ЛитМир - Электронная Библиотека

Усадив даму, сенатор занял свое место во главе просторного стола из орехового дерева. Райдер уселся от него по правую руку. Всякий раз, когда Мэри оборачивалась к нему, не скрывая вопроса в широко распахнутых глазах, он с трудом заставлял себя оставаться невозмутимым.

Сначала подавали устриц, потом картофельный суп-пюре. Все это запивалось новыми порциями «Монтраше». Однако перед тем как приступить к нежнейшему филе окуня, Стилвелл велел подать «Амонтильярдо» и «Роенталь».

Рыбные блюда сменили свежие огурцы и ростбиф, сопровождавшийся новым сортом вина.

— Райдер рассказал о вашей замечательной коллекции вин, — заметила Мэри. Столь роскошно обставленный обед как-то не располагал к серьезным разговорам. И хотя она сгорала от нетерпения поскорее закончить разговор, начатый в гостиной, ей пришлось ждать, следуя примеру Райдера. — То, что мне удалось попробовать, в точности подтверждает его слова.

— Наверняка погреб вашего отца окажется не хуже моего, — вежливо ответил Стилвелл.

— О, я уверена, что это не так, — замотала головой Мэри. — Он любит хорошие вина, однако сам признается, что обладает недостаточным вкусом, чтобы различать отдельные сорта.

— Этому нетрудно научиться, — сказал сенатор, смакуя «Роенталь». — Сочту за честь показать вам свою коллекцию.

— Это я сочту за честь посмотреть на нее.

Последующий обмен ничего не значащими фразами должен был заполнить неловкое молчание. Эта пытка тянулась до тех пор, пока не подали кофе.

Стилвелл извлек из лакированной шкатулки новую сигару и с наслаждением ее закурил. Райдер отказался от сигары.

— Вы так и не объяснили, — начал Уилсон, — что я мог бы для вас сделать. Надеюсь, вам понятно, что недостаточно просто сообщить журналистам имеющиеся у нас факты. Ведь то, что Райдер является моим племянником, неизбежно вызовет подозрения к любым моим попыткам его поддержать. Наверняка Гамильтону удастся предоставить вполне удовлетворительные объяснения устроенным им переводам и назначениям, и мои обвинения окажутся пустыми словами. От этого не будет никакого проку. А кроме того, газеты с большой опаской отнесутся к обвинениям в адрес мисс Гамильтон. Мы не можем выдвигать их без твердых доказательств.

— Мы все понимаем, — согласился Райдер. — И именно поэтому решили, что нам может помочь только признание самого сенатора Гамильтона.

— Его признание? — изумился Стилвелл. — Вы решили, что этот старый трепаный воробей так вот запросто перед вами сознается?

— Не перед нами, — возразила Мэри, — а перед вами.

— Передо мной?! — окончательно растерялся сенатор.

— В нашем присутствии, — добавил Райдер. — И в присутствии еще каких-нибудь людей, питающих к этому делу интерес.

— Ты имеешь в виду репортеров, — подытожил Стилвелл.

— Верно. И еще пары чиновников из военного департамента. Насколько я знаю, генерал Хатчер заслуживает полного доверия и согласится быть свидетелем. Хотя, конечно, ты можешь выбрать кого-то другого. Главное, чтобы это был солидный, уважаемый офицер, который не побоится дать делу ход.

— Погоди, я что-то не понимаю. — Стилвелл с силой потер подбородок. — Ты хочешь, чтобы я выбил из него признание…

— Не выбил, — покачала головой Мэри, — а вызвал на откровенный разговор и выманил обманным маневром.

— В присутствии свидетелей?.. — недоумевал сенатор.

— Нет, — возразил Райдер. — Он не должен знать, что при этом окажутся свидетели. Устрой встречу здесь, в этом доме, в этой комнате, свидетелям будет достаточно укрыться за вот этой дверью, и тогда…

— Это не сработает, — категорически возразил сенатор.

— Ну тогда где-нибудь еще, — вмешалась Мэри. — Вовсе не обязательно встречаться именно здесь.

— Нет, я не это имел в виду. Здесь было бы вполне удобно. Да, это самое подходящее место. Я запросто мог бы это устроить — вот только сам Уоррен Гамильтон не посмеет сунуться сюда. Хотя публика по большей части находится в неведении относительно того, что именно дочь Гамильтона и есть та самая молодая дама, замешанная в происшествии в каньоне Колтера, — и тем не менее старому лису следует быть настороже. Так как осведомленным людям может показаться странным, что Гамильтон заявился сюда. Потому-то он и не примет мое приглашение — напротив, станет еще более подозрительным и осторожным.

