно-заносчивой позе. Откинув со лба густые темные волосы жестом, почему-то напоминавшим ей жесты Райдера, сенатор произнес более миролюбиво и даже с некоторым уважением:

— А вы весьма похожи на отца. Ну что ж, присядьте. Если я чем-то вас обидел, прошу извинения. — Он оглянулся и спросил:

— А где же миссис Шенаган с моим бокалом? — Но вопрос так и повис в воздухе. Кивнув на недопитое вино в бокале у Райдера, Уилсон обратился к нему:

— Ты выпьешь со мной?

— Поступай как хочешь, — пожал плечами тот.

— Воистину, — как бы про себя заметил Стилвелл. — Уж ты-то точно делаешь именно так. — Опустившись в кресло, где только что сидел Маккей, сенатор продолжил, переведя взгляд с одного гостя на другого:

— Когда ты сбежал, я находился в форту. И даже задержался еще на неделю, на случай, если тебя схватят. Когда же стало ясно, что людям Гарднера это не под силу, я уехал. И хотя я предупреждал генерала, что ты не задержишься в окрестностях форта надолго — то, что ты окажешься здесь, даже я предсказать не смог. — Поднося к тонким сухим губам бокал, Уилсон закончил:

— Пожалуй, я имею право выслушать кое-какие объяснения.

Мэри, затаив дыхание, ждала, что же скажет Райдер. Предъявленное ему требование выглядело вполне резонно. Однако некую странную тревогу вызывало то, как оно было предъявлено. К примеру, Джей Мак на дух не выносил дураков, и то же самое, пожалуй, можно было сказать и про сенатора — но некоторые тонкости в его поведении ставили этих двоих людей по разные стороны пропасти. Ведь Джей Мак никогда не провоцировал собеседника на спор, хотя всегда готов был отстаивать свое мнение. Вряд ли про Уил-сона Стилвелла можно было сказать то же самое.

Мэри вполуха прислушивалась к краткому описанию их приключений, которое дал сенатору Райдер. Она видела, как Стилвелл впитывает информацию и в то же время думает о чем-то своем. Когда появилась экономка с требуемым бокалом, Стилвелл отослал ее нетерпеливым взмахом руки, не отрывая взгляда от Маккея. Судя по его виду, он был крайне заинтересован рассказом племянника, но предпочитал держать свое мнение при себе.

При всем старании Мэри не могла припомнить хотя бы одну политическую карикатуру на сенатора. Его правильное, привлекательное лицо не очень-то вдохновляло карикатуристов. Ни одна его черта не могла привлечь к себе особого внимания — разве что глаза, — а их колючую пронзительность трудно было бы передать в простом черно-белом рисунке.

Ростом Уилсон Стилвелл был ненамного выше среднего, однако его внушительные позы и манеры подчас прибавляли ему пару дюймов в глазах окружающих. О густой каштановой шевелюре вряд ли можно было сказать что-то особенное — кроме разве что благородной седины, украшавшей виски и лоб. Усы и бакенбарды были идеально подстрижены и ухожены. Как и говорил Райдер, в его облике нельзя было заметить никаких намеков на излишества. Хрупкое от природы телосложение благодаря широким плечам могло показаться солидным и внушительным. Сенатор засыпал племянника краткими, но дельными вопросами. Мэри без труда представила, как умело ведет он дебаты на заседаниях сената.

— Итак, вы находитесь в Вашингтоне чуть больше суток, — заключил Стилвелл. Он достал сигару из лакированной шкатулки на боковом столе, провел ею у себя под носом — скорее как дань обычаю, нежели наслаждаясь запахом, — отрезал кончик и прикурил. — И только теперь добрался сюда. — Глубоко затянувшись, он медленно, с видимым удовольствием выпустил дым. — Ты не собираешься объяснить мне причину такой задержки?

Уверенная, что Райдер вот-вот заявит, что, мол, вообще не хотел сюда приходить, Мэри решила вмешаться:

— Мы занимались сбором доказательств, которые хотели бы предоставить вам. Для нас крайне важно убедить вас в невиновности Райдера.

— По-моему, я и сам достаточно хорошо знаю своего племянника!

Мэри тут же обратила внимание на то, что данную фразу нельзя считать ни оправдательной, ни обвинительной. Решив не вдаваться в подробности, она поспешила перейти к сути открытий, сделанных ими в военном департаменте.

— Мы уверены, что теперь можем назвать имя организатора резни в каньоне Колтера! — многозначительно изрекла она. — И ваша помощь в этом деле может оказаться незаменимой.

Одна из густых темно-каштановых бровей Стилвелла недоуменно поползла вверх. Сквозь облако дыма он взглянул на Райдера:

— Это правда? Вы все узнали? И потому явились сюда?

— Да, сэр.

— Ну-ну, — напряженно прищурился сенатор. — Я слушаю. И сядь ты наконец, ради Всего Святого!

Маккей заколебался. Ему не понравился ни приказ, ни тон, каким он был отдан. Только заметив ободряющий взгляд Мэри, он отошел от камина и уселся напротив дяди.

— Мы с Мэри почти весь день провели в военном департаменте, — начал он. — Меня интересовали приказы, рапорты и прочие документы, связанные с фортом Союза, и мы…

— Почему?

— Потому что не успели мы попасть в город, как сразу же столкнулись в двумя солдатами, участвовавшими в конвое золотого запаса, вывозимого через каньон Колтера. — Сенатор был явно удивлен — он даже негромко охнул при этом известии. Райдер продолжил:

— И я заинтересовался, что же стало с остальными.

— И?

— Я не могу сказать точно, что все эти люди теперь в Вашингтоне. Но все они либо отозваны из форта Союза, либо вовсе уволены из армии.

Сенатор так и впился в Райдера взглядом, медленно опустив сигару. Его голос больше напоминал раздраженное рычание, когда он задавал свой вопрос:

85
{"b":"11273","o":1}