— Значит, надо устроить встречу где-нибудь на нейтральной территории, чтобы усыпить его бдительность.

— Вы выбрали себе не ту мишень, — отрезал Стилвелл.

Мэри недоуменно склонила головку набок. Потом покосилась на Райдера и увидела, что тот прищурился, а в глазах его вспыхнул огонек понимания. Он кивнул — сперва неуверенно, а потом более решительно, оценив по достоинству идею своего дяди.

— Ну? — не выдержала затянувшегося неведения Мэри. — О чем это вы оба думаете?

— Он прав, — кивнул Маккей. — Нам нужен не Уоррен Гамильтон. Того, что нам нужно, мы могли бы добиться у Анны Лей!

— Точно, — подтвердил Стилвелл. В его голосе явно слышалась гордость — еще бы, его родной племянник пришел к тому же выводу, что и он, и сполна оценил его мудрость.

— Но как, скажите на милость, мы заставим Анну Лей… — встряла было Мэри.

— Мисс Гамильтон сама явится сюда, — перебил ее сенатор, глубоко затягиваясь сигарой. — Без проблем.

— А почему… — все еще не понимала Мэри.

— Позвольте мне об этом позаботиться. Это можно устроить. Вы можете доверить это мне? — Темные брови надменно поползли вверх, поскольку он не получил немедленного ответа, — и вопросительно поглядел на Маккея.

— Да, — откликнулся тот. — Я верю, что ты это устроишь.

— Да, конечно. — Мэри почувствовала, что допустила бестактность, и тут же покраснела. — Я вовсе не хотела, чтобы вы восприняли это как недоверие… я просто… Ну, удивилась, что ли… Все это… — Она умолкла, поскольку поняла, что сенатору нет до нее никакого дела. Он отсутствующим взглядом уставился куда-то в пространство, погруженный в собственные мысли.

— Да, — негромко произнес Стилвелл, окутываясь новым облаком дыма. — Это можно устроить без особых трудностей. И не только мисс Гамильтон — я полагаю, что мы можем позволить себе пригласить сюда и юного лейтенанта. Так сказать, сшибем одним камнем сразу двух птичек!

Мэри ничуть не удивилась, если бы он сейчас кровожадно облизал губы. Затаив дыхание, она что было силы сжала чашку с кофе, чтобы не выдать дрожь в пальцах.

— Ты упомянул генерала Хатчера, Райдер, — продолжал как ни в чем не бывало Уилсон Стилвелл. — Конечно, я с ним знаком, но не слишком близко. Это позволит ему не занимать ничьей стороны и добиваться правды. Надо еще подумать, кому из репортеров можно доверить подобного рода историю. Пожалуй, Маркусу Эсбьюри. Он подойдет. А еще Дезу Ричардсу. Они из конкурирующих газет, но это нам только на пользу. Тем быстрее наши новости попадут в печать. Надо постараться разыскать аккредитованного здесь репортера «Нью-Йорк кроникл» и заинтересовать его тоже.

— Что как нельзя лучше отвечает нашим требованиям, — заключил Райдер. — Ты согласна? — обратился он к Мэри. Та кивнула, дивясь про себя собственной нерешительности:

— Пожалуй, да. Как скоро все это можно организовать?

Сенатору Стилвеллу не понадобилось сверяться ни с часами, ни с календарем.

— Мне потребуется ровно двадцать четыре часа, — заявил он. — Все актеры будут в сборе. А вам двоим поручается написать сценарий.

Глава 16

— Ты такая спокойная, — заметил Райдер, перебирая шелковистые локоны Мэри. Их золотисто-медные завитки обкручивались вокруг ласковых пальцев. Отросшие пряди уже достигли плеч.

— М-м-м, — промурлыкала она, поуютнее устраиваясь у него в объятиях.

Беглецы отклонили предложение сенатора Стилвелла воспользоваться его гостеприимством и вернулись в гостиницу. Они не пытались говорить о будущем. Да и что, собственно, можно было добавить к тому, что было так старательно обсуждено накануне. Они молча разделись, улеглись в кровать и заснули, погруженные в свои мысли.

88
{"b":"11273","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Мой любимый враг
Мое особое мнение. Записки главного редактора «Эха Москвы»
Твой второй мозг – кишечник. Книга-компас по невидимым связям нашего тела
Поколение Z на работе. Как его понять и найти с ним общий язык
Доказательство жизни после смерти
Книга Джошуа Перла
Укрощение дракона
Сила других. Окружение определяет нас
Осмысление. Сила гуманитарного мышления в эпоху алгоритмов